Кот Тоша и его своеобразные повадки

Персидский кот Антуан (в просторечье - Тоша) не перестает меня удивлять особенностями своего поведения. Коты и так-то животные своеобразные, но Тоша - это что-то с чем-то!

Первая его особенность - умение путаться под ногами. Впрочем, котам подобное поведение вообще обычно свойственно, но так, как путается Тоша, не путается никто. Обычно коты болтаются под ногами, когда хозяева открывают дверь квартиры, - животные надеются незаметно проскользнуть в дверь и умчаться навстречу сексуально-эротическим приключениям. В реальности прорваться за дверь им обычно удается в одном случае из ста, а в остальных им наступают на хвост или другие части тела, но коты надежды все-таки не теряют.

В отличие от них Тоша путается под ногами всегда и везде. Впрочем, входная дверь его также привлекает, но более теоретически, нежели практически, - Тоша давно кастрирован, поэтому зов сексуальных приключений его не тревожит. Зато когда кто-нибудь передвигается по квартире - вот тут Тоша обязательно попадется под ногами, причем вероятность его появления значительно увеличивается в том случае, если в руках у вас чайник с кипятком или что-нибудь в этом роде.

Еще один его любимый пост - под колесиками офисного кресла, на котором я обычно сижу во время работы за компьютером. Тоша подкрадывается незаметно, ложится как можно ближе к колесикам и ждет, когда я отодвину кресло, чтобы встать. При этом колесо наезжает коту на какую-нибудь очередную часть тела, он начинает дико орать, материться на своем кошачьем языке, шипеть и так далее, доводя меня буквально до сердечного приступа, потому что я никак не ожидаю неожиданных вскриков в момент отодвигания кресла.

Вторая особенность - кот Тоша уверен, что его физическое тело обладает способностью становиться нематериальным и при этом перестает быть препятствием для кого бы то ни было. В результате когда я открываю входную дверь, будучи нагруженным кучей сумок с продуктами, на пороге ровно посреди прохода возникает Тоша и сидит там, напряженно вглядываясь сквозь меня в голубую даль. Я при этом пытаюсь отодвинуть его сумками, чтобы все-таки пройти, а Тоша при этом крайне удивленно смотрит на меня, как будто говорит: "Ну, и в чем проблема? Не можешь так пройти, что ли?!!"

Но самые трепетные отношения у Тоши сложились с едой. Поскольку секс в этой жизни его уже не интересует, а путаться под ногами - не такое интересное занятие, главное Тошино развлечение - пожрать. Обычно его кормят четыре раза в день, но Тоша готов трапезничать и пять раз в день, и семь, и пятьдесят. Поэтому, когда кто-нибудь направляется в сторону кухни, Тоша бросает все свои дела и мчится параллельным курсом, изображая всем телом крайнее одобрение. И если оказывается, что человек идет на кухню вовсе не для того, чтобы покормить пушистое животное, Тоша испытывает чувство глубокого разочарования и при этом может даже обматерить или хотя бы обшипеть.

Но и даже когда Тошу кормят, ему не удается избежать горестных потрясений. Дело в том, что у Тоши - свое собственное питание: он все-таки дедушка по возрасту, да еще и не сильно здоровый. А у кошки Анфисы, которая также живет у нас дома, свое молодежное питание. Тоше нельзя давать Анфисино питание - он на нем жиреет, а кроме того, старичка с Анфисиных консервов может слегка пронести, что чревато большими проблемами по всей квартире. Поэтому Тоше категорически запрещается лазить в Анфисину миску.

Тем не менее периодически ему все-таки удается нарушить эти запреты. Дело в том, что Анфиса - она тоже девушка своеобразная. У нее, в отличие от Тоши, аппетит совершенно не зверский. Правда, с утра, когда котам накладывают еду, Анфиса даже что-то там мявчет, делая вид, что ее уже несколько месяцев не кормили, но стоит поставить ей плошку - кошка пару раз там что-то ухватит, после чего сбегает по своим кошачьим делам. На самом деле ей не нравится есть рядом с Тошей. Потому что старичок при этом чавкает, хрюкает, сопит, роняет куски на пол, пускает слюни и вообще - от него сплошной дискомфорт. В результате Анфиса куда-то там убегает, а потом приходит через часок, чтобы доесть в одиночестве.

Обычно мы просто убираем ее плошку, чтобы Тоша не соблазнялся, но нередко бывает так, что Анфисино отсутствие замечается не сразу и миска некоторое время стоит в полной доступности.

В первое время Тоша, завидев наличие запрещенной для него еды, действовал с кавалерийской быстротой: он быстро подлетал к миске и начинал из нее жрать, завывая от удовольствия. Однако подобный брутфорс для него оканчивался печально: Тоша немедленно получал по ушам и миску тут же забирали.

После этого кот стал действовать хитро и артистично, доставляя благодарным зрителям огромное удовольствие. Причем сценарий его поведения постоянно меняется - такое ощущение, что он каждый день придумывает что-то новенькое.

