Американская ария князя Игоря: Санта-Барбара

19.05.2010

[ начало | предыдущий ]

Дорога по первому хайвею всегда считалась очень красивой, однако в такую погоду, в общем, любоваться толком было нечем: накрапывал мелкий дождик, океан был хмур и неприветлив. Кира с Игорем, обнявшись, дремали на заднем сиденье: сытный обед и глинтвейн дали о себе знать.

Сергей рулил, изредка поглядывая на Катю. Девушка удобно устроилась в кресле и оживленно смотрела по сторонам – что ни говори, а даже в такую погоду океан производил впечатление.

– Какие планы? – спросил Сергей – просто чтобы что-то сказать.

– Ну, – ответила Катя, – пока я собираюсь некоторое время ехать в машине. А что, есть другие предложения? Остановимся и будем купаться голышом в океане?

– Да можно, – заулыбался Сергей. – С тобой голышом – это я завсегда. Только холодно там, а я мерзляк. Это Игоречка надо будить – он в любой холодрыге купается.

– Ты предлагаешь мне купаться голышом с Игоречком? – удивилась Катя.

– Вовсе нет, – объяснил Сергей. – Пускай Игги один там плескается. А мы где-нибудь в другом месте голышом что-нибудь сделаем, правильно?

– Запросто, – ответила Катя, еще уютнее устраиваясь в кресле.

Сергей снова замолчал. С одной стороны, вроде как нужно было поддерживать разговор, но с другой – рядом с Катей ему было хорошо даже просто молчать.

– Мне рядом с тобой, – сказал Сергей, – хорошо даже просто молчать.

– И мне тоже, – согласилась Катя. – От тебя исходит какой-то правильный ореол. Я внутри него себя чувствую очень комфортно и как-то по-домашнему. Если учесть, что детство у меня было очень даже так себе, не говоря уж о доме и уюте, то такое состояние мне очень даже нравится. Да и не люблю я пустую болтовню. Меня американы местные этим все время мучают. Как-то поехали с тусовкой на барбекю, меня посадили в машину к одному чувачку. Причем ехать было далеко. Так тот всю дорогу что-то нес – о музыке, которую я не слышала, об этом чертовом бейсболе, о каких-то сериалах, которые я никогда не смотрела... В общем, как вспомню, так вздрогну. Я где-то через полчаса его спросила, почему нельзя просто помолчать, так он объяснил, что это, видите ли, невежливо. Я пообещала, что спокойно переживу такую невежливость, но он сказал, что тогда перестанет себя уважать, – и продолжал нести всякую чушь. Я уж тогда и стихи про себя читала, даже спать пробовала – все без толку.

– Серьезный парень, – заметил Сергей.

– Еще какой, – подтвердила Катя. – Он потом почему-то решил, что меня своей болтовней полностью очаровал, после чего грубо полез целоваться.

– А ты?

– Я – девушка простая, – призналась Катя. – Молча дала ему локтем в грудь, он и упал. Потом полчаса кашлял в кустах, а когда прокашлялся, заявил всем, что эта психованная русская пыталась его убить.

– Прикольная история, – захихикал Сергей. – Как народ отреагировал?

– Народ нормально отреагировал, – сказала Катя. – Парень у них считался местным придурком, поэтому меня даже зауважали. И еще три парня сразу попытались клеиться. Правда, делали это очень осторожно и на расстояние выпада локтя не подходили.

– Кстати, – заинтересовался Сергей, – а у тебя тут были местные американские бойфренды? Извини, если вопрос слишком личный.

– Ну, – потянулась в кресле Катя, – тебе-то уж я могу рассказать. Не самые дальние люди теперь, как ни крути.

– Расскажи, мне интересно.

– Да были, были, – призналась Катя. – Штуки три. Все три надоели максимум за месяц – хуже горькой редьки. Причем если двое, когда я сказала, что хватит с меня, укатились довольно шустро и потом никак не проявлялись, то третий устроил истерику, а потом доставал меня полгода, не меньше. А у нас, как на грех, еще и знакомых было немало общих – он и их всех достал рассказами о своей суровой доле и о неземной любви к русской Наташе, которая его бросила.

