Американская ария князя Игоря: Атлантик-Сити

28.10.2009 2515

[ начало | предыдущий ]

Что делать с приемом пищи, Игорь так и не успел придумать, поэтому Марина застала их врасплох, когда пригласила отобедать, чем бог послал. Сергей пробурчал себе под нос, что после таких обеденных посылок недолго стать атеистом, но Игорь предложил ему не ворчать – мол, разберемся, чай, не маленькие.

С чечевичным супом разделались неожиданно легко: в тот момент, когда Марина отправилась в детскую за Джонни Вадимовичем, Игорь быстро взял свою и Серегину тарелки, после чего вылил их в кухонный измельчитель.

Вадик, увидев это кощунство, сделал было страшные глаза, но потом попробовал суп, вскочил и вылил туда же свою тарелку.

Вернувшаяся с наследником Марина увидела только три пустые тарелки и хитрые физиономии гостей, которые облизывали ложки и нахваливали традиционный русский чечевичный супец, приготовленный хозяйкой с таким мастерством.

– Подумать только, – разглагольствовал Игорь, продолжая облизывать ложку, – всего-то чечевица с водой, а какой питательный продукт получился. В высшей степени питательный!

– Что это вы как-то быстро его съели, – подозрительно сказала Марина.

– Так вкусно же, – объяснил Игорь. – Нас хлебом не корми – дай чечевичного супца умять. Кстати, хлеб есть?

– Вадя, – сурово обратилась Марина к мужу. – Ты суп ел?

– Ел, – быстро ответил Вадик, избегая смотреть супруге в глаза. – Чечевичный, очень питательный. Там еще горох был. Я проверял.

– Тогда добавку кто-нибудь хочет? – подло спросила Марина у гостей.

– Да мы лучше по турке, – ответил Игорь, ловко избежав ловушки.

Сергей сделал невообразимую гримасу на лице.

– Кстати, Вадь, – сказал Игорь. – Давай быстрее пиццу заказывай.

– А пиццу-то зачем? – возмутилась Марина.

– Традиция, – объяснил Игорь, сделав вид, что подобные вопросы его неимоверно обижают. – Вчера же делали пиццетуркный бутерброд – я же объяснял. Что же теперь, пустую турку жрать? Так не пойдет!

– А как хорошо пиво-то сегодня пошло, – вдруг вспомнил Вадик, полез в холодильник и достал еще пару бутылок "Бада". – Вы будете? – спросил он у друзей. – Или по вискарику?

– Да ну его, еще же только обед, – сказал Игорь. – Вечером в "Танжере" дринкнем. Тем более что раз ты по пиву вдаряешь, вести машину придется мне. Я тебе пьяному руль не доверю.

– Так мне за руль не садиться? – обрадовался Вадик, после чего снова полез в холодильник, чтобы пополнить на столе запасы пива.

– Кстати, – сказал Игорь, – давай ключи и документы – поеду прокачусь, привыкну к твоему сараю. А то мало ли что.

Вадик спорить не стал, сходил в свой кабинет и принес требуемое. Игорь собрался и отправился кататься на Вадиковом "Шевроле Тахо". Сергей с ним идти отказался: он отобрал у Вадика одну бутылку пива и принялся резать индейку на мелкие кусочки в надежде, что хоть так проскочит...

Вернулся Игорь только часа через два, когда привезенная пицца давно остыла. Увидев его хитрую физиономию, Вадик ахнул – он понял, что случилось нечто страшное.

– Что ты с ней сделал, негодяй?!! – закричал он на Игоря.

– Ну да, – сказал Игорь, садясь за стол и принимаясь за пиццу, – это ты правильно догадался. Я ее отдраил внутри и снаружи так, как она даже в магазине отдраена не была. У тебя тут через два квартала мойка с автосервисом – я их заметил, когда мы сюда ехали.

– Теперь она мне будет как чужая, – застонал Вадик, открывая очередную бутылочку.

