Небольшие заметки по Кипру: Танцующие фонтаны (продолжение II)

17.01.2002 5028   Комментарии (0)

Небольшие заметки по Кипру: Танцующие фонтаны (продолжение II)

[начало | предыдущий выпуск]

Танцующие фонтаны (продолжение II)

- И нечего тут веселье разводить, - несколько обиженно сказала Катя. - Это же не простой апельсин, а специальный. Чего с простого падать? Наступил на него - вот тебе и весь сок для завтрака. А там огромный апельсин. С него все падают. Один мужчина даже на меня упал. Но я его простила, потому что он специально.

Автобус просто рыдал.

- Ладно, - посерьезнела Катя. - Мы что-то увлеклись в сторону, а мне вам надо рассказать еще много интересных сведений...>

Она зашелестела бумажками у себя на коленях.

- Следующий город, который мы с вами посетим через неделю, это Ларнака, - заявила Катя.

- Почему через неделю? - обалдело спросила одна туристка, которая Катю все еще воспринимала всерьез.

- Неужели непонятно, - раздраженно сказала Катя, - что я читаю брошюру от другой экскурсии? В ней расписано двухнедельное пребывание на Кипре со всякими поездками. А у нас однодневная экскурсия с информацией в моем лице. Так что можно было догадаться.

- Надо было произвести интерполяцию, - авторитетно заявил обалделой туристке пожилой мужик в толстых роговых очках.

- Вот именно, - сказала Катя. - Причем еще в отеле. По пути зеленых остановок делать не будем, я сразу предупредила. Только в мертвом городе.

Обалделая туристка замолчала и стала что-то считать про себя, напряженно шевеля губами.

- Итак, - торжествующе сказала Катя, видя, что инцидент исчерпан, - посетим Ларнаку. Но не через неделю. И не сегодня. Может, мы ее вообще никогда не посетим. Хотя я там была и еще буду. В том смысле, - сказала Катя, поняв, что вконец запуталась, - что я вам сейчас расскажу о Ларнаке. - Тут она облегчено вздохнула. - О городе, который по праву считается украшением Кипра.

- Итак, - снова повторила Катя, внимательно глядя в свои бумажки, - Ларнака - это самый что ни на есть древний город Кипра. Древнейший, - подчеркнула она, поднимая глаза к потолку автобуса. - Настолько древний, - сказала она, - что просто диву даешься. Прям обалдеть можно, насколько он древний, - убежденно заявила Катя, начиная лихорадочно перекладывать бумажки. - Туристы даже не верят, насколько он древний.

Тут голос Кати превратился в неразборчивое бормотание...

- А-а-а-а, вот! - торжествующе сказала она, демонстрируя всему автобусу какую-то бумажку. - Настолько древний, что есть предание, что его основал внук Ноя, - наконец разродилась она.

- Как звали? - раздался невозмутимый голос с задних рядов.

- Кого? - спросила Катя.

- Внука Ноя, - объяснил голос.

- Вася, - совершенно невозмутимо ответила Катя.

Автобус зааплодировал.

- Так вот, - ободренная поддержкой продолжила Катя, - основное достоинство Ларнаки - совершенно потрясающая набережная, которой нет ни в одном другом городе.

- В каждом морском городе есть набережная, - раздался голос из народа.

- Потрясающая? - строго спросила Катя.

- Нет, - честно признался голос.

- Ну вот видите, - сказала Катя и снова зарылась в бумажки. - А в Ларнаке набережная - потрясающая, и она берет свое название от финиковых пальм.

- И как же она называется? - поинтересовалась какая-то туристка.

- Кто? - Катя была сама наивность.

- Набережная, - терпеливо объяснила туристка. - Которая берет свое название от финиковых пальм.

Катя замолчала и стала внимательно изучать бумажки.

- Да какое-нибудь дурацкое название вроде "Одинокий финик", - наконец сказала она. - Фиг знает, что-то не могу найти.

- Наверное, "Одинокий пряник", - сказал какой-то мужик в черных очках.

- Сами вы - одинокий пряник, - разозлилась Катя. - Сказано, что в честь финика, значит в честь финика. Вот сейчас посажу вас экскурсию вести - будете знать, как умничать.

- Пардон, пардон, - сказал мужик. - Не надо меня сажать экскурсию вести. Автобус мне этого не простит.

- Вот так бы сразу, - сказала Катя голосом победительницы. - Так вот, на этой набережной вся Ларнака и тусуется. Это очень модное место. По вечерам туда приходят отдыхающие, местные модницы и всякие одинокие пряники, - добавила она, сверкнув глазами в сторону мужчины в очках. - Там они предаются дружелюбному флирту и выпивают вино в местных тавернах, которые расположены прямо на набережной.

- А что такое "дружелюбный флирт"? - заинтересовалась та самая дама, которая больше всех скандалила.

- Дружелюбный флирт состоит из двух слов - "друже" и "любный", - важно сказала Катя. - Это значит, что все начинается с дружбы, а заканчивается любовью.

- А как же секс? - спросило пол-автобуса.

- Среди нас дети, - многозначительно сказала Катя, указывая на подростка лет 16, на лице которого были видны следы уже недетских пороков, и который о сексе явно знал на порядок больше многих здесь присутствующих, - поэтому об этой области человеческих постельных отношений мы говорить не будем.

- Почему же постельных? - нагло спросил тот самый "ребенок". - Бывало и на природе.

Катя онемела.

- Миша! - громко сказала скандальная тетка. Она оказалось мамой продвинутого дитяти.

