Дневник тещи: курс молодого бойца

14.10.1999 1510

Дневник тещи: курс молодого бойца

9 октября: Сегодня растолкала принцессу в семь утра и напомнила о необходимости приготовить папе завтрак в плане прохождения курса молодого бойца семейного фронта. Светка немного поныла, что хочет еще немного поспать, но все-таки продрала глаза и поползла на кухню. Там встала у плиты и начала лениво сооружать яичницу.

- Свет, - говорю я. – Урок первый. Ты посмотри – как ты одета и как я.

- А чего? – спрашивает она сонно.

- Ты не умылась, притащилась на кухню в пижаме. А на голове-то, на голове… Сплошные Пикассы. Родители такое переживут, а вот муж поутру может испугаться.

- А как я успею умыться и одеться за такое короткое время? – огрызается Светка.

- Так вставать надо раньше, - спокойно объясняю я. – За полчаса до подъема мужа. Чтобы успеть себя в порядок привести.

- Что, серьезно? – искренне удивляется Светка. – Мам, да это просто какой-то феодальный строй. Какой ужас!

- А ты чего хотела? – интересуюсь я. – Ты думаешь, что замужество – это сплошной ренессанс и развитой капитализм с человеческим лицом? Не будет тебе никакого человеческого лица. Только во время медового месяца. А дальше – сплошное рабовладельческое общество и даже поздний палеолит.

- Кошмар какой, - презрительно говорит Светка.

В этот момент на кухне появляется Петр Степанович.

- Почему мой завтрак до сих пор не готов? Анжела, салют! – говорит он.

– Ой, - тут он увидел Светку. – Это что еще за выставка абстрактных скульптур по утрам?

- Это я, пап, одеться и причесаться не успела, - сконфуженно объясняет принцесса.

- Мда… - говорит Петя. – Труд, труд и только труд. Родители-то твою вакханалию на голове еще переживут, а муж… Муж тебя на второй же день выгонит и приданое не вернет.

- Во-во, - соглашаюсь я. – Девка вон какая здоровая вымахала. Не сегодня-завтра замуж соберется. Я и решила ей курс молодого бойца провести, а то перед будущим зятем стыдно.

- Замуж – дело хорошее, – одобряет Петя. – Только ты, - обращается он к Светке, - мужа правильного выбирай. По уму. Чтобы с руками был и с головой. И чтобы голова вовремя давала команду рукам.

- Да уж разберусь как-нибудь, - фыркает Светка.

- Ты мне тут не фурычь, - мгновенно вскипает Петя. – Знаю я твоих хахалей. Один Череп чего-то стоит. Вот за него тебя отдам не задумываясь. Правильный парень. Он со мной в гараж будет ездить…

- Вот ты за Черепа тогда и выходи, - в свою очередь злится Светка. – Мне гаражный муж не нужен. Мне нужен домашний.

- Скажите, какая цаца… - начинает было Петя, но тут я решительно заявляю, что хватит дискуссий, а то он на работу опоздает.

Петя садится за стол и начинает демонстративно ждать завтрак, а Светка пытается спасти остатки яичницы. Я же стою рядом с плитой, изображая наблюдателей от ООН.

Через пять минут яичница готова, Светка вываливает ее на тарелку подгоревшей стороной вверх, ставит на стол и начинает возиться с чайником.

- Это что? – недоуменно спрашивает Петя.

- Яичница, - саркастично поясняет Светка. – Приготавливается из яиц. Яйца – это такие белые шарики…

- Сейчас вот один из таких белых шариков полетит тебе прямо в лоб, - спокойно поясняет Петя. – Яичница должна быть похожа на яичницу, а не на горстку подгоревших ошметков. Ты знаешь, что такое яичница? Она приготавливается из яиц. И главное, чтобы сразу было понятно, что она сделана из яиц. А если это не понятно…

- Стоп, - говорю я, увидев, что Светка вскипает уже по третьему разу. – Петь, я тебе сейчас бутерброды с ветчиной сделаю, а Светка пока кофе приготовит. Хорошо, Свет?

