История безнадежно женатого человека (продолжение II)

17.02.2000 3026   Комментарии (0)

История безнадежно женатого человека (продолжение II)

[начало]

Как только все было решено со свадьбой, родители от нас сразу отстали. Мама Анжелы перестала вспоминать о том, что я вовсе не аристократических, а даже весьма подозрительных кровей, мои родители тоже смирились с тем, что эта весьма активная и безапелляционная девочка - Анжела - станет моей женой. Собственно, мы с Анжелой тоже успокоились и даже как-то резко перестали видеться. Да и зачем, думали мы, когда впереди - вся жизнь.

Свадьба была назначена на август. Мы сдали экзамены в своих институтах, Анжела стала работать на практике в какой-то лаборатории, а я должен был отправляться в стройотряд на пару месяцев. Мои родители, как обычно, отправились почти на все лето на дачу и сказали, что приедут дня за два до свадьбы, чтобы успеть подготовить стол.

Между тем, в обычный стройотряд я не попал. Врачиха в поликлинике забыла что-то там оформить в медицинской карте, и меня в строяк благополучно не взяли. Вот это был облом! Я-то надеялся перед свадьбой оттянуться в строяке, а получилось так, что остался в Москве вместе с компанией всяких странных личностей, которые любыми путями "косили" от работы в стройотряде. Ну знаете - всякие ребятишки, которым уже лет двадцать, а их мама все в стройотряд не пускает, потому что там "ребята ругаются матом и девочки ведут себя вызывающе". А я так хотел ругаться матом! Я так надеялся, что девочки будут вести себя вызывающе… Честно говоря, об Анжеле на тот момент я почти забыл.

Короче говоря, остался в Москве и был брошен в отдел "Главного Электрика" института, где успешно проработал две недели на ниве замены ламп дневного света во всех корпусах института. Собственно, реально работал я дня три, а затем подружился с начальником, после чего работа происходила так: я приходил на работу ровно к девяти нуль-нуль, рассказывал начальнику свежий анекдот, угощал его сигаретой и отправлялся по своим делам. Ровно в шесть вечера начальник отмечал мой уход, так что считалось, что я честно отпахал целый день.

Чем же я занимался все это время? Прощался с холостой жизнью. С Анжелой за все два месяца перед свадьбой я виделся буквально один раз. И то - по какому-то странному поводу. По-моему, мне надо было ей отдать какие-то документы. Встретились у метро, она мне показалась какой-то чужой и незнакомой. Она тоже не была в восторге от того, что я отпустил усы. Сказала, что я сразу стал похож на дешевого соблазнителя. Я криво усмехнулся, понимая в душе, что безусловно похож на дорогого соблазнителя, отдал ей документы, поцеловал в щечку и распрощался. Как оказалось, до свадьбы.

Это были самые веселые два месяца в моей студенческой жизни. Я отзванивал всем своим старым боевым подругам, они, в порядке строгой очередности, приезжали ко мне и жили денек-другой. При этом, разумеется, готовили, убирали, стирали и гладили. Тех, кто готовить отказывался, я быстро выставлял за дверь. Так что не жизнь была, а полная малина. Если бы не бурное сексуальное общение, я бы потолстел килограмм на десять от всех этих разносолов.

А тут еще и на работе случились некоторые изменения. Через пару недель после счастливой жизни в отделе "Главного Электрика" меня вызвали в кабинет проректора. Там уже сидела команда убогих, которые от стройотряда благополучно "откосили". Я сразу же заявил, что не имею с этими ребятами ничего общего, а в строяк не попал из-за этой чертовой врачихи из студенческой поликлиники. Проректор посмотрел на меня с интересом и сказал: "Ну и отлично. Станешь теперь командиром стройотряда на овощной базе. Забирай эту команду инвалидов - и вперед". Вот те на! Закончилась моя лафа в качестве электрика. Да еще и командиром поставили. А командиром - это значит за всех отдуваться. Да и еще отряд подобрался - сплошные коты Базилио. Мне, что ли, за всех теперь работать?

Но оказалось, что ничего страшного не произошло. На овощной базе я быстро наладил хорошие взаимоотношения с местным начальником, и мою инвалидскую команду поставили ремонтировать контейнеры для овощей. Работа не пыльная, план небольшой, парни с этим делом справлялись, а я целый день напролет играл с начальником в шахматы, чтобы он закрывал наряды так, как полагается. Кроме того, благодаря хорошим взаимоотношениям мне удавалось минимум раз в день ставить свою команду на разгрузку фруктов. То есть это так называлось - разгрузка. Потому что своих орлов я подводил к вагону тогда, когда оставалось разгрузить всего ничего, они работали буквально минут десять, а затем получали половину ящика или ящик того, что разгружали. Так что можно было еще и домой уносить пару кило всяких хороших фруктов.

Негодяйство, конечно, но с овощной базы таскали все. Зарплаты у народа были крохотные, поэтому точно предполагалось, что люди будут воровать. А может быть наоборот - люди воровали, а поэтому им и зарплаты толком не платили. В общем, я не знаю. Это сложный философский вопрос, в который я глубоко не вникал. Да и уносил-то лично я с собой всего ничего - гроздочку бананов, десяток яблок.

Конечно, на проходной стоял суровый кордон чуть ли не с танками и пулеметами. Так что через проходную даже косточку от сливы пронести было нельзя. Проверяли все карманы и сумки. Поэтому через проходную никто ничего не носил. Наворованное вытаскивали через дырку в заборе, оставляли на хранение ловкой бабульке, которая жила неподалеку и прирабатывала тем, что вечером сторожила сумки с продуктами, возвращались обратно, выходили через проходную (там надо было обязательно отметиться), после чего забирали у бабки продукты, заплатив ей частью овощей или фруктов. Вот такая была социалистическая система расхищения народной собственности.

Я поначалу немного грустил о халявной работе в отделе электрика, потому что на базе приходилось находиться по 6-8 часов в день, но зато дома теперь всегда были свежие фрукты и овощи, так что девочкам было из чего готовить, и им не так много приходилось приносить с собой. Я же не альфонс какой-нибудь. Продукты - мои, готовят - они. Четкое разделение обязанностей.

С Анжелой я и по телефону практически не разговаривал. Она, по-моему, даже и не знала, что я работаю командиром стройотряда на овощной базе. Впрочем, она тоже не стремилась мне звонить, потому что несколько раз пробовала и всякий раз нарывалась на разные женские голоса. Я, конечно, честно признался, что пока родителей дома нет, ко мне в диких количествах приезжают всякие родственники, но она вряд ли этому поверила. Зато скандал устраивать не стала, так что все были довольны.

Между тем, день свадьбы все приближался и приближался. И оставалось до него всего-то дней пять.

[продолжение]

© 1998–2020 Alex Exler
17.02.2000

Комментарии 0