– Почему Наташе-то?

– Стереотип, – объяснила Катя. – Раз русская – значит, Наташа. Первые-то два меня честно называли "Аксьяна", а этот – только Наташей. Но он вообще оказался совсем тупой.

– Понятно, – сказал Сергей. – Ну, видишь, я начинаю о тебе что-то узнавать. А то странно – я же о тебе ничего не знаю.

– Что тут странного? – удивилась Катя. – Мы познакомились-то три дня назад. И я о тебе ничего не знаю.

– Хочешь узнать?

– Нет, – честно ответила Катя. – Зачем? Нам пока и так хорошо. Вываливать друг другу всю свою жизнь – какой смысл?

– А в чем тогда смысл?

– Смысл в том, – объяснила Катя, – чтобы все узнавать постепенно. Как луковицу чистишь. Чтобы слои слезали не разом, а в процессе. Вот так будет значительно правильнее.

– Как скажешь, – согласился Сергей. – Тем более что всю мою жизнь тебе наверняка расскажет Игорь. Он всем рассказывает всю мою жизнь. Выставляя меня в как можно более смешном свете.

– Ой, – сказала Катя и вдруг заулыбалась. – Так это, значит, он мне про тебя рассказывал, когда мы через Интернет общались?

– Блин, я так и знал, – расстроился Сергей.

– Да ладно тебе, – успокоила его Катя. – Оно, конечно, звучало весело, но было понятно, что он за тебя переживает. Зато на жену твою бывшую он очень ругался – как ее, Алена?

– Алла.

– Да, точно, Алла. Вот ее он в каком только свете не выставлял.

– Это да, у них взаимоотношения как-то сразу не сложились.

Тем временем дождь прекратился, небо стало потихоньку очищаться от туч и океан у берегов временами даже начал проблескивать радостным голубым оттенком.

– Слушай, а давай вдвоем сфотографируемся у океана? – предложила Катя. – Мне хочется, чтобы у меня остались с тобой совместные фотографии. А то мало ли что...

– А что мало ли? – встревожился Сергей.

– Да что угодно, – сказала Катя. – Давай сначала сделаем фотографии, а потом посмотрим, что там и как.

– Ну давай, я только за, – сказал Сергей, припарковывая машину на небольшой площадке у обрыва.

Катя посмотрела назад. Игорь с Кирой по-прежнему крепко спали.

– Кто нас будет фотографировать? – спросила она Сергея.

– Игорь, разумеется, – ответил Сергей. – Сейчас разбудим. Хотя это, конечно, чревато. Игорь не любит, когда его резко будят.

– А как он любит?

– Когда его будят поцелуем в ушко.

– Ой, – испугалась Катя. – Ты его вообще часто в ушко целовал?

– Ни разу, – твердо ответил Сергей. – Даже когда мы в студенчестве спали на одной постели. Впрочем, на той же постели спали еще две девушки, но это мы были молодые, горячие и беспостельные.

– Все это очень мило, – сказала Катя, – но я так и не поняла, кто должен его целовать в ушко.

– Обойдется, – твердо сказал Сергей, повернулся назад и нежным голосом прогугукал:

– Просыпон. Просыпон. Игоречек, просыпон.

– Я тебе сейчас дам просыпон, – пробормотал Игорь, не открывая глаз. – Что за дела вообще? Спи давай.

– Ну Игги, ну проснись, – заканючил Сергей.

– Кирик, – пробормотал Игорь, – а ты куда смотришь? Меня тут будят злые люди. Надо с ними что-то сделать.

– Аф, аф, – смешно пролаяла Кира, также не открывая глаз.

Тут Сергей решил прибегнуть к радикальному средству и коротко бибикнул гудком машины.

Игорь мгновенно раскрыл глаза. Взгляд его был тяжел и не предвещал ничего хорошего ни Сергею, ни гудку, ни автомобилю, ни всему живому в радиусе километра вокруг.