– Конечно, – согласился Игорь. – Ты же ее такой ни разу не видел. Мы даже под задним сиденьем весь плодородный слой земли сняли. Кстати, там обнаружилось древнее захоронение "Сникерса". Он был мумифицирован. Может, сдать его в музей естественной истории? Пусть они посмотрят, в каких естественных условиях могут существовать некоторые машины.

– Я тебе этого никогда не прощу, – сообщил Вадик и посмотрел на Игоря уже слегка затуманенным взором.

– Зато как машинка-то была довольна, – сказал Игорь. – Все пыталась меня обнять и просила, чтобы теперь я стал ее хозяином. А она за это, дескать, бензина будет кушать в пять раз меньше, чем раньше.

– Какая гнусная тварь, – совсем расстроился Вадик.

– Кстати, я тебе еще и масло поменял, – заявил Игорь.

– Где? – выпучил глаза Вадик, который в это утро заметно тормозил.

– В двигателе твоего сарая, – объяснил Игорь. – Парни на сервисе как увидели, что из него вытекло, сказали, что эту машину нужно срочно на выставку. Потому что, вообще-то, на такой болотной жиже двигатели обычно работать не умеют. Они сказали, что по-хорошему там надо всю машину перетряхивать и перебирать, но это явно обойдется дороже, чем подарить эту тачку какому-нибудь музею и купить новую.

– Тебе надо – ты и покупай, – возмутился Вадик. – А на этой машине еще мой сын поездит.

– Я бы не советовал, – веско сказал Игорь. – Это у нас в России над детьми можно издеваться как угодно. А у вас, я слышал, ребенок за такое любого папашку может засудить в лоскуты.

Ребенок, которого в этот момент Марина держала на руках, посмотрел на Вадика и благожелательно пукнул.

– Кстати, – сказал Вадик, – давайте уже собираться. До Атлантик-Сити ехать часа два. А надо же еще выпить перед концертом. Я эти завывания трезвым слушать не могу.

– Ты не слишком разгулялся, дружок? – спросила Марина. – Вчера алкоголил, сегодня алкоголишь.

– Я сегодня и не собирался, – объяснил Вадик. – Но после блестящей победы над участком не выпить было бы грех. А уж эту подружку телохранителя я нормально никогда слушать не мог: ее вопли во мне такие вибрации рождают, что организм просто не выдерживает.

– А что у тебя организм выдерживает? – обиделся Сергей за любимую певицу. – Шуфутинского, что ли?

– Ты в Америке с нашими так не шути, убить могут, – испугался Вадик. – Кстати, этот Шуфутинский в "Тадж-Махале" часто выступает. Там вообще все эти Киркоровы, Пугачевы и так далее нередко концерты устраивают. Эмигрантов-то тут много, они с удовольствием ходят. Ностальгия.

– Так что ты сам слушаешь-то? – заинтересовался Сергей.

– Бейсбольные матчи, – гордо ответил Вадик. – И джаз. Мы с вами послезавтра в Нью-Йорк на джаз поедем. Как антидот после этой обезьянки.

– Ну, как скажешь, – согласился Игорь. – На джаз я завсегда, если в ухо обещают не дудеть. Давайте уже собираться, выезжать пора...

Направление на Атлантик-Сити, когда они сели в обновленную машину, Вадик дал вполне четкое: "Выруливай на шоссейку и драйвай вдоль оушена". Произнеся это ценнейшее указание, Вадик залез на заднее сиденье и развалился там с бутылочкой "Бада".

– Господи, хорошо-то как! – аж застонал он от счастья. – Никогда еще в собственной машине пива не пил, никогда!

– Как это? – удивился Игорь. – А Марина тебя что – возить отказывается? Я не верю, что она не водит.

– Да водит, конечно, – вздохнул Вадик. – Тут как не поводишь, когда до ближайшей автобусной остановки пятнадцать минут на машине. Но мою машину она водить отказывается. Все злится, что я ее "Короллу" в лизинг взял, а не купил.

– А ты почему ее в лизинг взял?

