Дневник тещи: поход в театр

28.01.2000 3011   Комментарии (0)

Дневник тещи: поход в театр

28 января: Вчера Петюнчик заявился домой – ну просто никакой. Это даже на него было не похоже. Я настолько разозлилась, что решила – хватит потакать подобному алкоголизму, пора уже принимать какие-то меры! Поэтому наорала на него и выгнала спать на кушетку в коридор. Да и забыла, что у нас там стоит светкин диванчик, на котором она спала, учась в младших классах. Утром выхожу в коридор, а сердце так и защемило: Петюнчик лежит на диване, раскинувшись; голова на полу с одной стороны, ноги на полу – с другой. А он спит себе тревожным сном и только вскрикивает во сне. Я его разбудила, отпоила кефирчиком, вставила, конечно, соответствующую пилюлю, ведь в его возрасте так напиваться – просто неприлично. Но он, когда очухался, мне все объяснил. Оказывается у них на работе проводилась беспроигрышная лотерея, и он выиграл четыре билета на сегодня в новый экспериментальный театр на спектакль "Черный квадрат" по этому… как его… по Малевичу. Вот с радости и напился, потому что давно уже ничего не выигрывал. >

Тут я его сразу простила, потому что мы уже сто лет не были в театре, а мне очень хотелось совершить какой-нибудь культурный поход из дома. А то надоело одно и то же. Все праздники – по заведенной схеме: с раннего утра кручу-верчу салаты, вечером приходят гости, все едят и пьют, как заведенные, рассказывают анекдоты, а потом орут песни до двух ночи. Дальше Петюнчик заваливается спать, а я еще два часа все на кухне драю. Ладно еще, когда Светка маленькая была… Ее вызывали, ставили на стул, Светка читала всякие стишки, мы с Петей умилялись, а гости втихаря лопали салаты и пили водку. Хоть какое-то развлечение. А сейчас попробуй ее заставь стихи почитать. Она такие стихи читает, что даже Петя сидит красный, как рак, а гости хохочут до икоты. Так что я очень обрадовалась, что мы в театр идем.

- Кого, - спрашиваю Петю, - с собой возьмем?

- Светку, конечно, - бурчит он.

- А еще кого? Билетов же четыре…

- Ну пускай хахаля своего пригласит, - нехотя говорит Петя. – Не пропадать же билету. Кто у нее там сейчас? Этот трекнутый программист Вася?

- Вадик, - поправляю я. – Совсем личной жизнью дочери не интересуешься.

- А, - говорит Петя и машет рукой, мол, отстань, дай в спокойствии насладиться похмельным синдромом.

Я отправляюсь в комнату к Светке, а она, видите ли, еще дрыхнет. Я ее ласково потрепала по щеке, чтобы разбудить, а она во сне говорит:

- Чего, милый, уже вечер, и мне пора отправляться домой?

- Что-о-о-о-о-о?!?!? – так и заорала я.

- Ой, мам, - говорит Светка, проснувшись. – Это мне сон какой-то приснился. Насмотрелась вчера кино на ночь…

Я на нее смотрю очень нехорошим взглядом и молчу. Светка краснеет и начинает быстро-быстро тараторить.

- Мам, да ты что? Ты что, мам? Говорю же – кино вчера смотрела…

- Ага, - отвечаю я, раздувая ноздри, прям, как Петя. – Кино ты смотрела. Про молоденьких девушек, которые врут своей престарелой матери и сводят ее в могилу… Где вчера вечером была? – заорала я жутким голосом.

- Я же говорила, - защищается Светка. – К лабораторке готовилась!

- Ага-а-а-а-а, к лабораторке она готовилась! Ты, случаем, не в биологический институт перевелась, что так к лабораторке готовишься?

- Мам, ну ты что? У меня же лабораторка на носу по сопротивлению материалов!

- Материалов у тебя сопротивление, - возмущаюсь я. – Что-то не видно, чтобы эти материалы чему-либо сопротивлялись.