– Игорь, это я попросила, – быстро сказала Катя. – Серега тебя будить не хотел.

– А ты чего хотела? – мрачно сказал Игорь, прижимая к себе Киру.

– Мы хотели сфотографироваться у океана, – объяснила Катя. – Смотри – распогодилось, а тут еще площадочка подвернулась. Самое милое дело.

– Фотографироваться, – горько сказал Игорь. – Вдвоем. На фоне природы. Какая пошлятина! Ладно бы еще хотели просто сфотографировать красивый кусочек океана – за это я бы даже, наверное, простил такую жестокую побудку.

– На черта мне фотка океана? – спросила Катя. – Игорь, мне грустно тебе это рассказывать, но Америку всякие океаны омывают со всех сторон. Так что у меня его фоток – хоть залейся.

– Да уж, особенно твою Миннесоту они омывают, – не удержался Игорь. – Аж пять штук.

– Миннесоту они не омывают, – согласилась Катя, – но фотографий у меня все равно полно. Потом, на океан я предпочитаю любоваться вживую.

– А на Серегу – на фотографиях? – полюбопытствовал Игорь.

– Ты был прав, – сказала Катя Сергею. – Этого гада надо было будить только поцелуем в ушко. Или огнеметом.

– Правильно, поцелуем в ушко, только так, – согласился Игорь.

Кира открыла глаза и поцеловала Игоря в ушко.

– Вот, – удовлетворенно сказал тот. – Вот именно так и только так меня надо будить. Учитесь все.

– Обойдешься, – хором ответили Катя с Сергеем.

– Ладно, – потянулся Игорь. – Раз вы меня все равно разбудили, пошли к океану – будете нас с Кирой фотографировать. Я хочу, чтобы у нас была фотография на фоне океана.

– Ничего себе, – возмутилась Катя. – Сам же только что говорил, что фотографироваться вдвоем на фоне чего-то там – это пошло.

– Да как ты можешь сравнивать? – удивился Игорь. – Одно дело – когда вы с Серегой своими физиономиями портите пейзаж. А другое – когда мое мужественное лицо запечатлевают для истории. Разницу не ощущаешь?

– Понесло коня на скачки, – сказал Сергей, вылезая из машины. – Я-то все думаю – что-то давно Игоречка на манию величия не пробивало. Прям даже стал как-то волноваться.

– Да и я думаю – что-то давно меня на объективную оценку моей личности в истории не пробивало, – согласился Игорь, также выползая наружу. – Небось, думаю, Серега волнуется.

– Судя по всему, – заметила Катя, увлекая Сергея к краю площадки, – поводов для волнений уже нет, так что пускай Игорь в наказание теперь нас и фотографирует.

– Да запросто, – согласился Игорь, нажимая на фотоаппарате кнопку включения. – Только чего вы так скучно встали-то? Как можно снимать, когда вы торчите дубы дубами?

– А что ты предлагаешь? – спросил Сергей.

– Ну, сделайте какую-нибудь инсталляцию, – предложил Игорь. – Пускай, например, Катя типа как падает с обрыва, а ты ее типа как ловишь. Вот это уже эффектно, это уже будет что вспомнить. Если ты ее, конечно, все-таки поймаешь.

– Ты снимай давай, – невозмутимо сказал Сергей. – Надоело уже тут торчать.

Игорь сделал пару кадров, посмотрел их на дисплее аппарата и скривился.

– Ну, – сказал он, – я же говорил. Скукотища. Ладно, давайте нас теперь снимайте.

Игорь отдал фотоаппарат Сергею, подвел Киру к обрыву, обнял ее – и они застыли практически в точно такой же позе, как и предыдущая парочка.

– И где обещанная инсталляция? – поинтересовался Сергей, фотографируя. – Почему никто не падает с обрыва?

– А нам и без обрыва есть что вспомнить, – нагло ответил Игорь, слегка меняя позу.