– Да потому что с налогов можно списывать, – объяснил Вадик. – Тут, старичок, некоторые вещи делаются совершенно по-другому, чем у вас.

– Не сомневаюсь, – согласился Игорь.

– Кстати, – вдруг встревожился Вадик. – А ты по Штатам сам драйваешь в первый раз? По поводу особенностей всяких в курсе?

– А вот в первый, – признался Игорь. – Я тут несколько раз был, но все то по делам, то по родственникам. Меня всегда возили, сам не ездил. Так что рассказывай.

– Документы у тебя где? – строго спросил Вадик.

– Во внутреннем кармане.

– Немедленно вытаскивай, – испугался Вадик. – Вытаскивай и клади в солнцезащитный козырек – там специальный кармашек есть для документов.

– Документы держать в машине – бред какой-то, – удивился Игорь, но выполнил Вадиковы указания.

– Да не дай тебе бог во внутренний карман полезть, если тебя полис остановит, – сказал Вадик. – Могут и пристрелить ненароком. Причем запросто. Лезешь во внутренний карман – значит, за пистолетом. Поэтому документы только в козырьке. Если тебя полис остановит, руки на руль и улыбайся им. Жди, когда сами попросят предъявить. До этого ничего не делай и руки строго на руле. Да, ни в коем случае не выходи из машины, как вы со своими гаишниками делаете. Сидишь и улыбаешься. Ждешь указаний.

– А улыбаться обязательно? – поинтересовался Игорь. – Может, мне несимпатичный полис попадется.

– Я, вообще, серьезно, – сказал Вадик. – Если улыбаешься – значит, доброжелательный. А если хмурый – это признак возможной агрессии. Улыбаешься, держишь руки на руле. Попросят предъявить документы – достаешь из козырька и даешь полису. Продолжаешь улыбаться. Скажи при этом, что ты турист из России и здесь ездишь в первый раз – может сработать при нарушении.

– А может, я ничего не нарушил, – предположил Игорь.

– Не бывает такого, чтобы остановили без нарушения, – объяснил Вадик. – Поэтому наши тут поначалу часто пьяные ездят. Если машина идет ровно, не виляет и скорость не превышает – ни за что не остановят. Вот у них и рождается ощущение полной безопасности. А потом как-нибудь попадаются. И после этого получают такую вздрючку, что многие даже вообще пить бросают от греха.

– Как у вас тут все сложно, – удивился Сергей. – Прям целые ритуалы. Брачные танцы. Тут улыбнись, тут подтанцуй.

– Ты еще скажи, что предпочитаешь ваших взяточиков-гаишников, – разозлился Вадик.

– Нет, не предпочитаю, – согласился Сергей. – С нашими-то, конечно, от любого нарушения можно отбодаться, были бы деньги, но наш беспредел на дорогах – он реально заколебал. Хочется нормальной человеческой езды. За это я готов даже улыбаться полису.

– Тут, кстати, семьдесят миль ограничение, – сообщил Вадик Игорю. – Так что куда ты до девяноста разогнался? Сбрасывай минимум на десятку. Превышение до десяти миль здесь еще простят, а вот больше – могут вздрюкать.

– Да это машинка после помывки сама разогналась, – объяснил Игорь. – Сопротивление воздуху заметно же уменьшилось... Кстати, а как они меня поймают? С пушкой ловить будут, что ли?

– Нет, не с пушкой, – ответил Вадик. – Будут ехать сзади тебя и замерять скорость. Если увидят, что ты превысил, врубят мигалку с сиреной, и ты после этого должен немедленно остановиться на обочине.

– Как-то это все противно звучит, – признался Игорь. – Из машины не выходи, улыбайся, немедленно останавливайся. А что, от них даже побегать нельзя? Я этот твой сарай могу вообще хорошо разогнать.

– Ты один можешь бегать сколько угодно, если тебе жизнь не дорога, – испугался Вадик. – А в моей машине, уж пожалуйста, такие вещи делать не нужно. Мне тут еще жить и жить.