Светка в ответ что-то бурчит себе под нос и начинает снова возиться с чайником. Петя брезгливо смотрит в тарелку с ошметками яичницы, ковыряет ее вилкой, затем разворачивает газету и начинает читать. Через несколько минут кофе приготовлен и поставлен на стол рядом с Петиной правой рукой.

- Ну? Как кофеек? – не выдерживает Светка.

Петя, как обычно, внимательно читает газету и не реагирует ни на какие внешние раздражители.

- Учись, дочка, - говорю я. – Когда муж утром читает газету, ты ему в чашке хоть настой брюквы можешь подсунуть. Ничего не заметит.

Петя, между тем, берет чашку, отхлебывает и спрашивает:

- Это что еще за бурда?

- Кофе, - отвечает Светка. – Шикарный растворимый кофе. Полторы ложки на чашку и одна ложка сахара.

- Кофе растворимым не бывает, - твердо заявляет Петя. – Это тебе любой муж скажет, не только Череп. Кофе нужно варить.

- А что же ты сразу не сказал? – интересуется Светка.

- Муж тебе не будет говорить каждый день такие вещи. Сама должна знать, - объявляет Петя, берет приготовленный мной бутерброд и впивается в него зубами. – Я жду кофе, - многозначительно напоминает он.

Светка вопросительно смотрит на меня, я в ответ пожимаю плечами, мол, выкручивайся сама, потому что на кухне с мужем мамы не будет. Тогда Светка берет турку, сыпет туда четыре ложки растворимого кофе и ставит на огонь. Я молчу. Через некоторое время кофе вскипает, Светка наливает его в чашку, добавляет сахара и ставит перед Петей.

Тот дочитывает статью, начинает новую, берет чашку и делает несколько глотков. Переворачивает страницу и делает еще несколько глотков.

- Поняла? – шепчу я. – Во время чтения газеты он ничего не замечает.

- Ну и жаль, - шепчет Светка. – Я же кофе сделала по всем правилам.

- Черта с два, - объясняю я. – Нормальный кофе готовится из молотых зерен, а не из растворимого кофе.

- Да ну! – поражается Светка.

- Ага. Твое счастье, что Петя ничего не заметил.

- Анжел, - прорывается из-за газеты Петин голос. – А молоко мне дадут?

- Какое молоко? – поражаюсь я. – Ты же молоко уже лет десять не пьешь. Только в виде молочного пунша.

- А мне молоко за вредность полагается, - объясняет Петя. – Сделали тут из меня подопытное животное: завтрака лишили, вместо нормального кофе растворимый вскипятили. Я теперь на работу пойду в плохом настроении. Так что, уж пожалуйста, давайте что-нибудь за вредность.

- Ага, - отвечает Светка. – Тебе, пап, точно что-нибудь за вредность полагается. Уж очень ты, пап, вредный у нас.

- Папа полезный, - сурово говорю я Светке. – Не смей папе такие вещи говорить.

- А ты, мам, тоже даешь, - злится Светка. – Не могла объяснить, как кофе нормальный варить.

- Нечего и объяснять в боевых условиях, если ты его ни разу не варила, - объясняю я. – Только всю плиту мне извозюкала бы. А драить ее кто будет? Ты, что ли?

- А хоть бы и я, - кипятится Светка. – У меня курс молодого бойца или не курс молодого бойца? Вот и объясняй, как старший товарищ по оружию.

- Не ссорьтесь, девочки, - примирительно говорит Петя. – Я на стройке в столовке позавтракаю. Лучше ты, дочка, грызи гранит науки на чем-нибудь попроще. На Барсике, к примеру. А когда первый экзамен сдашь, тогда перейдешь на тяжелую артиллерию в виде папы. Договорились?

- Ну да, - буркнула Светка.

Петя ушел на работу, Светка засобиралась в институт, а я стояла и плиты и подводила сегодняшние итоги. А чего? Для первого раза вполне неплохо получилось. Петя даже чашку с кофе ни в кого не запустил. Завтра будем продолжать. Ей еще много осваивать. А там – глядишь и раздумает замуж выходить.

***

(полный "Дневник Тещи")

© 1998–2019 Alex Exler
14.10.1999

Комментарии 0