После сеанса фотографирования Игорь сел за руль, и машина покатила дальше по первому хайвею.

Ехали они так до вечера, остановившись в дороге только один раз, чтобы перекусить.

Где-то к десяти, когда уже стало темнеть, поток машин на шоссе заметно изменился. Все чаще и чаще стали попадаться навороченные спортивные тачки, которые с легкостью обгоняли их "Монтеро" и быстро скрывались в серой дали.

– А чего это они так несутся-то? – недоуменно спросил Игорь. – Мы тут, можно сказать, четко соблюдаем скоростной режим, а эти ездят как хотят. Нужно срочно настучать в полис.

– Фи, – скривился Сергей. – Стучать – это подло.

– Смотря кому стучать и на что, – ответил Игорь. – Одно дело – выдавать оппозиционеров кровавому режиму. А другое – сообщать полиции о том, что кто-то нагло нарушает закон. Мне с этой точки зрения местный подход вполне нравится. Кинул бычок из окна машины – тут же на тебя настучал ближайший очевидец. Больше кидать не будешь. Видел, как тут чисто?

– Все равно, – продолжал упорствовать Сергей. – Стучать – нехорошо.

– Предположим, – согласился Игорь. – Тогда сравни их и нас. У нас правила никто не соблюдает, на улицах грязища, зато типа как никто не стучит. Хотя стучат, разумеется. Только по более крупным поводам. Вот что ты выберешь? Наш беспредел и грязищу или местный вариант?

– Местный выглядит хорошо, – согласился Сергей. – Да и ездить здесь – одно удовольствие. Такое ощущение, что ни одного больного на всю голову за рулем нет, а у нас – каждый второй.

– Я бы сказал – каждые четверо из пяти, – поправил Игорь.

– Но покупать это ценой стука – нет, я не готов сказать, что с этим согласен, – продолжил Сергей.

– Ну и дурак, – разозлился Игорь. – А я готов. Я хочу, чтобы было чисто и чтобы все соблюдали правила.

– Кто бы говорил, – фыркнул Сергей. – А то я с тобой по Москве не ездил. Ты правила постоянно нарушаешь.

– Потому что Москва, – объяснил Игорь. – У нас правила все нарушают. Не нарушают их только идиоты.

– Вот и начни с себя, – предложил Сергей. – Прекрати нарушать правила. Глядишь – там и остальные подтянутся.

– Ни фига, – сказал Игорь. – У нас в Москве есть правило – не соблюдать никакие правила. Если же тебя на этом ловят – сунуть дяде гаишнику в зубы купюрку, и пускай он арбайтен-сосайтен. А ты дальше езжай нарушать.

– Меня всегда удивляли изгибы твоего сознания, – признался Сергей. – Несешь фигню какую-то.

– Девушки, – призвал Игорь Киру с Катей. – Кто из нас прав?

– Честно говоря, – призналась Катя, – я как-то потеряла нить спора.

– Я говорю, – объяснил Игорь, – что стучать по мелкой бытовухе – даже хорошо. Потому что будет порядок.

– Лично я согласна, – ответила Катя. – Мне нравится, как здесь это дело поставлено.

– А вот Серега считает это стукачеством и безобразием, – заметил Игорь.

– Серега просто неправильно это все называет, – объяснила Катя. – Это не стукачество. Это обычная гражданская сознательность. Стукачество – это когда ты оппозиционеров выдаешь кровавому режиму или подпольщиков сдаешь оккупантам.

– Вот, – сказал Игорь. – Я то же самое говорю.

– Все равно вы меня не переубедили, – буркнул Сергей.

– А и ладно, – беззаботно ответил Игорь. – Не хочешь проявлять гражданскую сознательность – не проявляй. Но предупреждаю. Если ты выкинешь бычок в окно, я первый на тебя настучу.

– Настучи, настучи, – согласился Сергей. – Не забудь при этом также сообщить номер машины. И так как ты за рулем, пускай тебя остановят и арестуют.