– Да ладно, не переживай, – сказал Игорь. – Я буду законопослушный. Мне самому полис сейчас ни на фиг не нужен – нас через день подруги ждут в Сан-Франциско.

– Да, и еще момент, – сказал Вадик. – Если вдруг сзади едет что угодно с мигалкой – пожарные, полис, амбуланс, – проверь, что ты не загораживаешь им ряд. Если загораживаешь – немедленно перестраиваешься.

– А если шоссе однорядное?

– Съезжаешь на обочину и останавливаешься. Причем сразу, – пояснил Вадик. – Потому что, если вдруг решат, что ты не уступил дорогу машине со спецсигналом, лучше сразу вешаться. У меня вон уже года два суды идут – всю душу вынули.

– А ты кому не уступил? – удивился Игорь.

– Да там вообще история была дебильная, – вздохнул Вадик и глотнул пивка. – Еду я по своему городку, подъезжаю к перекрестку со светофором. Там красный и стоит какая-то тетка на "Тойоте". Встал за ней, жду. Загорается зеленый. Тетка начинает ехать, и я начинаю ехать. А на другой стороне дороги – девица идет в мини-юбке. Я на нее глянул только на секундочку, а тетка в "Тойоте" – бах по тормозам. Я в нее и впилился.

– Сильно разбил?

– Да вообще ничего не разбил, – горестно сказал Вадик. – Легкая царапина на бампере. Разъезжайся себе как в море корабли – и все дела. Даже страховую можно не дергать.

– Так в чем проблема-то? – удивился Игорь.

– А вот дальше – самое интересное, – сказал Вадик. – Тетка разъезжаться отказалась и сказала, что будет оформлять протокол. Ну, как бы ее проблемы – ради бога. Но в протоколе она написала, что увидела на поперечной дороге скорую – поэтому и затормозила. Вообще, скорую она, конечно, должна была пропустить, даже на свой зеленый. Но скорая там была километрах в пяти – какая-то точка на горизонте. А в результате получилось, что она, как порядочная, пропускала скорую, а я, как последний гад, скорую решил не пропускать, поэтому и въехал ей в жопу. В результате – суды уже два года. Я все доказываю, что не верблюд. Аж адвоката пришлось нанимать.

– Дикая какая-то история, – сказал Сергей.

– Но совершенно реальная, – вздохнул Вадик. – Везде свои тараканы и свои проблемы.

– Да уж, – согласился Игорь. – Не позавидуешь. Ну, ничего, сейчас оттянемся в "Тадж-Махале". Игранем еще для порядка. Кстати, – оживился он, – а ты реально собираешься на двадцать пять баксов играть и не больше?

– Конечно, – безразлично ответил Вадик. – А чего бабки впустую тратить? Там есть автоматы по двадцать пять центов. Наменяешь медяков – часа три можно сидеть за автоматом. Всего-то двадцать пять баксов, а сколько радости... Кроме того, мне экономить нужно, – признался Вадик. – Недавно на бирже десять тонн просадил.

– Круто ты, – присвистнул Игорь. – А Марина за это не убьет?

– Она не в курсах, – объяснил Вадик. – Я же деньги зарабатываю. Значит, могу кое-какие концы скрыть.

– И что ты там на бирже-то делаешь? – поинтересовался Сергей.

– Акции всякие покупаю-продаю, – объяснил Вадик. – На работе же скучно. Делать реально нечего. Ну или есть чего, а я не делаю. А с биржей день незаметно проходит. Но, правда, можно пролететь, вот как я недавно. Но я сам виноват – влез в явную авантюру. Хотел, как тогда с "Майкрософтом", да святится его имя.

– Это чье имя святится? – возмутился Сергей, который, как старый фидошник и маньяк-линуксоид, "Майкрософт" традиционно не любил.

– "Майкрософта" святится, – повторил Вадик. – Это из-за них я теперь в таком классном доме живу. Полностью выкупленном, заметьте!

– Как это?

– А так это. Ты же помнишь, Серег, что мы уезжали уже в перестройку.

