История безнадежно женатого человека (продолжение IV)

28.07.2000 2358   Комментарии (0)

История безнадежно женатого человека (продолжение IV)

[начало]

На пороге стояла вполне ожидаемая парочка - Шурик с Сусликом, но они в руках держали две здоровенные спортивные сумки, которые меня несколько насторожили.

- Але, - сказал я, не поздоровавшись. - А это что? - и указал на сумки.

- Амброзия, - ответил Шурик истово, отпихнул меня животом и стал протискиваться в квартиру.

- Влага небесная, - подтвердил Суслик и тоже попер в квартиру, увлекаемый Шуриком, потому что одну из сумок они держали вдвоем.

Суслик, кстати, был довольно колоритным мужиком. Я с ним никогда близко не общался, потому что учился в предыдущем классе (школьная иерархия не предполагала тесного общения учащихся разных лет), но с ним дружил Шурик, который учился в другой школе, и рассказывал о друге массу всего интересного. Отец у Суслика был каким-то довольно крупным кагэбешником, но Суслику это обстоятельство не только не помогало, но изрядно мешало в годы юношеских загулов. Дело в том, что у родителей Суслика была какая-то шикарная дача, на которой выращивалось дикое количество всевозможных овощей (хобби у его отца было такое). Поэтому Суслика периодически заставляли ездить на эту дачу и пахать там до озверения. Никакие мотивы отказов при этом не принимались, и Суслик по выходным был практически лишен личной жизни.>

Одно время он пытался с вечера пятницы отправляться пьянствовать в какую-нибудь компанию, не называя адреса с телефоном, и там зависнуть до вечера воскресенья, но папа ГКБ-ник творил чудеса по части оперативно-розыскных мероприятий, так что Суслика вылавливали в любой квартире не позже 22 часов вечера пятницы, запихивали в машину и везли к папе на дачу. Шурик рассказывал, что один раз его даже вытащили из постели с девицей, в результате чего Суслик с папой чуть не рассорился на всю жизнь, но тут папа осознал свою ошибку, покаялся и пообещал, что в следующий раз Суслику дадут закончить начатое дело.

После школы Суслик поступил в какое-то кагэбешное заведение (куда именно - не знал даже Шурик), при этом ужасно похудел и совершенно обнаглел. Но общаться с ним было довольно забавно, потому что Суслик при всей своей нынешней наглости к старым друзьям относился очень хорошо и без зазнайства, за что его весьма ценили.

- Что сегодня выполняет роль небесной влаги? - полюбопытствовал я, когда компания затащила сумки на кухню.

- Пиво, - сказал Шурик тихим голосом, и в уголке его глаза блеснула слеза умиления.

- "Ячменный колос", - подтвердил Суслик благоговейно и резким движением распахнул молнию на одной из сумок.

Я тоже замер от счастья. В те безалкогольные времена даже пара бутылок пива воспринимались как нечто манящее и недоступное, а тут - аж две спортивных сумки.

- Откуда? - только и смог поинтересоваться я, потрясенный увиденной картиной. - Вы что, клад нашли?

- Это все Суслик, - с нежностью в голосе сказал Шурик. - Наглый он стал - просто ужас.

Суслик быстро изобразил на лице выражение скромного торжества.

- В магазин без очереди вперся, - продолжал Шурик, - так мало еще - продавцу настолько запарил мозги по поводу какого-то оперативного мероприятия, размахивая своей красной книжечкой, что он нам сорок бутылок продал и не пикнул!

- Супер, - сказал я. - А что за книжечка-то?

Суслик важно полез в нагрудный карман и достал оттуда внушительного вида красную книжку с гербом СССР. Я ее раскрыл и увидел огромную надпись: "Прокуратура СССР". Далее шли ФИО Суслика. И только в самом низу было мелкими буквами написано: "курьер".

- Так ты курьером в прокуратуре работаешь? - догадался я.

- Работал. В прошлом году. Две недели, - подтвердил Суслик. - А книжечкой уже год пользуюсь и все нарадоваться не могу. В метро без оплаты пускают, - начал перечислять он, - в автобусе все контролеры идут лесом, ментов просто посылаю на три буквы, в магазинах чего хочешь без очереди дают и без всяких ограничений. Прокуратура, брат. Понимать надо.

Я завистливо посмотрел на эту могущественную красную книжечку и вздохнул. Умеют же люди устраиваться. Мне такой никогда не видать.

- Ну что, - засуетился Шурик, - пора начинать святой обряд.

Я выставил на стол тарелки с закусками, Суслик с Шуриком часть бутылок выставили на стол, а часть запихали в холодильник. На стол я было поставил красивые бокалы для пива, но Шурик тут же возмутился:

- Ну ты, Арник, не интеллигент ни хера!

- Что такое? - обиделся я.

- Кто же такие маленькие емкости для пива ставит? - объяснил Шурик. - Нам пить - не перепить. А с твоими наперстками по два часа будем ждать, когда пена сойдет.

Пришлось мне отправляться в гостиную и стаскивать со шкафа здоровенные сувенирные чугунные кружки "для эля", которые отцу подарили на юбилей.

