Дневник Васи Пупкина (едем в лагерь)

03.08.1999 1329   Комментарии (0)

Дневник Васи Пупкина (едем в лагерь)

4 июля: Ура! Ура! Наконец-то приехали в лагерь. В дороге веселились со страшной силой. Толян к автобусу явился в детских шортиках, белой рубашечке и с пионерским галстуком, который, по его словам, одолжил у дедушки. Колян взял с собой гитару, и мы половину дороги пели молодежные песни, заменяя неприличные слова термином "ля". Водитель автобуса пару раз чуть не врезался и с восторгом аккомпанировал нам гудком.

Через какое-то время Коляну надоело бренчать на гитаре, и он вдруг заныл, что ему название нашего ансамбля не нравится.

- А чем тебе "Птеродактиль" не угодил? – удивился Толян.

- Да ну, дурацкое название какое-то. Я тут с девушкой познакомился, похвастался, что в ансамбле играю, так она как называние услышала, так сразу стала хохотать и издеваться. Говорит, что птеродактили могут только клекотать и хрюкать, поэтому она сразу может представить – какую музыку мы играем.

- И что ты предлагаешь? - раздраженно спросил Толян.

- Давайте назовемся красиво и загранично. Например, "Лос москитос", - предложил Колян.

- А это что значит?

- Это Beatles по-испански.

- Зачем нам становиться битлами по-испански, - спросил Толян, - когда этим уже была названа одна группа по-английски. Придумай уж тогда что-нибудь оригинальное.

- Ну, - задумался Колян, - давайте назовемся "Лос портсигарос".

- Блин, ты еще "Лос табакос" предложи, - разозлился Толян. – Сразу Марльборо предложит майки с их рекламой на выступления надевать, да?

- Толян, ну что ты мне втюхиваешь? – в свою очередь возмутился Колян. – Я, между прочим, два года в испанской спец-школе отучился. Вот ты, к примеру, знаешь, как по-испански будет "гитара"?

- Ну, не знаю, - признался Толян.

- "Гитарра", - выпалил Колян и победно обвел глазами автобус.

- Круто, - восхитился Толян. – А еще какими глубокими познаниями ты можешь блеснуть?

- Да я этот испанский язык за два года практически полностью выучил! – раздухарился Колян. – Он, кстати, довольно простой. На русский очень похож. Берешь русские слова, прибавляешь непривычные окончания, а по пути вставляешь всякие "лос", "эл ла" и "де". И все. Вот, к примеру, как будет "урок литературы"?

- Ну, - мрачно спросил Толян. – Ну не тяни, дубина!

- "Урока де литература". А президент клуба?

- Небось, "клуба де президенте", - вставил я.

- Ты знал! – недовольно сказал Колян.

- Ничего я не знал, - возмутился я. – Просто догадался. А вот, к примеру, как ты переведешь "Иль монументо ди Кристофоро Коломбо"?

- Ой! – сказал Колян. – Ты тоже в испанской школе учился?

- Ничего подобного, - довольно ответил я. – Просто странствуя по свету, я не закрываю глаза.

- Знаю я, по какой Свете ты странствуешь, - саркастично заметил Толян.

- Стоп, мужики! – сказал Колян. – Давайте все-таки на тему названия определимся, а всякие сексуально-эротические разговоры – потом.

- Ну? – ответил Толян. – Я еще не слышал конструктивных предложений. Москитом я называться не намерен. Кстати, - вытащил он кусочек шпаги из ножен, - мне помнится, что именно я у нас художественный руководитель ансамбля. И за мной последнее слово.

- Никто на твою власть не посягает, - успокоил его Колян. – Я же просто советуюсь. А может быть назовемся "Четыре кабальерос"?

- Ага, - опять рассердился Толян. – Кабальерос, мучачос, грингос, амигос и сигариллос. Насмотрелся своего Бандероса, вот из тебя и поперла всякая испанос. А ты, между прочим, простой русский хулиганос, а совсем даже не испанский кабальерос. Компрене, амиго?

- Да! Я русский хулиганго! – с вызовом заявил Колян. – Как и ты, между прочим. И что ты теперь предлагаешь? Название в стиле "а ля рюсс"? Давай назовем ансамбль "Бутылка водки".

- Хорошая мысль, между прочим, - одобрил Толян. – Народ на концерты так и попрет.

- Не выйдет, - сказал Колян. – Начальник лагеря такое название воспримет как провокационный намек. Все же знают, что он по ночам квасит до синих крокодилов.

- Ду коомен мучо-мучо рапидо, - неожиданно выпалил Володян, который до этого не издавал ни звука.

- Это еще что значит? – поразился Толян.

- "Ты пришел очень-очень быстро", - перевел Володян. – Это я в какой-то книжке прочитал.

- Бриндамуш пелу пекуш, - подлил я масла в огонь.

- Господи! А это что? – спросил Толян.

- "Выпьем за КПСС", - объяснил я. – У меня папик всегда это в качестве первого тоста произносит. Чтобы, как он говорит, враг не догадался.

- Так, мужики, хватит мне тут лингофонный кабинет устраивать, - решительно сказал Толян. – Если есть предложения – высказывайте, а слушать вашу белиберду я больше не намерен.

- Давайте назовемся просто и со вкусом: "Русские", - предложил Колян.

- Было уже, - сказал я. – Они с годик на эстраде попели, а потом в Америку смотались.

- Тогда давайте возьмем название "Незатихающий экстаз", - вдруг предложил Володян.

Толян стал долго и вдумчиво смотреть на Володяна, от чего тот вдруг как-то занервничал.

- Эротические фантазии мучают? – спокойно спросил Толян. – Иди голову под кран засунь. Или спортом займись. Мы музыкальный ансамбль, а не банда из борделя.

- Ну как знаете, - разобиделся Володян. – Я же как лучше хотел. Чтобы девушки почувствовали некоторый намек.

- Так, все! - заявил Толян. – Митинг на тему названия считаю закрытым. Коляну объявляется строгий выговор за провокационные разговоры. Если безобразие не прекратится, строгий выговор будет с занесением прямо в табло, как только приедем на место.

Колян надулся, и мы остаток пути ехали молча.

***

© 1998–2020 Alex Exler
03.08.1999

Комментарии 0