Сергей кивнул.

– Уезжали, считай, как короли – квартиру нормально продали и все такое. Да и когда приехали – сразу устроились очень прилично, не нищенствовали, как ребята из семидесятых.

– Да, у тех был вообще кошмар, – согласился Игорь. – Уезжали совершенно с голыми задницами.

– Ну вот, – продолжил Вадик. – У меня через несколько лет появились кое-какие денежки свободные, и я в начале девяностых купил акций "Майкрософта" на две тысячи баксов. Хотел купить на пять, но что-то пожлобился.

– Это был умный ход, – сказал Игорь. – Эх, знать бы тогда...

– Ну да, – кивнул Вадик. – Я и сам тогда не особо на акции рассчитывал. Думал – так, немножко заработаю. А в конце девяностых, когда дом этот подвернулся, продал акции за четверть лимона. И рвал на себе волосы, что тогда не потратил пятерку, – получил бы полмиллиона.

– Теперь ты как честный человек, – сказал Сергей, – обязан Биллу Гейтсу на каждое Рождество открыточку присылать. Со словами: "Спасибо товарищу Гейтсу за наши счастливые окна в новом доме".

– Да я ему что хочешь пришлю, – сказал Вадик. – Такие деньжищи на ровном месте получить. Я там, конечно, заначил кое-что, поэтому на бирже теперь и развлекаюсь. Но больше даже рядом так удачно не вкладывал.

– Скоро уже Атлантик-Сити, – заметил Игорь. – Только что указатель проехали.

– Там сразу ищи "Тадж-Махал", – распорядился Вадик. – Он где-то слева стоит.

– Ну, раз слева, – рассудительно ответил Игорь, – тогда обязательно найду. Он же вылитый Тадж-Махал, да?

– Ага. "Тадж" – так просто один в один, а "Махал" похож приблизительно, – объяснил Вадик.

По Атлантик-Сити машина ехала уже почти в полной темноте. В том смысле, что после заката прошло изрядно времени, так что ни один солнечный луч не тревожил море огней отелей с казино.

– Классно тут, – сказал Сергей, глядя во все глаза на ярко освещенные причудливые здания.

– Да ну, – скривился Вадик и махнул рукой. – Это так, фигня фигней. Вот Вегас – это, старички, Вегас...

– Ну, не знаю, – ответил Сергей. – Мне и здесь нравится. Красотища...

Игорь между тем подъехал к целому комплексу зданий, на котором было написано Trump Taj Mahal.

– Оно, – сказал Вадик. – Трамповский "Тадж-Махал". Рули на парковку – вон, например, башня стоит левее.

– Ой, – испугался Игорь, – а что это на ней сверху установлено?

Сергей пригляделся – и точно, на крыше башенки гаража стояли аж три здоровые скульптуры, издали до боли напоминавшие родного советского "Лукича". И даже правую руку надгаражные "Ленины" держали вытянутой, как бы указывая путь в светлое будущее.

– А и точно, – обрадовался Сергей. – Один в один дедушка Ленин на "Октябрьской", которого в народе зовут "ежик" за шипы на башке от голубей. Только чего это он тут растроился? Пьет много?

– Не хотелось бы вас обламывать, мужики, – заметил Вадик, – но это ни черта не Ленины. Это Гаи Юлии Цезари. Ну или просто какие-то римские центурионы. Там рядом "Дворец Цезаря" – это их парковка. Просто советские скульпторы любили изображать Лукича в позе Гая Юлия – повышали его значимость как военачальника и тирана.

– Ну вот, – загрустил Сергей. – А я-то думал, что это родной Лукич...

– Не расстраивайся, – обнадежил его Вадик. – Ильич тут точно присутствует – стоит, голуба, рядом с кабаком "Красная площадь". В городе есть один дурик, который периодически судится с требованием убрать Ильича, потому что он, мол, антиамериканский. Владельцы кабака радуются как дети: дурик за свои деньги им отличную рекламу делает, потому что некоторые СМИ об этих судах пишут заметки, так что посетителей у "Красной площади" увеличивается в разы.

