Дневник Васи Пупкина (9-й выпуск)

14.05.1999 761

Дневник Васи Пупкина (9-й выпуск)

15 мая: Чего-то все резко разладилось. Репетиции не идут, мы с парнями из ансамбля ругаемся, а тут еще дома – Содом с Хусейном. Вот чего, спрашивается, мамик решила папику кофе в постель подать? Да еще и сопроводив это дело жуткими завываниями из рекламы чая "Липтон"? Я-то проснулся, когда боевые действия были уже в полном разгаре, поэтому истинную картину происшествия восстановил по отрывочным сведениям непосредственных участников событий. Короче, папик вчера вечером пришел поздно, весь какой-то воровато улыбающийся. Мамику сказал, что ходил со своей секретаршей в ресторан, а потом провожал ее домой, но мамик сразу заподозрила неладное, так как в секретарши папику она уже давно определила свою троюродную тетю, которой 65 лет вместе с базедовой болезнью. И точно! Так и оказалось, что папик опять играл в покер со своим советом директоров. А мамик папиковы покеры терпеть не переваривает. Во-первых, потому что папик мамика в покер и выиграл, а мамик теперь справедливо опасается, что как выиграл, так и проиграет. Во-вторых, потому что папик любит с советом директоров играть не на деньги, а на долю в прибыли. А если, рассуждает мамик, папик всю свою долю продует – куда он работать пойдет? Он же только и умеет начальствовать. Руками ничего сотворить не может. Работает печенью, выпивая при заключении контрактов и красуется на презентациях. А сынок Васятка, думает свою горькую думу мамик, как был дурак-дураком, так и остался. Ходит по дискотекам и расколачивает пионерские барабаны в ансамбле. Что с ним будет, если папик будет не в состоянии купить место в институте, или пристроить сыночка брокером на токийскую биржу?

И от всех этих мыслей мамику стало так горько и обидно, что взяла она и грянула о пол папикову любимую трехлитровую кружку, из которой он так любит пить коктейли. Папик от этого кощунства даже сквозь суровый алкоголь, которым он был полон, офонарел настолько, что употребил много-много неприличных слов и целых выражений (чего себе дома обычно не позволяет), а потом совсем загрустил и заявил, что Васятка (то есть – я) вряд ли от него. Потому что все Пупкины – умные и рукастые, а сыночек получился – явно в какого-то соседа. Мамик от этой глубокой мысли возмутилась настолько, что побежала за мной, вытащила из кровати и привела на кухню папику для демонстрации. Сначала они долго обсуждали мои уши, и мамик пришла к выводу, что ушные раковины – явно папашины. Потому что только папашин сынок может быть похож на такси с открытыми дверцами. Затем сравнивали мой и папиков нос. Папан утверждал, что у него – греческий профиль, а у меня – картошка пополам с редиской. Мамик от такого утверждения вся просто заплакала от смеха и сказала, что греческого в папаше – только умение пить вино в неимоверных количествах и предаваться гнусному разврату в виде покера по пятницам. Но если папаша хочет, сказала мамик, она сейчас возьмет сковородку и отрихтует папику нос в полном соответствии с греческими традициями. На что папик заявил, что если бы он знал про такие немыслимые оскорбления, которыми его будут подвергать в этом доме, он бы во время той знаменитой покерной партии взял бы не мамика, а завод про производству пластиковых бутылок, который предлагали в качестве альтернативы. Ну, разумеется, мамик от такого заявления из разъяренной фуры превратилась в совхозную молотилку по переработке обнаглевших папиков, боевые действия были перенесены в гостиную (там больше всякой хрустальной мерзости, которой мамик предпочитает кидаться в папашу), а меня оставили в покое.

Бились они недолго. Раундов пять. Потом, вроде, помирились, когда папик сказал, что выиграл сегодня в покер дополнительные 5 процентов акций, которые вот прямо сейчас возьмет и подарит мамику. Та оттаяла и пригласила папика в спальню – отметить перемирие.

Наутро мамик проснулась в хорошем настроении и решила сделать папику приятное. Пошла на кухню, приготовила кофе, поставила на поднос чашку, кофейник, сахарницу и отправилась в спальню, где дрых ни о чем не подозревавший папан. Идея у мамика была, в принципе, правильная. Можно было поставить поднос на стол, разбудить папика ласковым поцелуем в диафрагму и все бы было в порядке. Но мамик у нас – натура творческая, поэтому ей захотелось спец-эффектов. Она бухнулась с подносом на колени перед кроватью и запела (точнее, это ей казалось, что она запела) прямо папику в ухо: "Лучшее разбудит вас! Липтон в ранний час!". При этом мамик не учла два момента: во-первых - петь она не умеет совсем, а считает, что чем громче орешь, тем лучше получается; во-вторых (и это самое неприятное) несчастный Мурзик, который все ночь дрых у них под кроватью, именно в этот момент с натужным мявом стал выползать наружу, чтобы отправиться на кухню проинспектировать – не положили ли несчастному коту хоть сколько-нибудь немножечко килограммчиков вискаса. Представьте удивление Мурзика, когда прямо на него бухается мамик с подносом, и еще при этом что-то жутко завывает. А мамик у нас – дама в теле. Папик именно поэтому выбрал ее, а не заводик по производству пластиковых бутылок. Поэтому несчастный Мурзик, спасая свою жизнь, впился мамику в ногу зубами и страшно завыл, придавая всеобщему безумию дополнительный колорит. Так что у мамика получилось только: "Липтон в ранний ча-а-А-А-А-А-А-АС…", и дальше песня перешла в сверхвизговые частоты. Разумеется, поднос при этом был опрокинут прямо на папиковы, в общем-то – довольно интимные, места. Разумеется, разбуженный таким образом и уже обваренный папик не стал ласковым голосом интересоваться – что случилось, а тоже завыл как авиационная сирена, одновременно пытаясь надеть мамику на голову кофейник и подстрелить сахарницей Мурзика. Меня, конечно, тоже разбудили эти крики-вопли, я спросонья предположил самое страшное: мамик нашла у папика в кармане губную помаду не своего цвета, но потом выяснил, что налицо просто небольшое недоразумение. Виновником трагедии сообща признали Мурзика и дали ему трое суток ареста в моей комнате, а мамик папику смазала мазью Вишневского трагедийные места и повела его завтракать. Папик, вроде, немного отмяк, но мамик сдуру предложила ему на завтрак вареные яйца, папик сразу вспомнил о своем, о наболевшем, и - понеслось по новой. Странные они у меня какие-то. Спорт это у них такой, что ли?

А я поставил "Depp Purple" и стал вместе с Пейсом долбить его партию по двум кастрюлям и одной сковородке. Тренироваться-то – надо. А на кухне предки так орут, что я могу репетировать хоть полдня. Никто и не услышит за их криками-воплями.

***

© 1998–2019 Alex Exler
14.05.1999

Комментарии 0