Серега и его взгляд на бизнес

01.01.2000

Разумеется, знакомство с Серегой не закончилось нашей утренней пробежкой по двадцати кружкам с пивом. Пару дней, впрочем, я его не видел, так как был занят своей писаниной, поэтому не выходил из номера, наслаждаясь морским прокуренным воздухом прямо в помещении. Но на третий день утром, закончив последнюю статью, решил выползти покататься по окрестностям, пригласив с собой жену.

Та обрадовалась, что мы, наконец-то, погуляем, но я поспешил заявить, что гулять намерен только сидя в машине, так как у меня от трехдневного сиденья за компьютером ноги уже отнялись, как у легендарного Илюнчика Муромца. Но жена твердо заявила, что намерена гулять только пешком. Думаете, меня это поставило в тупик? Ничего подобного. Компромисс был найдет в течение двух минут. Жена пошла тихонько по тротуару, рядом медленно ехал на машине я, держа жену за руку. >

Мы так погуляли с полчасика, вызывая живейший интерес у окружающих, особенно когда прогуливались по пляжу, а потом меня отправили в сторону гор, чтобы разведать новые места для шашлыков.

Еду я себе, не торопясь, по дороге, рассматриваю горы и улыбаюсь встречным гаишникам, как вдруг вижу — прямо в лоб мне на страшной скорости несется BMW. А мозг, между прочим, сильно ослаблен компьютером и реакция — просто никакая. Я успел подумать, что хорошо бы резко открыть дверь и упасть в канаву, но сделать ничего не успел, кроме как дать по тормозам. BMW на дикой скорости подлетела ко мне, тормознула так, что содрала метров пять асфальта и остановилась в двух сантиметрах от капота моей Субары.

Из машины вылетел улыбающийся Серега и заорал:
— Леха! Здорово! То-то я смотрю — что за хрен по дороге пылит!

— А… Это… Вот… Тут я… Это… Пылю, понимаешь, — выдавил из себя я, мучительно раздумывая — не завалялся ли где-нибудь в кармане валидол.

— Видал, как я близко затормозил? — похвастался Серега. — Здесь только я так умею. Ну и Тофик. Только он на прошлой неделе забыл, что машину поменял с "Форда" на "Вольво", поэтому ровно на три сантиметра капота не рассчитал. Впрочем, говорят, обе машины недели через две будут как новенькие.

— Понял, — сказал я слабым голосом. — А если бы я на велосипеде ехал, ты бы меня так же приветствовал?

— А то! — обиделся Серега. — Я друзьям всегда готов свое расположение высказать. У нас здесь, знаешь, не принято проезжать мимо и просто сухо кивнуть головой. Здесь тебе, Леха, не Москва.

В этот момент вдали показался огромный "Камаз", груженный щебенкой. Он несся по направлению к нам с огромной скоростью, и я обратил Серегино внимание на то, что мы своими машинами перегородили всю дорогу.

— А, — махнул рукой Серега. — Не трамвай. Объедет. Что мы теперь с тобой — должны все бросить и машины оттаскивать.

"Камаз", между тем, стремительно приближался и вдруг врубил свой кошмарный гудок, от которого у меня уши свернулись в трубочку. Серега заулыбался и помахал "Камазу" рукой.

— Это Васек, — сообщил он. — Хороший парень, хоть и придурок полный.

Мне, между тем, было очень интересно — что станет делать водитель "Камаза". Справа от нас была канава, с которой даже такая большая машина не справится. Слева от дороги шла глухая стена какого-то производства. По моим расчетам, свободного места между Серегиной BMW и стеной даже для легковушки не сильно бы хватило.

"Камаз", впрочем, долго не раздумывал. Продолжая гудеть, он лихо промчался между стеной и Серегиной машиной, даже не сбросив скорость. Только стену процарапал своим бортом и у BMW прижал зеркало к двери.

— Джигит, — восхищенно сказал Серега. — Видал — какой миллиметраж?

— Круто, — согласился я. — А если бы он тебе машину помял?

Лицо Сереги сразу приобрело какое-то хищное выражение.

— Не помял бы, — сказал он спокойно. — Васек знает, что я бы ему тогда этот "Камаз" на уши натянул. Ему проще было весь забор снести, чем мою тачку тронуть.

— Ладно, — сказал я. — А ты чего тут делаешь?

— На производство еду, — ответил Серега. — У меня совместное российско-турецкое предприятие. Вон, видишь — ангар здоровый стоит, а над ним флаги висят? Это производство и есть. С российское стороны — я, с турецкой — пятьдесят турков-рабочих.

— И как они? Хорошо пашут?

— Не то слово, — с гордостью сказал Серега. — Не пьют, не курят и почти не спят. Не работники — золото! Одно только плохо, — тут на его лице появилось выражение озабоченности. — Чай пьют по десять раз в день. Пока чая им не дашь, ни за что работать не будут. Вот такие принципиальные, — и он тяжело вздохнул.