- Сколько раз, мама, - раздраженно сказал парень, - я просил тебя звать меня не Миша, а Мегадестроер.

- Так вот, - заторопилась Катя, стараясь переключить внимание на себя, - кроме потрясающей набережной, которая так и сочится финиками и дружелюбием, неподалеку от Ларнаки есть озеро, в котором водятся самые настоящие розовые фламинго!

Она сделала паузу, как будто ожидая взрыва восторга.

- А что, - осторожно спросил турист в черных очках, - бывают ненастоящие розовые фламинго?

Катя задумалась.

- Фиг знает, - наконец ответила она. - Может быть, и бывают. Сейчас же все подделывают. Может, этих розовых фламинго научились в Китае выводить. Они после этого становятся желтые, - развеселилась Катя, - и рыбу едят исключительно палочками.

Автобус вяло захихикал. Попытки Кати острить никому не нравились. Зато всем нравилось, когда она говорила совершено серьезно.

- День и ночь, - посерьезнела Катя, заглядывая в брошюру, - эти чудесные розовые создания осуществляют на озере свои ритуальные и брачные танцы. Тот, кто увидит эту величественную картину, уже не забудет ее до конца своей жизни: закат, озера и плавно опускающиеся розовые фламинго... Голос Кати дрогнул и она, похоже, прослезилась.

- Лишь бы на голову не накакали, - вздохнул какой-то турист.

- Кто о чем, а вшивый - про баню, - разозлилась Катя. - Вам о высоком искусстве, а вы о своей башке печетесь. Надели бы шляпу, и все дела.

- Договорились, - сказал мужик.

- В другой стороне Ларнаки, в горах расположен древний монастырь, - доложила Катя. - К нему ведут очень крутые ступеньки очень круто вверх. Однако если пройти всю эту дорожку до самого верха, то можно загадать желание, и оно обязательно исполнится. Так гласит легенда. Конечно, когда вы идете так круто наверх, вы жертвуете своим дыханием, однако наверху вас вознаградит исполнение желания, и вы будете довольны.

- Скажите, - вдруг спросил один турист, - а это в брошюрах так прямо и написано? Про жертву своим дыханием и так далее...

- Ну не совсем так прямо, - сказала Катя. - Я пересказываю своими словами. Там же много текста, если все читать - вы умучаетесь.

- Правильно, - сказал турист. - Вашими словами - это звучит потрясающе.

- Я знаю, - скромно сказала Катя, - мне говорили. Одна группа вообще сказала, что будет всегда ездить только со мной. Это несмотря на то, что курсы экскурсоводов я еще не заканчивала. Вот закончу - приплачивать начнут. Но я думаю, - откровенничала Катя, - нафига мне эти курсы, если народу и так нравится. Ленку никто второй раз ездить не приглашал, хотя она на курсах три раза уже была. А меня приглашали раза три. Со мной даже фотографируются на память - вот до чего доходит.

Автобус одобрительно загудел. Все были готовы сфотографироваться с Катей хоть сейчас.

- А теперь будем о серьезном, - сказала Катя, и голос ее посуровел. - О турках и оккупации. Это очень важная тема, поэтому прошу без смешков и этих ваших дурацких шуточков (она так и сказала - шуточков). У меня есть знакомые киприоты, которые пострадали от оккупации, - доложила Катя, - и я на эту тему принимаю очень близко к сердцу.

- Хотелось бы все узнать с самого начала, - попросила одна тетка. - Как, зачем, почему и так далее.

- Да что там как, зачем и почему? - рассердилась Катя. - И так все ясно, что турки охамели совсем. Кто их сюда звал? Я, например, их сюда не звала, - совсем распалилась она.

- Это-то понятно, - сказала тетка. - А можно подробнее об истоках конфликта?

- Щас, - сказала Катя и полезла в бумажки. - Вот, нашла. Летом 1974 года греки-киприоты свергли Макариоса. Это у них президент был такой, - пояснила Катя. - Турки решили, что это все приведет к синопсису, и захватили остров.

- Может быть, - осторожно спросил пожилой турист, - приведет к энозису, а не к синопсису?

- А мне почем знать? - весело откликнулась Катя. - Я же не турок. Они захватили - им и виднее, что к чему приведет. Главное - это была наглая и ничем не прикрытая агрессия.

- Все не так просто, - заметил турист. - На Кипре живут не только греки. Здесь еще полно турков.

- Наплевать на них с высокой башни, - решительно заявила Катя. - Агрессор - он и на Кипре агрессор. Мои знакомые дома лишились в районе Фамагусты. До сих пор живут в каком-то сарае. Причем бабульки-то у них есть, но Коста - это хозяин - утверждает, что ни за что не переедет в новый дом, пока турки ему не вернут старый. Вот такие они, - сказала Катя, - гордый и неуступчивый народ. Я ими восхищаюсь. Правда, халупа это - кошмарная. На меня один раз там зеркало упало...

- А если турки территории не вернут? - полюбопытствовал мужик. - Так и будут жить в халупе с падающим зеркалом?

- Да, - сказала Катя сурово. - Они такие люди - всем готовы пожертвовать ради гордости. Даже мной. Кстати, мы уже приехали на место. Пошли смотреть мертвую Фамагусту. Я буду по пути рассказывать.

- Ну, если нам не придется жертвовать своим дыханием... - сказал пожилой турист, и все начали выходить из автобуса...

(продолжение)

["Заметки по Кипру" в одном файле]

© 1998–2021 Alex Exler
17.01.2002

Комментарии 0