– Ладно, – сказал Игорь, заруливая на стоянку "Тадж-Махала". – Ильичи, Лукичи... Меня они у нас-то давно достали: не хватало еще, чтобы всякие Ленины еще и в Атлантик-Сити в глаза лезли со своими указующими перстами.

– А Гаи Юлии Цезари тебя не достали? – спросил Сергей.

– Герои Рима меня, однозначно, не достали, – ответил Игорь, припарковывая машину. – Потому что Гаями Юлиями меня все школьное детство не дрюкали. А Лениным чертовым – дрюкали постоянно. Вот скажи, Серег, ты когда-нибудь делал доклад на тему "Ленин и 'Аппассионата'"? Делал?

– Ну, не делал, – пожал плечами Сергей. – И что такого-то?

– А ты сделай, – злобно сказал Игорь, – я на тебя тогда посмотрю. Темы, понимаешь, они мне давали про Ленина. Что можно сказать в этом докладе? Что Ленин тащился от "Аппассионаты" и даже под нее частенько плясал польку-бабочку? Ну и все! А доклад должен был занимать двадцать-тридцать минут.

– У него это явно рождает какие-то детские комплексы, – сообщил Сергей Вадику. Тот кивнул.

– Ладно, – внезапно успокоился Игорь. – Что-то я разошелся, не стоит Лукич этого. Пошли уже куда-нибудь в бар – дринкнем. А то концерт скоро начинается.

Сергей обрадовался: он давно мечтал побывать в типичном американском баре, которые так часто показывали во всяких голливудских фильмах...

Впрочем, бар в "Тадж-Махале" ничем таким не отличался от бара любого приличного московского кабака. Разве что народу тут было раз в пять больше, так что Сергей, пробиваясь к бармену, сразу вспомнил толкучку в Турции, где выпивка была бесплатной.

Добравшись, наконец, до бармена, Сергей небрежно, как ему казалось, сказал по-английски: "Скотч".

– What? – переспросил бармен.

– Скотч, – повторил Сергей с просительными интонациями.

– You mean scotch? – уточнил бармен, произнеся последнее слово как "скатч".

– Year, baby, – подтвердил Сергей словами из "Остина Пауэрса".

– Soda, ice? – снова спросил бармен.

– Скатч, – твердо сказал Сергей, решив стоять на своем до последнего.

Бармен махнул рукой и начал колдовать: налил в широкий стакан с толстым дном немного "Джонни Уокера" и набухал туда несколько кубиков льда.

Сергей с удовольствием за ним наблюдал – он всегда мечтал посмотреть, как настоящий американский бармен смешивает настоящий американский напиток. Правда, Сергей тут же вспомнил, что "скотч", собственно, настоящий шотландский напиток, но впечатление ему это не испортило, тем более что бармен был – сто процентов вылитый американ: высокий, широкоплечий, с атлетической фигурой, светлыми волосами и совершенно голливудской улыбкой, в которой тем не менее не было ни грамма благожелательности.

Бармен доделал заказ и со стуком поставил бокал перед Сергеем на деревянную стойку.

– Ten bucks, – сказал он.

– Не кисло, – заметил Сергей по-русски. – Один дринк из сорока капель за десять баксов – это круто.

– Атлантик-Сити, – ответил бармен также по-русски. – Тут все дороже.

– Ой, – удивился Сергей. – Так ты – русский?

– С чего это? – обиделся бармен. – Я украинец. С Никополя.

– А здесь как оказался?

– Ну... – неопределенно пожал плечами бармен, явно не собираясь раскрывать какие-то свои жуткие тайны. – Туда поехал, сюда поехал...

– Понятно, – сказал Сергей. – Спасибо за виски.

– Не за шо, – радушно ответил бармен. – Обращайтеся, если шо.

Сергей допил свой вискарь, скривился – он не любил дешевые шотландские сорта, а кроме того, всегда пил виски с содовой, но сейчас постеснялся это объяснять бармену, – со стуком поставил стакан на стойку и отправился искать Игоря с Вадиком.

