Выступление по случаю дня космонавтики

Сегодня - светлый день. День Космонавтики. Для российского народа этот праздник особенно ценен. Вероятно, ни в одной другой стране граждане и их дети не проявляли такого пристального интереса к данной отрасли науки. И это объясняется вовсе не простым человеческим любопытством к чему-то новому и неизведанному. Подобный интерес санкционировался Партией и Правительством, которые заставляли простой народ интересоваться космонавтикой с младых ногтей. Вы же все прекрасно помните классический ответ любого мальчишки застойных времен на стандартный идиотский вопрос: "Мальчик! А ты кем хочешь стать?". Не дай Бог юному дитяте ответить "Продавцом мороженого". Даже идеологически выдержанный ответ "Комсомольским освобожденным секретарем" заставлял родителей бледнеть и задумываться - правильно ли они воспитывают будущего борца за счастье всего человечества. Поколению Страны Советов Международному Пролетариату почему-то не полагалось выдавать свои тайные чаяния и устремления. Любой бутуз обязан был мечтать стать космонавтом. >

Даже я, каюсь, лет в шесть, отвечая на подобный вопрос, делал тупое выражение на лице и сюсюкал "Касьманавтам". Правда, когда юному Экслеру исполнилось семь лет, папа объяснил, что у меня не слишком подходящий нос для космонавта и что мальчикам с фамилиями, оканчивающимися на "ман", "ер" и тому подобными, вовсе даже не обязательно хотеть быть космонавтами. То есть, хотеть-то мы можем, но Партия и Правительство в нас вовсе не заинтересованы. "Ну и ладно", - подумал я и сразу захотел стать великим русским писателем. Как сейчас помню опрос, проведенный учительницей классе в третьем: 80% мальчиков класса мечтали покорять космические вершины, а 20% распределились между "спортсменами" и "учеными". И такая картина была практически в любой школе.

Зачем Партии и Правительству было столько космонавтов - непонятно. Если предположить, что 80% мужского населения собирались отправлять осваивать космические глубинки, чтобы было куда переселиться международному пролетариату, тогда становится не ясно - почему нас, носатых, в космонавты не брали. По логике вещей этот контингент должны были, наоборот, выпихнуть первыми. Впрочем, чего я гадаю? Сейчас уже не те времена. Новое поколение выбирает Пепси, а с ним уже здоровье не то. Так что отряд космонавтов становится все меньше и меньше. А в школе на вопрос учительницы о будущей профессии 80% мальчиков признаются, что хотят стать рекетирами, а 20% видят себя web-дизайнерами. Времена, - они меняются.

Да и в освоении космического пространства образовался некоторый застой. На Марс так нога человека и не ступила. Хотя он, казалось, уже совсем близко. На Солнце тоже не полетели. Даже ночью, как мечтали Партия и Правительство. И профессия космонавта лишилась своей былой привлекательности. Неожиданно выяснилось, что в космос летает наша же аппаратура. С нашими же микросхемами, которые по-прежнему - самые большие в мире. И что и в космосе с этой аппаратурой случаются всякие аварии и неприятности. А космос - это вам не игрушки. Если зависнет бортовой компьютер у трамвая №7, то граждане просто раздвинут своими телами двери вагона и радостно побегут по своим делам к пивным ларькам. А вот зависание компьютера на бортовой космической станции уже чревато определенными неприятностями. Ну, двери там еще можно открыть с помощью аварийных механизмов, но до ближайшего пивного ларька просто так не долетишь.

И НЛО, которые раньше так подстегивали наш интерес к космосу, появляются все реже и реже. Вспомните - какие слухи ходили! Какие факты сообщали соседки во дворе! Достаточно было разговориться с любым алкашом, так тот сообщал такие факты о своих контактах с инопланетянами, сразу хотелось бросать все и бежать тренироваться в центрифугу, чтобы полететь туда, наверх, встречаться с братьями по разуму и первым рассказать им все наши самые бородатые анекдоты. А теперь - не те времена. То ли водка хуже стала, то ли белая горячка принимает совсем другие формы. Алкаши в ответ на вопрос о внеземных формах цивилизации начинают обсуждать - у кого из чиновников какие счета в Швейцарии и можно ли с этого что-нибудь поиметь простому пьющему народу.