- Мам, ну зачем ты так? – укоризненно говорит Светка. – Я же сказала, что кино вчера смотрела.

- Ага. Во время подготовки к лабораторке.

- Дома я смотрела! – в свою очередь начинает орать Светка. – Ты что – уже не помнишь? Хотя, чего тебе помнить, когда ты в этот момент с папой воевала на трех фронтах: кухня, ванная, коридор.

При упоминании о папе я неожиданно вспомнила цель своего визита.

- Ладно, - говорю я, немного успокоившись. – О сопротивлениях и о материале мы с тобой позже поговорим. Есть две новости: одна хорошая, другая – еще лучше. Какую говорить первой?

- Мне все равно, - отвечает Светка, дуясь.

- Ты на мать не дуйся, - строго говорю я. – А то все щеки продуешь. Мать за тебя же беспокоится.

- Ладно, - отвечает Светка. – Проехали. Давай свои новости. Сначала просто хорошую.

- Сегодня вечером, - говорю я, делая радостное выражение на лице, - мы вместе идем в театр.

- Браво, браво, - отвечает Светка, никакой, впрочем, особенной радости не выказывая.

- Тебе чего – не нравится? – удивляюсь я такому равнодушию.

- Не люблю эти театры, - отвечает Светка, сморщив лобик. – Тоска смертная. Гамлет полюбил Джульетту, орет под балконом, как стадо бурундуков, охи-вздохи, драки-мраки, а потом все умерли, но сначала долго стоят над могилой и орут, какие они несчастные-разнесчастные.

- Во-первых, - строго говорю я, - у тебя что-то с образование не то. Гамлет любил не Джульетту, а Дездемону.

- И пиво, - добавляет Светка.

- Не перебивай мать! Во-вторых – мы идем на спектакль "Черный квадрат" в новый экспериментальный театр.

- По Малевичу, что ли? – проявляет Светка некоторые зачатки образованности.

- Ага, - радуюсь я. – По нему, родимому. Ну как, нравится?

- Это уже лучше, - удовлетворенно говорит Светка. – Я люблю эксперименты. А какая вторая новость? Которая совсем хорошая.

- Вторая новость, - торжественно говорю я, - заключается в том, что Петя выиграл в лотерею четыре билета. Так что ты можешь пригласить с собой своего ненаглядного программиста. Не могу сказать, что нам с папой он очень нравится, но мы готовы на любые жертвы, лишь бы тебе было хорошо.

Светка о чем-то напряженно думает…

- Вадик сдох, - наконец произносит она.

- Что? – меня чуть инфаркт не схватил. – Несчастный мальчик умер?

- Да не умер, - с досадой говорит Светка. – Это выражение такое: бобик сдох. Не слышала, что ли? В том смысле, что ему больше нет места в моем сердце. Замучил меня этот Вадик. Не хочу за него замуж, а то всю жизнь придется мучиться так же, как тогда на даче.

- Вот это дело, - радуюсь я. – Отец всегда говорил, что он тебе не пара… Постой, а кого же ты с собой возьмешь на спектакль?

- А кого тебе бы хотелось? – великодушно спрашивает Светка.

- Ну, - я делаю вид, что надолго задумываюсь, - возьми, к примеру, Черепа. Хороший парень, и Пете он очень даже нравится. А ты знаешь Петю. Ему даже начальник его не нравится.

- Да знаю я, мам, что вы к Черепу неровно дышите, - говорит Светка. – Ну, да ладно. Приглашу его, чтобы родителей порадовать.

- Нам одолжения не нужны, - гордо говорю я и тут же добавляю: - Сбор у нас дома ровно в 18 ноль-ноль. Смотрите, не опаздывайте, а то без вас уедем.

- Сами не опаздывайте, - отвечает Светка, снова закипая, но я ее не слушаю и убегаю на кухню, чтобы Петю накормить завтраком.

[продолжение]

© 1998–2020 Alex Exler
28.01.2000

Комментарии 0