Небольшие заметки по Кипру

09.10.2001 2947   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

Сумасшедшая девушка

Впрочем, следует признать, что относительное безобразие с едой наблюдается только в туристической зоне. Все мои знакомые, бывавшие и жившие на Кипре, в один голос утверждают, что стоит только отойти от пляжной зоны и углубиться в город, как цены в кафе и ресторанах становятся явно меньше, а качество - заметно улучшается. И знаменитое мезе в таких местах подается так, как полагается: 12, 15 и даже 20 смен блюд, причем все это очень обильно и вкусно.>

У меня нет оснований не доверять своим знакомым, тем более, что ситуация с едой одинакова во всех туристических странах: там, где бродят скопища голодных туристов, - дорого и мало, а вот в городе, где в основном питаются местные, - недорого и вкусно.

Поэтому наиболее разумное решение для туристов, которые с почтением относятся и к своему желудку, и к своему кошельку - взять напрокат машину и на обеды с ужинами отправляться куда-нибудь перпендикулярно туристической зоне.

Мы же машину взять так и не сподобились (потому что все время валялись на пляже, а брать автомобиль только для того чтобы ездить покушать - попахивало откровенным пижонством), поэтому методично обходили все близлежащие кафешки, пытаясь понять, какая из них нам наиболее по душе, а точнее - наименее не по душе. К счастью, нашелся все-таки маленький ресторанчик, где блюда подавал сам хозяин, а готовил его брат - вот там нам очень понравилось. Хозяин был весьма гостеприимен, весел, да и к тому же - прекрасно говорил по-русски (он знал слов десять, не меньше). Там нас всегда встречали жизнерадостной улыбкой и фразой: "Как деля? Нармальна? Малядец!", а блюда были вкусные и... как бы это сказать... короче говоря, видно было, что повар в них вкладывал душу, а не просто готовил по принципу "голодный турист сожрет все, что угодно".

Что характерно, в эту кафешку мы забрели последней (посетив последовательно десяток других заведений на этой улице), а она располагалась ровно напротив нашего отеля. После первого знакомства с хозяином и блюдами, мы стали приходить туда обедать каждый день, и этой привычке не изменяли до конца отдыха.

На ужин мои спутницы ходить вообще отказывались, мотивируя это тем, что на такой жаре вполне достаточно одного обеда, а мне не хотелось одному ужинать в кафе или ресторане, поэтому пришлось искать какой-то другой вариант... и он нашелся!

Помогла природная смекалка. Как-то раз вечером я стоял у отеля и думал, куда бы пойти перекусить, чтобы затратить на этот процесс как можно меньше времени, однако поесть сытно, чтобы не страдать до утра. Кафешки и всякие пиццы-хаты отпадали, в магазин тащиться было неохота, а другие варианты в голову не приходили. И вдруг я увидел двух байкеров, которые лихо подкатили к противоположной стороне тротуара, припарковали свои байки и отправились куда-то, беседуя друг с другом.

Вроде бы, этот факт ничем не должен был привлечь мое внимание - ну байкеры и байкеры. Но я, как человек наблюдательный, сразу заметил два интересных обстоятельства: во-первых, байкеры были наши, российские, а во-вторых, они были явно голодны. Я и подумал, что байкеры вряд ли засядут в какое-нибудь кафе (их время очень ценно и должно распределяться между пивняками и разъездами на байках, поэтому торчать в пошлой кафешке они точно не будут), а раз они наши, российские, то их вкусы вполне могут совпадать с моими.

Некоторые читатели могут заинтересоваться методикой, по которой я безошибочно вычислил, что байкеры - парни из России. Конечно, я мог бы сделать умный вид и пуститься в долгие рассуждения о том, чем отличается покрой косухи и банданы у россиянина и киприота, однако все объяснялось намного более прозаично: парни болтали по-русски на всю улицу, а когда до моих ушей донеслось такое простое и милое слово из трех букв, буквально означающее мужской половой пенис из восемнадцати букв, то я сразу понял, что ребята - свои, нашенские.

Сделав все эти нехитрые умозаключения, я осторожно стал красться за байкерами, стараясь, чтобы меня не приняли за шпиона. Что интересно, мои логические предпосылки оказались абсолютно верными. Байкеры вывели меня на очень интересное заведение, где готовился настоящий кипрский кебаб! Вкусно, недорого, быстро, а главное - много-много мяса. Кебаб - это фактически шашлык: кусочки мяса, обработанные определенным образом, готовятся на живом огне, после чего подаются завернутыми в тонкую лепешку вместе с лучком, салатиком и соусом. Кебаб готовят из говядины, свинины, курицы и даже каких-то морских гадов (то ли из кальмаров, то ли из еще каких-то очень членисто-ногих).

Кебаб вам могут завернуть с собой (собственно, к заведению постоянно подъезжали киприоты на машинах, чтобы взять кебабы на ужин), а могут сервировать на столике перед входом в заведение (которое в данном случае представляло собой отдельно стоящий маленький домик).