Пропадает космическая романтика! Анекдоты про космос уже не рассказывают. Вот до чего дошли! А почему стали так мало интересоваться летающими тарелками? Ведь во все времена простой народ мечтал, что "прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете и бесплатно покажет кино". Пропал сейчас интерес. То ли кино надоело, то ли "голубой вертолет" рождает какие-то не те ассоциации.

Нехорошо это все. Нехорошо. Мы должны интересоваться космосом. Мы должны искать своих братьев по разуму, потому что они могут оказаться значительно умнее нас. Глядишь, чему и научат. С другой стороны, мы еще не готовы к Контакту. Вот представьте себе: идете вы из гостей в состоянии крепкого алкоголя, как вдруг вас неожиданно похищает летающая тарелка. И вот вы стоите перед горсткой инопланетян, которые пытаются проанализировать вашу речь с целью вступления в контакт с земной цивилизацией. Инопланетяне выглядят примерно так, как их изображают на картинках: маленькие, с большими головами и огромными печальными глазами. Начинается ваш волнующий монолог:

- Але! Это... Ик... Че это? Вы кто, мужики? Че глазки-то вылупили? Налили глазки, прям как я? Уважаю. Наши люди. Давайте, мужики, знакомиться. Меня, ик, Вован зовут. Вован... ик. А не Ик. Для незнакомых - Владимир Петрович. Для близких родственников - Вовка-алкаш. А вы чего молчите? Вон ты, головастый. Чего лупарки-то свои вылупил? Как звать-то тебя, карлик, е-мое? Глухонемой, что ли? А ты, ушастый? Куртка на тебе какая-то заграничная. Ребят, вы что - империалисты проклятые? Тайны наши выведать решили? Пытать меня будете? Хрен вам по всей роже! Вован умирает, но тайны не продаст! Хоть чего хотите делайте! Хоть пива не налейте - ничего не скажу. Не продам родной ЖЭК. Ты не пялься на меня, лупоглазый, не пялься своими глазенками! "Врагу не сдается наш гордый варя-я-я-яг, паща-а-а-ады никто не жила-а-а-и-и-и-и-и-ит"! Понял, сука?

Але? Это что? Это чего это меня колет в руку? О, блин, забулькал ваш прибор. Старается. Самогон делает, что ли? Уважаю. А зачем меня иглой кололи? Чего ты мне тычешь стакан, лилипут фигов? Вован с наймитами империалистов не пьет. Утром. А вечером пьет. Потому что вечером ему все пофиг. Давай стакан, отравитель. ... А... Ой... Во, ля! Это вы там такой нектар пьете? Блин, прям процветающее общество у вас. Завидую. С нее, небось, утром и пить бросать не хочется. Налей еще... Налей, говорю, не жмотись. За три стакана Вован все расскажет. Родина меня обидела! Родина, сука, поила меня березовым соком! "Березовым со-о-оком, березовым со-о-о-оком"! Любишь песни, убогий? Пахмутову любишь, сука? Че опять вылупился? Третий стакан наливай. Мы на три договорились. Три стакана и все тайны - ваши. Все вам расскажу, даже теорему Пифагора. Это, значит, когда штаны... Че? Не понимаешь? Штаны! Вон - у меня на ногах болтается. Это штаны. Точнее то, что от них осталось. Это я просто, мужики, когда к вам шел, хотел Жучку в космос отправить полетать. Ну, пнул ее. А она, негодяйская животная, не захотела в космос и мне все брюки располосовала. А так были вполне нормальные штаны. Во все стороны равны. Понял, щелкунчик?

Че ты лыбишься? Где третий стакан? Где стакан, сука? Я первую военную тайну уже выдал. Ага. Вот он, любимый. Ну, мужики, за нашу крепкую мужскую дружбу... О-о-о-о-о-о, ля-я-я-я-я-я-я-я-я... Прям до пяток прожигает. Мужики! А вам хороший лифтер-сантехник не нужен? Я за пять стаканов этого первача буду весь день пахать с утра до позднего дня. И заметь, что Вован свою норму знает. Никогда не пью раньше вечера. В смысле, раньше часа дня. Ладно, чего вы там пищите? Расскажу я все тайны. Расскажу. Уговор был? Значит Вован все расскажет. Вован не таков, чтобы чего-то там эдакого обмануть.