- Вот это дело! - довольно заявил Шурик, увидев тяжеленные литровые емкости.

Суслик быстро налил все три кружки доверху, мы их подняли, Шурик сказал:

- Тосты - потом. Сначала просто квакнем за Родину, за Сталина...

И мы залпом выпили по кружке... Поставили их на стол. Отдышались.

- Итак, друзья, - сказал Шурик. - Торжественный вечер, посвященный уходу от нас моего лучшего друга - Арнольда, считаю открытым.

Суслик зааплодировал. Я обидчиво поинтересовался:

- Это почему это "уходу от нас"? Я никуда не ухожу.

- Ты не уходишь, - мягко сказал Шурик, - Анжела тебя уйдет. Не волнуйся, эта девочка тебе еще даст прокашляться. Я ее видел всего два раза, но она на меня произвела правильное впечатление. Так что у тебя, братишка, всего два варианта: или ее быстро отравить ("Cуслик, ты ведь попросишь папочку, чтобы он помог скостить Арнику срок? - обратился Лелик к Суслику, и тот в ответ как-то криво мотнул головой, поэтому мне так и не было понятно, попросит он или нет"), или с ней быстро развестись. Как твой лучший друг, я тебе рекомендую второе. Ведь правильно, Суслик?

Суслик опять неопределенно мотнул головой. В трезвом состоянии он вообще не отличался особой разговорчивостью.

- Мне не нравится твой настрой, - решительно сказал я. - Что ты меня хоронишь? Я, между прочим, страшен в гневе.

- Дорогой Арник, - все так же мягко и ласково сказал Шурик. - Не обманывай себя. В твоей будущей семье есть только один человек, который действительно страшен в гневе, - это Анжела. А ты, мой дорогой друг, - добрый, мягкий и очень интеллигентный человек, за что мы тебя все и любим. Правда, Суслик? - он опять толкнул Суслика в бок. Тот сделал неопределенное выражение на лице и снова набухал всем пива.

- И я хочу поднять этот бокал, - сказал Шурик, поднимая тяжеленную чугунную кружку с пивом, - за то, чтобы ты и остался таким же после момента, когда выйдешь из тюрьмы или просто с ней разведешься.

Все снова дружно выпили.

- Постой, - сказал я. - Ты хочешь сказать, что Анжела не слишком умная?

Шурик внимательно посмотрел на меня, некоторое время помолчал, а потом спросил:

- А ты хочешь утверждать обратное?

- Но она совсем не дура! - закуражился я.

- Конечно не дура, - подтвердил Шурик, - раз такого парня отхватила, да еще и вертит им направо-налево.

- Вот видишь! - обрадовался я, но в этот момент зазвонил телефон.

- Але, - сказал я, подняв трубку.

- Что это у тебя там за голоса шумят? - раздался в трубке недовольный голос Анжелы.

- Здравствуй, любимая! - горячо сказал я.

- Так я жду ответа, - в голосе Анжелы отчетливо послышались стальные нотки.

- Друзья пришли, - объяснил я. - Шурик... Ты же помнишь Шурика? Они пива принесли.

- Шурика? Отлично помню этого козла с претензией на аристократичность, - презрительно сказала Анжела.

- Он тебе передает привет, - поспешно сказал я.

- Передай этому Шурику, что свои приветы он может засунуть в свою аристократическую задницу, - ответила Анжела. - Заодно, кстати, можешь с ним попрощаться. Я не допущу, чтобы этот придурок появлялся у нас в доме, - и в трубке запипикали короткие гудки.

- Целую, милая. Я тоже тебя люблю, - сказал я в глухую трубки и осторожно положил ее на рычаг.

Шурик с Сусликом смотрели на меня с довольно странным выражением на лице и улыбались.

- Вам всем - большой привет, - сказал я, стараясь сделать хорошую мину при плохой игре.

- Благодарствуйте, - вежливо ответил Шурик, после чего мы снова выпили.

Некоторое время все молчали, жуя бутерброды. Наконец, Шурик сказал:

- Знаешь, Арни, если ты и друзьям будешь спагетти на уши вешать, то тебе вообще кранты.

- В каком смысле? - сказал я, делая вид, что не понял.

- Ви нас перекрасно поняли, - неожиданно сказал Суслик сталинским голосом, от чего я даже вздрогнул.

- Во-во, - подтвердил Шурик. - Так что не надо ля-ля. Анжела не могла мне передать привет. Я ей не понравился с первого же взгляда, как и она мне. А это не та девушка, которая из вежливости будет тебе говорить то, что ты хочешь услышать, а не то, что она хочет сказать. Так как она меня назвала? "Манерным кретином"?

- Нет, - пробурчал я. - "Козлом с претензией на аристократичность".

- О! - обрадовался Шурик. - А она не лишена некоторой образности мышления. Это радует... - Ладно, - сказал он. - Хватит об Анжеле. Забудем о ней на весь сегодняшний вечер. У нас другая задача. Мы сегодня друга в офицеры посвящаем. Правда, Суслик?

Суслик снова помотал головой, причем на этот раз - вполне утвердительно.

[продолжение следует]

© 1998–2020 Alex Exler
28.07.2000

Комментарии 0