Дневник Васи Пупкина (8-й выпуск)

12.05.1999

Дневник Васи Пупкина (8-й выпуск)

11 мая: К репетиции приступили только сегодня. Потому что долго почивали на лаврах. Как объявили в школе о создании ансамбля "Птеродактиль", так сразу вся школа загудела так, что нам было не до репетиций. Толян вообще изменился со страшной силой. Раньше был простым авторитетным хулиганом, а теперь в школу приходит в белой рубашечке, с дипломатом и раздает бесконечные интервью о своих творческих планах. Собственно, интервью у него никто брать не собирался, но Толян на переменке изловил редактора нашей школьной газеты "Пульс пионэра", завел его в туалет и пообещал редакторские очки затолкать прямо в анус быстрее, чем кролики трахаются (это он американских фильмов насмотрелся), если в течение недели в газете не появится статья о новом молодежном ансамбле. Редактор настолько запереживал, что какому-то Анусу затолкают его очки, что взял у Толяна интервью прямо в туалете под мелодичный аккомпанемент унитазов. Статья появилась прямо на следующий день. Ее читала вся школа:

"Ласковым прищуром и неземной музыкой сфер встретил меня руководитель нового молодежного ансамбля – Анатолий Непокоренных.
- Какие ваши творческие планы? - прямо в непокорный лоб задал я свой простой журналистский вопрос.
- Планов – громадье! – задорно ответил маститый руководитель. – Будем осваивать классику: Бытлыс всякий, Элвиса песни, кулинарные композиции "Машины времени" и, конечно, бессмертный хит всех времен и континентов – "Падрушки маи – ни ревнуйте" Елены Зосимовны Зосимовой.
- А как с музыкальным образованием? Не бекарит ли сольбемоль? Не мажорит ли до диез? Все ли в порядке с сольфеджио? – интересуюсь я.
- Прорвемся, - уверенно отвечает Анатолий. – Команда собралась – не ходи купаться. С такой командой – это просто все международные призы наши. Даже в Сопоте, хотя мы точно и не знаем – как туда добраться. Наш ансамбль сейчас разрабатывает платиновый диск, для чего из соседней школы приглашена платиновая блондинка – Оксаночка. Ее голос, я надеюсь, придаст новое звучание нашей группе. А уж груди…
- Спасибо за Ваш интереснейший рассказ, - прерываю я известного бариалибасова. - Позвольте пожелать банде дальнейшего творческого непокоя!
- Все будет – пучком! - отвечает Анатолий. – Мы еще встретимся в Каннах, только когда будешь выходить из туалета, погляди – нет ли училки рядом, а то от меня табачищем несет – кошмарно. Нахрен мне нужны эти вызовы родителей в школу?
- Удачи Вам, Анатолий, да не замкнет гитара у басиста, - говорю я и выбираюсь из туалета, налетев на сливной бачок.
Вот так, дорогие друзья! Новые таланты в нашей школе набирают свою уверенную рысь, не боясь проблем в шагу. А наша редакция еще обязательно будет вас знакомить с новыми творческими свершениями этого дерзкого, но очень обаятельного и грозного коллектива."

Короче, все зазнались нахрен. Колян только и делает, что ходит по школе и раздает автографы. Даже тем, кто не просит. Особенно зазнавшимся первоклассникам он автограф лепит прямо на лоб, предлагает лет десять не мыться, а потом выставлять его на аукцион "Олби". Володян уже просто обнаглел сверх всякой меры: появляется на первый урок, кидает портфель, заявляет физику, что у него, мол, репетиция и отправляется пить пиво на угол. Утверждает, что пиво пробуждает в нем творческие инстинкты. Знаю я эти инстинкты. Папик, вон, каждый день инстинктирует, а потом приходит к сыну "поговорить по душам". Все бы хорошо, но его все больше интересуют пособия по сексуальному ориентированию, которые я сейчас изучаю, а мне приходится папику объяснять самые элементарные вещи. Достало уже, честное слово. Сколько можно? Тычет бычьим глазом в книжку и все спрашивает: "А это – что? А это? А как этот кошмарный термин переводится?". Как малолетний, ей Богу. Вчера уцепился за слово "куннилингус":
- А это, - говорит, - как?
- Это, - говорю, - армейские забавы. Запираются в кунги и предаются всяческому развращению и петтингу.
- Петтингу? - обалдевает папик. – Мужская любовь? Мучают несчастного Петюнчика, прям как в фильме "Криминальное чтиво"?
Ну что с ним делать? Не понимает таких простых вещей. Я, конечно, папика расстраивать не хочу, поэтому со всем пиететом начинаю объяснять, что петтинг – это изобретение американцев, которые боятся спида и не хотят тратить деньги на презервативы. Поэтому они приходят после школы, садятся на диван и давай всякий петтинг-меттинг совершать. Насовершают до одури, закурят сигаретку с марихуаной и давай дальше любить своего обожаемого пердзидента. Вот такое вот американский секс у них получается, говорю я папаше. Папик посмотрел на парадный портрет, блин, Клинтона, скривился и сказал, что ему для этих целей намного дороже – портрет Ломоносова. На вопрос – а почему именно Ломоносов? "Нравится", - ответил папик и отправился спать-почевать, забыв о том, что мамик ему очень быстро все отвыкнет, потому что не выносит храпа спящего пьяного папика.
Короче, пришли первый раз репетировать. Долго пытались подключить гитары. А провода там – оборванные и без штекеров. С грехом пополам затолкали в провода спички, подключились, как вдруг Колян – как взвизгнет! Толян аж обалдел!
- Колян! – говорит. – Это просто круто! Запомни этот звук и повторяй его как ежедневное музыкальное приветствие ансамбля.
- Я-то этот звук запомню на всю жизнь, - отвечает Колян. – Тебя бы так электричеством долбануло.
Разругались они, что-то свое поспорили, я с десяток пионерских барабанов рядом поставил, постучал по ним что-то свое… Словом, первая рэп-петиция не пошла. Может, завтра что получится?

© 1998–2019 Alex Exler
12.05.1999

Комментарии 0