— Ну, Серег, ты еще скажи, что на этом чае разорился, — развеселился я.

— Разорился не разорился, а денег это все стоит. Их же еще кормить надо, — пожаловался Серега, и на его лице появилось выражение какой-то детской обиды. — Я бы не кормил, но они без еды плохо работают, — и он посмотрел на меня с горестным выражением на лице.

— Серег, — осторожно сказал я. — А может, тебе турков каких-то бракованных прислали? Может быть, есть экземпляры, которые перед отъездом на весь месяц подкожные жиры запасают, а потом пашут без всякой дозаправки?

— Вот ты все шутишь, — сказал Серега, — а я этот вопрос выяснял. Все равно кормить приходится.

Тут он внезапно повеселел.

— Хорошо еще, что свинину они не едят. А другого мяса у нас тут нету. А все остальное — вообще не вопрос! Я им завел рядом с ангаром огород, так они после работы там пашут и пропалывают. Ты же знаешь, какой у нас тут климат: по десять урожаев за год собрать можно.

— Так они только своим огородом и питаются? — обалдел я.

— Если бы, — сказал Серега и опять тяжело вздохнул. — Хлеб им приходится покупать. Они без хлеба тоже есть не хотят. Вот привередливые. Впрочем, — Серега опять развеселился, — я им уже в Турции мини-хлебопекарню заказал. Будут во внерабочее время хлеб себе печь. Ну и на продажу, конечно. Все должно в дело идти.

— Да, Серег, — оценил я. — Я смотрю, у тебя тут дело поставлено — как часы.

— А то, — горделиво сказал Серега. — У меня все продумано. И теория есть во всем. Ты мой офис видел?

— Нет еще.

— Это ничего! Я тебя туда как-нибудь на экскурсию свожу. Вот ты, Вован рассказывал, тоже работал начальником каких-то отделов.

— Ага.

— Как ты народ к себе набирал? По каким критериям.

— Ну, — замялся я. — Это на глаз. Тесты всякие даю, собеседование провожу.

— "Тесты всякие провожу, собеседования даю", — передразнил Серега. — Лапоть ты, Леха, московский! Хоть и не дурак. Просто голова у тебя загазована и компьютером переоблученная. Народ надо подбирать очень просто! Вот у меня — никаких тестов и собеседований. Как только человек приходит на работу устраиваться, я сразу вижу — возьму его или не возьму.

— Это по какому критерию? — заинтересовался я. — По роже, что ли?

— Сам ты по роже, — обиделся Серега. — Критерий один: рост. Выше метр семьдесят никого не беру.

Я внимательно посмотрел на Серегину двухметровую фигуру, но предусмотрительно промолчал.

— А ты на меня не смотри, — сказал Серега, ничуть не обидевшись. — Я — начальник. Мне можно. Мозги и у длинных варят. Стратегия там всякая, тактика. И исполнители самые лучшие — низенькие. Знаешь, какие они шустрые. Вон, у меня заместитель — Рафик. Ростом — с сидящую собаку. А работает, как зверь. Только хулиганит много, — Серега опять загрустил. — Представляешь, вчера трахнул клиентку прямо на моем столе! Ну не негодяй?

— Конечно негодяй, — согласился я.

— Во-во, — сказал Серега. — Я ему сразу так и сказал, мол, Рафик, какого черта ты на столе начальника подобными непотребствами занимаешься и все бумаги измял? У тебя что — своего стола нет? Если узкий — купим пошире, а на моем столе — не сметь!

— Да, уж, — сказал я. — За всеми глаз да глаз нужен.

— Ага, — согласился Серега. — Без воспитательной работы — никак. Ладно, Лех, заговорился я с тобой, а мне пора турков чаем поить. Я, кстати, тоже с ними пристрастился чай пить. И знаешь, — похвастался он, — я как Суворов. Никакой поблажки командованию. С турками пью тот же чай, что им и покупаю. Правда, — поспешил добавить он, — в офисе у меня, конечно, нормальная пачка лежит.

— Мудро, — похвалил я. — Ну ладно. Поеду я место для шашлыка искать, а ты своим туркам привет передавай.

— Ага, — сказал Серега. — Я позже освобожусь и тебя в гору свожу к трехсотлетнему дубу. Там знаешь как душой отдыхаешь? Поедешь?

— Конечно, поеду, — ответил я.

— Ты не думай, — сказал Серега, — мы можем там даже и не пить, — и посмотрел на меня с тревожным выражением лица.

— А почему бы и не выпить на природе? — спросил я.

— Действительно, — сказал Серега, сразу успокоившись. — Нужно уметь гармонично отдыхать. Ладно, шуруй, я тебе позвоню вечерком. Договорились?

— Договорились.

— Счастливо.

— Пока.

***

Комментарии 0