Основной подход - Тоша при этом делает вид, что Анфисина миска его совершенно не интересует. А если он что-то из этой миски ухватывает - так это все совершенно случайно и непреднамеренно, поэтому непонятно, с какой стати ему вообще предъявляются какие-то претензии.

Первый вариант прихватывания еды из Анфисиной миски являлся модифицированным брутфорсом. Тоша вдруг забывал, что он - почтенный дедушка-мизантроп, в результате чего начинал шустро носиться по квартире, следуя определенному маршруту: промчаться в сторону кухни, всем своим видом демонстрируя неистовое стремление добежать до балконной двери, которая находится как раз позади коврика с кошачьими мисками.

От балконной двери кот шустро ломился обратно, чтобы потом сделать в гостиной широкий разворот, во время которого его заносило на паркете, и снова мчаться обратно. Вот кто при этом мог поставить коту в вину тот факт, что он и по пути к балконной двери ухватывал из Анфисиной миски кусочек подкрепиться и по пути от нее не забывал восстановить слабеющие силы? Однако злые люди быстро просекли этот маневр, в результате чего, как только кот начинал боевой забег в сторону балконной двери, вожделенная миска поднималась на кухонный стол. Какую физиономию при этом делал Тоша - это просто нужно было видеть! "Как же так?!! - как бы говорил он. - Ведь я! Пробежаться! А вовсе не ради этой чертовой миски! А вы! Эх..."

Но Тоша не был бы Тошей, если бы он не придумал следующую хохму. Теперь, когда Анфисина миска оказывалась в гордом одиночестве на коврике, Тоша вдруг проникался сугубо эстетическими чувствами и ощущал в себе сильнейший порыв посмотреть в голубую даль и предаться легкой поэтической флегме. Он устремлял свой взор в балконную дверь, рассматривал край горизонта и грезил о тех временах, когда злые люди начнут кормить кота так, как полагается, - то есть двадцать пять раз в день. Но так как Тоша - сугубый реалист и прагматик, умом он понимал, что подобное счастье недостижимо, и от этих тяжелых мыслей голова кота сама собой падала на грудь, затем опускалась еще ниже, и кот как бы в полной рассеянности что-то задумчиво лопал из Анфисиной миски. Когда же на кухне вдруг раздавался грозный оклик, кот оборачивался с диким изумлением на лице и как будто говорил: "А сейчас-то что? Не видите, я любуюсь природой!"

Третий вариант, придуманный котом после того, как миска в момент поэтической флегмы также стала убираться, мы назвали "Припадок". Изображал это Тоша в тот момент, когда лопал из своей миски, а кошкина стояла рядом, причем Анфиса уже ускользнула по своим делам. Сначала кот некоторое время продолжал есть из своей миски, делая вид, что Анфисина его совершенно не интересует. Затем, когда в его миске еда заканчивалась, кот вдруг начинал чихать, кашлять, трясти головой, после чего ноги его подламывались и он тяжело заваливался на бок - головой в сторону вожделенной миски. Упав, Тоша как бы в агонии приподнимал голову и загребал корм из кошкиной миски. Вот у кого бы из вас в этот драматический момент поднялась рука отобрать у кота миску, а? У меня поднялась.

Поэтому Тоша придумал еще один способ, который мы назвали "Перекатушки". Пол у нас на кухне покрыт подогреваемой снизу плиткой. Кошаки, разумеется, обожают развалиться на теплой плитке и изображать из себя пару ковриков - серебристый и рыжий. Что стал делать Тоша? Он приходил на кухню, падал на спину достаточно далеко от миски и разваливался в своей обычной манере. Через несколько минут кот, как бы находясь в жуткой неге, перекатывался через бок в сторону миски и снова разваливался на спине, поигрывая хвостом. Ждал минут пять, после чего снова перекатывался. За каких-то пять-шесть итераций кот оказывался рядом с миской, после чего, не поднимаясь на ноги, быстро что-то схватывал ртом из миски - и снова продолжал валяться, отвлекая внимание. При этом он даже мог разочек перекатиться назад, но потом снова возвращался. Расчет был совершено верным - я периферийным зрением видел, что кот валяется на полу и перекатывается туда-сюда, после чего совершенно переставал за ним следить - ну, валяется и пусть валяется.

Впрочем, через некоторое время и с этим Тоша попалился, после чего у него, как ни странно, на некоторое время закончились идеи. Из-за этого один раз Тоша даже попытался отпихнуть Анфису и урвать что-нибудь из ее миски, но уж здесь с ним никто не миндальничал: Анфиса упала на спину и надавала Тоше по физиономии задними лапами так, что кот потом часа два даже к своей миске не подходил - боялся и тяжело вздыхал где-то на периферии квартиры.

Тем не менее я верю в его гений. Скоро Тоша обязательно что-нибудь придумает, вот увидите!

***