Те обнаружились в дальнем конце бара – они сидели за столиком. Игорь пил какой-то виски, а Вадик потягивал все тот же "Бад" из бутылочки.

– Ничего себе тут цены, – сказал Сергей, бухнувшись на свободный стул. – Десять баксов за дринк дешевого пойла, штоп я сдох. Десять зеленых спинок!

– Каких зеленых спинок? – с любопытством спросил Игорь.

– А-а-а-а, деревня, – сказал Сергей, обрадовавшись тому, что, наконец-то, подловил друга хоть на чем-то. – Как они доллары называют? Green bucks! Это означает "зеленые спинки"!

И Сергей торжествующе откинулся на стуле.

– Я бы, дружок, на твоем месте не стал бы повторять глупости, которые пишут наши дурачки, – благожелательно заметил Игорь. – Потому что bucks к каким-то "спинкам" не имеет ни малейшего отношения. "Спинка" – это back. А bucks – это производное от buck skin – "оленья кожа". Элемент меновой торговли индейцев и коренных захватчиков-американцев. Оттуда термин пошел. Ну, по крайней мере, так принято считать. Потому что на самом деле достоверно все равно никто не знает. А наши переводят на слух – вот и получаются какие-то дебильные "зеленые спинки". Так зачем чужую глупость повторять? Говори просто по-английски, не уточняя, – за умного сойдешь.

Сергей с надеждой посмотрел на Вадика – может, хоть он опровергнет Игоря. Но тот посмотрел на Сергея мало что выражающим взглядом, отхлебнул "Бада" и ответил:

– Да я на самом деле вообще фиг знает, откуда оно пошло. Баксы и баксы. Чего голову себе забивать? Так мозги сломаться могут...

– Ладно, друзья, – сказал Игорь, допивая свой стакан и вставая. – Пошли в концерт. Уитни Хьюстон наверняка уже торчит на сцене и высматривает, не идет ли ее дорогой Сергунчик.

– А ты что пил-то, кстати? – поинтересовался Сергей, также поднимаясь из-за стола.

– Бурбон, ясный пень, – ответил Игорь. – When in Rome do as the Romans do. Если ты, конечно, понимаешь, о чем речь.

– Да уж чего тут не понять, – ответил Сергей. – Если ты – Рома, то и живи как Рома, а не как Петя.

– Восхищен твоими лингвистическими познаниями, – заметил Игорь, выбираясь из бара. – Кстати, – озабоченно сказал он, – для концерта Уитни Хьюстон мы выпили возмутительно мало.

– И так сойдет, – заверил его Сергей. – Лично я ее готов слушать часами даже трезвым.

– А вот это мы еще посмотрим, – зловеще предрек Игорь и прибавил шагу по направлению к концертному залу.

[ продолжение ]

© 1998–2019 Alex Exler
28.10.2009

Комментарии 16

Спасибо!

Насчет зелёных спинок Игорь не прав. Выражение greenbacks действительно существует, хотя в современном английском оно малоупотребимо.
31.01.10 23:38
0 0

А можно попридираться? По мелочи: человек говорящияй "драйвай вдоль оушена", вряд ли скажет "на шоссейку", а скорее всего либо "на хайвей" либо "на интерстейт". Но это ерунда.

А вот серьезный прокол: не мог Вадик залезть на заднее сиденье машины и развалиться там с бутылочкой пива! Open container, то бишь открытое спиртное на улице, а тем более в машине -- очень серьезное нарушение закона, гораздо хуже любого (трезвого) превышения скорости. Впаяют столько, что мало не покажется. Врать не буду, люди все равно пьют. Но как следует из последующего диалога, Вадик очень законопослушный (что довольно естественно, хотя всякие бывают). Если уж он боится, что у Игоря права не там лежат, то пить в машине он бы точно не стал.
31.10.09 08:30
0 0



zipirovich: не мог Вадик залезть на заднее сиденье машины и развалиться там с бутылочкой пива!



