Дневник тещи Анжелики Пантелеймоновны: день рождения у Светки

31.05.1999 1811

Дневник тещи Анжелики Пантелеймоновны: день рождения у Светки

[начало]

Короче, набузолила я салаты, Светка себя наштукатурила до такого состояния, что под тяжестью макияжа еле ходит, накрыли мы с ней стол (это только так называется – "накрыли"; мать носилась с тарелками, а принцесса Светлана полчаса ходила вокруг стола и искала – куда бы засохшую розу приткнуть, как она сказала – для эстетизму) и сели ждать гостей. Я у нее поинтересовалась – а кого мы, собственно, ждем. Оказалось, что должны подойти пять мальчиков, три девочки и какой-то "Череп".
- А это что за зверь? – интересуюсь я. – И какого он пола, если не относится ни к мальчикам, ни к девочкам?
- "Череп", - отвечает Светка, - это крутой байкер из соседней школы. Очень колоритный чувак.
- Золотарем, что ли, работает, – интересуюсь я, - раз калоритный? А ты его приглашать не боишься? Вдруг амбре весь праздник испортит?
- Да ну тебя, мама! – злится Светка. – Что за серость? Он - колоритный! От слова "колор", что значит цвет.
- Светка! – пугаюсь я. – А ты не зря негра к нам в дом пригласила? Черт его знает, как Петя на него отреагирует. Он же из гаража придет под сильным газом. Ты ж понимаешь.
- Какой, нафиг, негр! – орет Светка. – Обычный евразиец!
- Еврей? – спрашиваю я. – А-а-а. Ну тогда – не страшно. Петя евреев уважает, потому что они портвейн не пьют и похмельем по утрам не страдают. У него на заводе есть один рабочий – потомственный еврей. Так Петя говорит, что на весь завод по утрам только он один и работает, пока остальные пивом оттягиваются.
- Мама! – говорит Светка. – Ну сколько можно? "Череп" – обычный парень. Может быть он еврей, хотя по нему этого и не скажешь, но самое главное, что он – байкер!
- Понятно, - говорю. – Байкой торгует. Коммивояжер. Уважаю.
- Все, мам, - отвечает Светка. – Закончили обсуждение моих гостей. Сама все увидишь.
Ну, закончили, так закончили. Я пошла курей в духовку запихивать, а Светка занялась украшением ведер с салатом.
Через полчасика раздался звонок в дверь. Светка побежала открывать, а я в конце коридора затаилась и заняла наблюдательный пост. Сначала пришли двое ребят и одна девушка. Врать не буду, одеты очень прилично, у ребят волосы аккуратно волосы в хвосты собраны, у девушки такая стрижечка аккуратная. Так что мое материнское сердце немного успокоилось. Пошла я на кухню дополнительные закуски настругивать, а Светка гостей у себя в комнате Андрюшей Губиным стала развлекать.
Прошло минут пятнадцать, вдруг эта девушка ко мне на кухню заваливает, просит ватку и крем для снятия макияжа. Я на нее посмотрела – боже мой! Тушь вокруг глаз расплылась, по щекам борозды от слез, короче, не человек, а какая-то ходячая трагедия. Я даже испугалась.
- Что, - говорю, - случилось? Тебя Светка обидела или кто-то из ребят?
- Что вы! – отвечает. - Я просто всегда плачу, когда слышу Андрюшу Губина.
Вот это номер! Надо же, какая чувствительная. У меня, впрочем, тоже всегда сердце жалостливо щемит, когда я этого Губина у Светки на плакатах вижу. Его бы в деревню, на парное молочко и здоровые питания. Глядишь, на человека стал бы похож.
Отмыли мы эту бедолагу, она убежала к Светке заново штукатуриться после ущерба, нанесенного Губиным, тут и остальные гости подошли. Все-таки зря я ворчу на современную молодежь. Такие приятные ребята. Даже цветы не забыли. Светке принесли фикус и гортензию, а мне подарили калы. В смысле – цветы такие. Название у них неприличное, а цветы – вполне даже ничего. Я чуть не прослезилась, когда вдруг вспомнила, что мне Петушок последний раз цветы дарил года два назад на восьмое марта, да и то все окончилось не очень хорошо: так получилось, что ко мне сосед пришел за солью, а в этот момент Петя с цветами и заявился. Нет, вы не подумайте ничего плохого. Я вообще – женщина крайне верная. Это просто Петюнчик мой очень ревнивый. Ладно еще, если бы он купил какие-нибудь ромашки, соседа тогда даже в больницу не пришлось класть, просто йодом помазали бы и все дела. Но Петушка угораздило на розы разориться, так что сосед провалялся все две недели, а я ему тоннами апельсины и яблоки в больницу таскала, чтобы он в суд не подавал.
Слышу, звонок в дверь раздается, а Светка ничего не слышит из-за своей музыки. Пошла я сама гостей встречать, открываю дверь, а там – тот самый коммивояжер. Ну и видок у него! Весь в коже с заклепками, на голове – платок по-бабьи повязан, в ухе – серьга.
- А-а-а-а, - говорю. – Так вы – цыган! Здрассте! Меня зовут Анжелика Пантелеймоновна.
- Приветствую, - отвечает. – Ничего я не цыган. Меня Череп зовут.
- Очень приятно, - говорю. – А что, сейчас модно такие имена давать? Раньше были всякие Октябрины и Даздраспермы, а теперь черепа в ход пошли. У вас, случайно, сестренки по имени Берцовая Кость нету?
- Сестренка есть, - отвечает коммивояжер. – Только ее зовут Пивная Бочка. Толстая она очень из-за своей кока-колы. Я ей говорил, чтобы здоровье не сажала и переходила на пиво, а ей – по-барабану. Идиотка. Чего с нее взять?
- Что, - интересуюсь, - прям так родители и назвали – Пивной Бочкой?
- При чем тут олды? – удивляется Череп. – Разве они могут нормальное имя дать? Это у нас кликухи такие.
- А почему вас Черепом окрестили? – интересуюсь я. – Вы анатомией интересуетесь?
Тут коммивояжер снимает свой платок и демонстрирует совершенно лысую голову.
- Вот в честь этого и назвали! - хвастается он.
- А вы к армии готовитесь или просто чернобыльский ликвидатор?
- Ни то, мамаша, ни другое. Я – байкер. А у нас это принято, чтобы время на мытье башки не тратить. Заодно и прохладнее летом, - объясняет коммивояжер.
- Понимаю, - говорю я. – Сплошные разъезды, дороги, пыль, да грязь. Я вашу профессию уважаю. Она нужная и полезная людям.
- Приятно слышать, - говорит Череп. – А мне Светка говорила, что ее мамаша не въезжает. А тут вдруг – такое приятное взаимопонимание.
- Я с молодежью всегда язык нахожу, - хвастаюсь. – Потому что молода душой.
- Почему только душой? – комплиментит Череп. – Вы и телом – просто не ходи купаться.
Какой симпатичный молодой человек оказался. Редкой души. Я настолько растрогалась, что даже ему личные Петины тапочки дала. А чего? Для хорошего человека не жалко.

[окончание следует]

© 1998–2019 Alex Exler
31.05.1999

Комментарии 0