– Нет, ну так и шныряют, так и шныряют, – сменил тему Игорь, глядя на спортивные машины. – Что у них тут – гнездо, что ли?

– Да практически гнездо, – ответила Кира. – Мы к Санта-Барбаре подъезжаем. Место дорогое, престижное. Крутых машин тут полно.

– О, Санта-Барбара, – обрадовался Сергей. – Я маме обещал заехать в Санта-Барбару.

– Типа как передать привет Сиси и Крузу? – язвительно спросил Игорь.

– Типа того, – согласился Сергей. – Ну, хотя бы там сфотографироваться. Маме будет приятно.

– Собственно, – сказал Игорь, – нам на самом деле пора уже останавливаться на ночлег. До Лос-Анджелеса еще под сотню миль. Часа два пилить минимум. Может, в Санта-Барбаре и заночуем?

– Давай, – согласилась Кира. – Тут мотелей по пути – полно.

– Мотели – это романтично, – сказал Сергей. – Хочу мотель в Санта-Барбаре.

– Сейчас что-нибудь подыщем, – пообещал Игорь.

И действительно, через двадцать минут Игорь обнаружил какой-то приличный на первый взгляд мотель и заехал на его парковку.

На стойке в ресепшене дежурила Очень Грустная девушка. Она безучастно листала какую-то книжку с яркими картинками и временами вздыхала. На вошедшую компанию девушка посмотрела без всякого интереса, но вздохнула при этом особенно тяжело.

– Wazzup? – дружелюбно поприветствовал Игорь девушку, но она на это даже не ответила.

– Чудная она какая-то, – заметил Игорь Кире.

– Я не чудная, – ответила девушка по-русски. – Я грустная.

– А фигли ты грустная? – поинтересовался Игорь, совершенно не удивившись тому, что девушка вдруг заговорила на его родном языке.

– Жизнь такая, – буркнула девушка.

По лицу Игоря было видно, что он воззрения девушки на жизнь совершенно не разделяет.

– Как звать-то тебя? – поинтересовался Игорь. – Эсмеральда?

– Лариса меня звать, – ответила девушка с таким отвращением, как будто это имя она возненавидела еще в утробе матери.

– Ну, Лариса, – сказал Игорь, – если это тебя развлечет, мы бы хотели взять два номера. Ведь это мотель? – вдруг встревожился он.

– Еще как мотель, – подтвердила девушка, – что б его...

– Так номера-то дашь? – спросил Игорь, явно забавляясь.

– Да куда ж я денусь-то? – вздохнула девушка. – По шестьдесят пять баксов за сутки. Осилите?

– Как-нибудь, – ответил Игорь. – В конце концов, копилку разобьем. Что-нибудь придумаем, короче говоря.

– Молодцы, – сказала девушка, придвинула Игорю какие-то бумажки, которые требовалось заполнить, снова вздохнула, встала, достала откуда-то двое ключей и вручила их Игорю и Сергею.

– Номера шестьдесят три и семьдесят пять, – сказала она так грустно, как будто именно эти цифры в дупель разрушили ее несчастную жизнь.

– И где они, эти номера? – спросил Игорь, стараясь задавать вопросы девушке максимально просто и доходчиво.

– Там, – ответила она и махнула рукой в сторону двери.

– Ладно, найдем, – решил Игорь. – Ты не грусти, – сказал он девушке. – Держи, Лариса, нос на квинту.

– Подержишь тут, – снова вздохнула девушка. – Когда жизнь – дерьмо.

– Приятно слышать, – заметил Игорь, – что и в Санта-Барбаре жизнь – дерьмо. Мы-то думали, что тут медом намазано.

– Сказала бы я, чем тут намазано, – решительно заявила Лариса. – Только воздержусь. Мне менеджер уже два раза втык делал, что я порчу клиентам настроение.

– Правильно, – согласился Игорь, – не порти. Грусти в одиночестве. Предавайся легкой поэтической флегме.

– Я-то предамся, – совсем рассердилась девушка. – Но член ему откручу.

– Кому? – хором спросили ребята.