Короче, слуш сюда. В шахте лифта гайка есть. Гайка! Понял? На двадцать два. Ну, на двадцать два. Але, гараж! Ты в школе вообще - учился? Цифры знаешь? Дваплюсдвачетыре - изучал? Короче, гайка на двадцать два в шахте лифта. Сидишь у себя в подсобке, смотришь. Как только грузовик с мебелями приезжает, ты быстро в шахту - нырк, гайку на три оборота влево - херак, и быстро обратно в подсобку. Эти козлодои мебелю свою к лифту - швырк, потом в лифт - хренак, на кнопку - тырк, а лифт как зверь завывает, а везти - не везет. Понял, буратина? Эти козлодои, конечно, в нервы. Кому охота на 19-ый этаж спальный гарнитур на шесть персон кочевряжить? Никакого инфаркта не хватит. Они - куда? За Вованом! За мной то есть! За главным лифтером-сантехником краснознаменного пятнадцатого ЖЭК-а столицы нашей родины - Москвы. "Друга я никогда ни забуду, если с ним скорешился в Ма-а-а-аськве-е-е-е!". Любишь столицу, дуремар? У вас, империалистов, небось такой нету! Короче, козлодои пулей ко мне. Здрассти, говорят, Вован Алкоголич, не могли бы вы сантехнику починить, в смысле - лифт совсем не везет, падла. Я, конечно, для виду манкирую, говорю, дескать, у меня другие мировые проблемы есть, но под благотворным воздействием червонца иду на место происшествия. Там принимаю стакан, поднесенный козлодоями, спускаюсь в шахту и сплю там пятнадцать минут. Потом поднимаюсь и объявляю свой консенсус: два часа работы, не ходи купаться. Козлодои, конечно, в крик! Как же, Вован Издеватыч, мы столько ждать можем. Мы, говорят, так много ждать не можем. У нас, говорят, грузчики на вес золота. А я - что? Я - артист. Сам Станиславский и Рабинович-Данченко заплакал бы и ушел в простые осветители. Короче, так: делаю неимоверно хитрое лицо и говорю: "А вы - думайте думалкой своей. На что она вам?". Козлодои, конечно, от моего артистического таланта сразу догадываются, что надо денег дать, но не догадываются - сколько именно. Я задумчиво смотрю на небо и говорю: "На небе в ясную пору можно разглядеть до трехсот звезд одновременно". Але, артемон, чего ты мне карту какую-то тычешь? Я же образно. Это я им намекаю - сколько денег платить нужно. Козлодои, конечно, сразу смекают (они же - наши, не черта вам, империалисты непонятливые) и говорят елейным голосом: "Вован Кровопиевич, а если дымка на небе, то видно не больше ста звездочек, правда?". Я говорю: "Ладно, уговорили! Дымка рассеялась наполовину и всего за двести я вам этот лифт в пятнадцать минут ударным трудом пущу". Они отсклюнявливают двести рублев, я принимаю на грудь стакан, чтобы высоты не бояться, спускаюсь в шахту лифта, сплю там пятнадцать минут, поворачиваю гайку двадцать два обратно на три оборота и все. Поняли, убогие! Три оборота налево, минута артистического таланта, три оборота направо, херак - двушник в кармане и два стакана давят на печень. Вам такое и не снилось. Записывайте, лупоглазые, Большую Военную Тайну. Давайте еще три стакана, я вам расскажу - как за полтешок прокладку из одной квартиры в другую квартиру ставить. Чего вы там друг с другом забулькатели? Слуш сюда! Вован вам исполнит пестню дружбы народов мира с Вованом. Але! Вы чего меня выталкиваете-то? А где еще три стакана. Але! Лупоглазые, мы же только общаться начали! А-а-а-а-а-а-а-а...

Вот так. Вполне возможно, что подобная картина имела место и контакт с нами пришельцы отложили до лучших времен. Когда мы немножечко протрезвеем. Ну, что ж... Терпеливые они ребята.

Итак, поздравляю всех с Днем Космонавтики. Особенно, конечно, космонавтов и причастных к этому делу технических и теоретических работников. Желаю, чтобы аппаратура не промахивалась и вовремя стыковалась. Чтобы метеориты - наоборот: промахивались и не стыковались. Одно заклинаю: не ставьте на бортовые компьютеры Windows95. Вот тогда всей нашей космонавтике точно иксЕц придет.

С праздником, друзья! Поднимем бокал "Особой космической" за то, чтобы количество посадок всегда совпадало с количеством взлетов!

***