кстати да, открытые бутылки с алкоголем в салоне недопустимы, американское ПДД требует их держать в багажнике.


31.10.09 13:37
0 0

Camel1000 : Спасибо, буду в курсе. А про Европу (Франция, Германия) в частности? Там хоть так не зверствуют? (Решаем куда поехать))))
30.10.09 16:33
0 0

Следует заметить, что при появлении сзади машин с мигалками и сиреной нужно не просто перестроиться в другой ряд, независимо от количества полос, а именно съехать на обочину и остановиться. Если вы на трехрядном шоссе просто перестроитесь из левого ряда в средний, но не остановитесь на обочине, вас поимеют по полной программе. Неужели никто не видел этой волны, как едут полицаи по левой, а все драйверы отбиваются на обочину и тормозятся из всех рядов? Внушительное зрелище..
30.10.09 03:34
0 0



Camel1000: Следует заметить, что при появлении сзади машин с мигалками и сиреной нужно не просто перестроиться в другой ряд, независимо от количества полос, а именно съехать на обочину и остановиться.

именно так. причем даже если машина с мигалками едет про противоположной стороне улицы, а дорога разделена газоном. это на тот случай, если скорая решит поехать по встречке.
30.10.09 04:17
0 0

Долгожданная глава! Довольно интересная, вот только смущает поведение Марины: её мужа спаивают какие-то русский, а она повлиять-то никак не может! И как-то слишком легко Игорь её вокруг пальца обводит... Напоминает стёб Задорнова над блестящим умом американцев...

И неужели всё действительно так строго с гаишниками? И если остановили, то договориться (особенно иностранцу) нельзя? Учитывая, что за рулём девушка)))
29.10.09 23:07
0 0



Baby Girl: И неужели всё действительно так строго с гаишниками? И если остановили, то договориться (особенно иностранцу) нельзя?

Строго - это не то слово. Гораздо проще договориться с караулом у Мавзолея. Сначала вас просто не поймут, причем будут не понимать довольно долго. Потом, если будете упорствовать, реакция будет ошеломляющей. С их точки зрения, вы совершили преступление, примерно равное изнасилованию десятилетней девочки. На полном серьезе. Последствия будут тяжелыми. Знакомые рассказывали, что как-то раз удалось дать взятку, но я просто не понимаю, нафига они шли на такой риск.
30.10.09 03:39
0 0

На меня Вадикино семейство производит все более гнетущее впечатление... Но как жизненно!
28.10.09 18:44
0 0

Их гайцы закрывают глаза на некоторе вещи если это идет на пользу общему движению. Например если быстрее пробка рассосется.
28.10.09 18:25
0 0

Спасибо! Отличная глава! Про опечатки уже сказали. А в США реально не наказывают за превышение скорости на 10 миль/час?
28.10.09 13:21
0 0

IVAR: А в США реально не наказывают за превышение скорости на 10 миль/час?



Где как. Формально тебя имеют право оштрафовать за превышение в 1 милю\час.
28.10.09 17:26
0 0

IVAR: Спасибо! Отличная глава! Про опечатки уже сказали. А в США реально не наказывают за превышение скорости на 10 миль/час?

у них это называется plus tax - скоростное ограничение плюс налог - т.е. на 5-10 миль превысить можно спокойно.

Кстати, у них скорость это не столько максимум, сколько среднее значение. Если едешь слишком медленно (т.е. ограничение 50, а ты едешь 35) то тебя точно также могут оштрафовать, что ты мешаешь трафику. По крайней мере в калифорнии, так что ехать надо плюс минус 5-10 миль от знаков




29.10.09 02:27
0 0

супер!

но, есть пара очепяток.

"Да там вообще история была дебильная, - вздохнул Вадик и глотнул пивка...Там красный и стоит какОЙ-то тетка на "Тойоте". Встал за ней, жду."

"Владельцы кабака радуются, как дети: дурик за свои деньги им отличную рекламу делаЮт,..."


28.10.09 12:58
0 0