– Луису, – мрачно ответила девушка.

– Луису-Альберто? – поинтересовалась Катя.

– Нет, Альберто не откручу, он-то тут при чем, – сообщила Лариса. – Луису откручу, козлу такому.

– Ну, удачи тебе в этом нелегком деле, – напутствовал девушку Игорь, перед тем как отправиться искать номера. – Главное – крути по часовой стрелке.

– Разберусь как-нибудь, – буркнула девушка, и на этом компания с ней распрощалась.

– Это ж надо было такое чудо обнаружить в Санта-Барбаре, – сказала Катя Сергею, когда они подошли к своему номеру. – Да еще и русскую.

– Прикольная тетка, – согласился Сергей. – Но мне почему-то жалко неведомого Луиса.

– Это его проблемы, – решительно сказала Катя. – Кроме того, я уверена, что Лариса – тихая и незлобливая. Просто у нее жизнь такая. Представляешь, селишься ты в Санта-Барбаре, а тут жизнь – дерьмо. Ну как не загрустить?

– Жизнь у них сложная, – согласился Сергей. – Ченнинга-младшего-то грохнули. А туда же – борются за звание Санта-Барбары высокой культуры быта.

Сергей открыл дверь номера и присвистнул.

– Круто, – сказал он, разглядывая комнату размером метров в пятьдесят, в которой стояли две здоровенные двуспальные кровати. – Я комнатки в мотеле как-то не так себе представлял. Сразу видно – Санта-Барбара.

– Да уж, – согласилась Катя. – Я тоже такие не встречала. Ну, оно и хорошо, тесниться не придется. Сереж, сбегаешь за вещами?

– Я мигом, – ответил Сергей и помчался к машине.

Подойдя к "Монтеро" и открыв дверь багажника, Сергей вдруг подумал, что они явно переехали в более теплый климат. В Сан-Франциско было градусов двенадцать, и они там ходили в курточках. А сейчас, в одиннадцать вечера двадцать девятого декабря, он стоит на улице в одной майке – и ему не холодно.

В номере Сергей с Катей сначала затеяли вдвоем принимать ванну, потом путем многочисленных экспериментов решали, какая кровать им подойдет больше, ну и в результате угомонились только где-то к часу ночи.

Они забрались в облюбованную постель, обнялись и выключили свет. Вокруг было очень тихо.

– Знаешь, – шепотом сказала Катя, – у меня какое-то странное ощущение. Куча триллеров так начинается: влюбленная пара приезжает в небольшой мотель, селится туда, и тут же начинаются всякие кровавости. Причем сначала там тихо-тихо, вот как у нас сейчас. А потом вдруг что-то как заорет...

Вдруг прямо под их окном раздался жуткий вопль, в котором, казалось, не было ничего человеческого.

Катя от неожиданности и испуга тоже закричала, да и Сергей просто оцепенел от ужаса. Впрочем, за окном тут же раздалась полицейская сирена, и Сергей сразу успокоился.

– Тихо, тихо, – сказал он Кате, прижимая девушку к себе. – Раз полицейские, это не может быть инопланетная тварь. Я сейчас посмотрю.

Сергей вскочил с кровати и подбежал к окну. За окном двое полицейских из патрульной машины скручивали какого-то наркомана. Тот валился на землю и что-то орал по-испански, периодически издавая тот же вопль, который их так напугал.

Но полицейские свое дело знали крепко, поэтому наркоман был в две секунды скручен, посажен в машину и увезен. Вокруг снова стало очень тихо.

– Тоже мне, богатое место, – разочарованно сказал Сергей, снова забираясь в кровать. – Наркоманы куролесят, полис носится туда-сюда. Как тут Кэпвеллы живут – ума не приложу.

– Ну так, наоборот, хорошо, что полис так быстро сработал, – рассудительно заметила Катя. – В моем родном городке этот придурок полночи бы под окном орал – никто бы не почесался.

– Что да, то да, – согласился Сергей и снова прижался к Кате.