Пока мне готовили кебаб, я, сидя за столиком, подружился с байкерами. Они сначала меня приняли за надутого немца (известно, что у меня физиономия совершенно не рязанская), но потом, обнаружив, что я достаточно прикольный русифицированный, вступили в разговоры и поведали о своей жизни на Кипре. Они рассказывали долго, взахлеб, сопровождая свои истории мощными глотками из пивных бутылок, перебивая друг друга и уточняя всевозможные детали. Речь их лилась плавно, но очень эмоционально. Слушать их доставляло живейшее удовольствие. Один байкер сменял другого, одна интереснейшая история перетекала в другую... Однако вся получасовая лекция легко укладывалась в одно нехитрое предложение: "А... Ездим, бухаем..."

Байкеры были настолько любезны, что даже познакомили меня с местной достопримечательностью - Сумасшедшей девушкой. Мы ели кебабы, пили пиво и наблюдали за ней. Она как раз вышла справа из-за дома напротив и шла по тротуару. Она была очень симпатичная - русская девушка лет 17-18, с отличной фигуркой и красивыми, вьющимися рыжеватыми волосами. Прям юная Николь Кидман, только без Круза.

- Прям юная Николь Кидман, - сказал я байкерам, - только без Круза.

- Она не только без Круза, - ответил один из них, которого звали Димон. - Она еще и без башни.

- В каком смысле? - удивился я.

- В прямом, - ответил Димон. - Увидишь. Мы сюда каждый вечер приезжаем вовсе не из-за кебабов. Кебабов и в наших краях полно. Мы приезжаем из-за нее. Это Сумасшедшая девочка. Мы в нее влюблены. Тайно.

- А в чем проявляется ее сумасшедшесть? - поинтересовался я.

- Увидишь, - сказал другой байкер, которого звали Снарк. - Сейчас она за угол зайдет, а когда вернется...

Тут девушка действительно завернула за угол и исчезла из поля зрения... Я вопросительно посмотрел на Димона со Снарком, но они бровями сделали знак - мол, спокуха, сейчас все будет. И действительно, ровно через минуту за углом, где скрылась девушка, послышался жуткий шум. Снарк с Димоном заулыбались. Еще через мгновенье "Николь" снова показалась в нашем поле зрения. Перед собой она толкала огромную металлическую коляску из супермаркета, причем коляска была абсолютно пустая, и шум создавала - неимоверный. С этой коляской девушка начала двигаться в обратном направлении - в сторону дома, из-за угла которого она появилась изначально.

- Вот оно, шоу, - благоговейно сказал Димон.

- Каждый день смотрим, - добавил Снарк, - а все нравится.

- Эй, подруга, - заорал Димон, - подвези квартальчик!

- Или дай на тачке порулить, - заорал Снарк.

Девушка, которая, как видно, была готова к подобным циничным предложениям, что-то заорала в ответ, но из-за шума коляски ничего не было слышно.

- Во орет, во орет, - восхищенно сказал Димон.

- Она когда в ту сторону идет - никогда не орет, - пояснил мне Снарк. - Только когда обратно с коляской.

- Но и вы ей ничего не кричите, когда она туда идет, - заметил я.

- А что кричать-то, пока она без коляски? - удивился Димон. - Самый писк - когда она с коляской.

- Так что она с ней делает-то? - поинтересовался я. - Зачем возит туда-сюда?

- Никто не знает, - ответил Снарк. - Она просто сумасшедшая, наверное. Ну кто в здравом уме будет целый квартал по асфальту таскать пустую коляску? Шум стоит - в Ларнаке слышно. А ей пофиг.

- Сумасшедшая, - подтвердил Димон, любуясь девушкой.

- Мы любим таких, - сказал Снарк. - Нестандартных.

- С дуринкой внутри, - согласился Димон. - Они прикольные.

Я согласился, что приколов в этой девушке было хоть отбавляй, и тоже для компании крикнул ей какую-то глупость, которую она наверняка не расслышала. Через пять минут, к сожалению, шоу закончилось: девушка с коляской исчезла за углом дома.

Я распрощался с байкерами, пообещал завтра снова прийти, чтобы скушать кебаб и понаблюдать за нашей любимой Сумасшедшей девушкой, и отправился в отель...

Что интересно, я действительно еще несколько раз приходил туда поужинать кебабом и каждый раз в одно и то же время наблюдал привычное шоу - девушка с гремящей коляской. Байкеры появлялись там не каждый день, поэтому когда их не было, мне приходилось надрываться за троих - девушка бы не простила, если бы никто не отреагировал на ее эффектное и очень гремящее появление...

Уже вернувшись в Москву, я много думал над тем, кем была эта девушка, зачем, а главное куда она каждый день таскала пустую коляску из супермаркета. Может быть, она строила себе дом из колясок. Может быть, это был какой-то сложный религиозный обряд. Не исключено, что эти коляски использовались для ритуальных жертвоприношений. Кроме того, вероятно, она действительно была сумасшедшей. Не буйной. Ну, знаете, во всем остальном человек совершенно нормальный, но каждый день забирает из супермаркета пустую коляску и куда-то увозит ее прямо по асфальту. Наверное, существуют какие-то таблетки, которые от этого излечивают. Но мне она запомнилась как Сумасшедшая девушка с Коляской. Она навсегда поселится таковой в моем сердце и сердцах Димона со Снарком. Мы ее будем помнить именно такой - гордой, непокорной, с коляской в руках, с задорной улыбкой на лице и немного сумасшедшей.

(продолжение)

["Заметки по Кипру" в одном файле]

© 1998–2020 Alex Exler
09.10.2001

Комментарии 0