– Кстати, – спросила она. – А ты что – реально этот сериал смотрел? Вот уж не ожидала.

– Да буду я его смотреть, как же, – обиделся Сергей. – Просто у меня матушка – фанатка. Но просто смотреть ей скучно, поэтому она мне пересказывает содержание всех серий. Так что я вполне в курсе, кто там чей незаконнорожденный сын, кто гомосексуалист и у кого там таинственно умерла мать.

– Понятно, – сказала Катя. – А то я-то подумала...

– Напрасно подумала, – сурово заявил Сергей. – Кстати, – вдруг встревожился он, – а ты против сериалов как таковых ничего не имеешь? Уж что-что, а "Мэш" я смотрел весь целиком. Да и "Скользящих" осилил где-то до четвертого сезона.

– Да нет, – ответила Катя, – сериалы я и сама люблю. "Друзья", "Фрейзер" – все отсмотрено не по одному разу.

– Ну и отлично, – успокоился Сергей. – Давай спать уже, а то завтра лучше бы пораньше выехать. Да и Игоречек все равно разбудит ни свет ни заря – знаю я его.

– Да я теперь не засну после эдаких страстей, – вздохнула Катя, закрыла глаза, и они буквально через пять минут крепко спали.

[ продолжение ]

(все выпуски "Американской арии князя Игоря")

© 1998–2019 Alex Exler
19.05.2010

Комментарии 16

Зато на жену твою бывшую он очень ругался – как ее, Алена?

– Алла.

– Да, точно, Алла. Вот ее он в каком только свете не выставлял.

– Это да, у них взаимоотношения как-то сразу не сложились.

С женой напутано..непонятно, чья бывшая?
26.05.10 11:23
0 0



Paks: С женой напутано..непонятно, чья бывшая?





Не врубаюсь - что тут непонятного?


26.05.10 11:26
0 0

Грустная девушка на ресепшене - это под впечатлением официанки из Pick of Destiny, которая ходила в майке с надписью "Лицо - здесь"? 😉
20.05.10 13:49
0 0

Taruggin: Грустная девушка на ресепшене - это под впечатлением официанки из Pick of Destiny, которая ходила в майке с надписью "Лицо - здесь"?





Нет, это под впечатлением русской девушки на ресепшене мотеля в Санта-Барбаре 😉
20.05.10 13:55
0 0

Замечательная глава! Спасибо за удовольствие!
20.05.10 12:00
0 0

Затронута тема "начни с себя", это хорошо, только к сожалению абсолютно бесперспективно. Эххх..

Да, Алексей, просветите Игорясика, что откручивать надо против часовой стрелки, а то он неправильный совет девушке дал, иначе не добьется она желаемого.
20.05.10 10:00
0 0

- Кто нас будет фотографировать? - спросила она СергеЙ.
20.05.10 00:04
0 0

Отлично! Но когда уже будет раскрыта тема сисек? 😄
gsp
19.05.10 23:24
0 0

Читать интересно! Спасибо!
19.05.10 22:57
0 0

поставлю ка я 5
19.05.10 22:19
0 0

Спасибо, исправил.
19.05.10 17:23
0 0

Опечатки:

тут же на тебя настучал ближайшие очевидец - й наверно

Кэлвеллы - кажется, их фамилия в сериале Кэпвеллы
19.05.10 17:09
0 0

супер:)

ждем продолжения
19.05.10 16:58
0 0

Как всегда шикарно! Только вот мне фраза немного смущает:

- У что-то, а "Мэш" я смотрел весь целиком.
19.05.10 16:18
0 0

bars15: У что-то, а "Мэш" я смотрел весь целиком.



Спасибо, исправил.
19.05.10 17:04
0 0

Здорово. Спасибо) А когда следущее?)

P.S. Можно немного поумничаю?

Кира с Игорем, обнявшись, дремали на заднем сиденье - сытный обед и глинтвейн дали о себе знать.

Вместо тире двоеточие (можно подставить "потому что")
19.05.10 16:00
0 0