Отдых в Турции: пещера

15.05.2002 5612   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск ]

В пещере было как-то... Словом, непонятно. И неинтересно. Ну замшелые стены, по которым струилась вода, ну низкие, закопченные почему-то потолки. К тому же, сразу после входа пол резко пошел вниз, и ребятам приходилось идти очень осторожно, чтобы не поскользнуться на влажном полу.

- Классное место, - вежливо сказал Сергей Лене. Ему это место вовсе не казалось классным, но надо было как-то поддержать разговор, а то Лена что-то совсем замолчала.

- Ну да, - кивнула Лена. - Замечательное. Но у меня в таких местах сразу настроение портится. Не люблю замкнутые пространства такого типа.

- Водители, будьте особенно осторожны в местах, откуда появляются дети! - вдруг раздался громовой голос Игоря.

- Господи, - в сердцах воскликнула Ира, - ну что ж ты так орешь, а? У меня чуть удар не случился!

- А ты осторожна в тех местах, откуда появляются дети? - поинтересовался Игорь, довольно поглядывая на веселящихся остальных туристов, до которых потихоньку доходил смысл выкрикнутой фразы.

- Это очень старая хохма, - сердито сказала Ира, - и я не понимаю, почему ты так гордишься своим эпигонством.

- Это вообще не хохма, - важно заявил Игорь, - это дорожный знак... Ну что, друзья, - обратился он к Сергею с Леной, - почему нос повесили?

- На нас это место навевает тоску, - сказал Сергей. - У нас от него клаустрофобия.

- И они мне рассказывают! - возмутился Игорь. - Это же разве клаустрофобия? Вот у меня была клаустрофобия - всем клаустрофобиям клаустрофобия! Этих Клаусов я просто ненавидел! К тому же - замкнутое пространство доставало со страшной силой! Не только в лифте - в большом зале Дворца съездов не мог находиться, все стены давили! Только открытые пространства! Только они!

- Ага, - язвительно сказала Ира. - Помню я твою клаустрофобию. Стены Дворца тебя давили, а стены малюсенького и прокуренного кабачка - ни черта.

- Я просто там лечился, - объяснил Игорь. - Принимал лекарство от клаустрофобии.

- Точно, - подтвердила Ира. - Так принимал, что лифтов уже не боялся, потому что туда входил, как полагается образованному и интеллигентному человеку - на четвереньках.

- Когда в лифте стоишь на четвереньках, - объяснил Игорь, - кажется, что стены раздвигаются. Спроси у любого профессионального клаустрофоба - они все так делают.

В этот момент их компания подошла к довольно объемной пещерке, в которой стояло несколько туристических групп. Перед ближайшей к ним экскурсией выступал экскурсовод - очень симпатичная блондинка лет тридцати. Она говорила по-французски.

- О, французы, - восхитилась Ира. - Игги, ты посмотри, какая девушка симпатичная.

- Лучше наших девушек во всем мире ничего не бывает, - сказал Игорь. - Не придумали.

- Спасибо, милый, - проникновенно сказала Ира.

- У наших-то еще хоть понятно, что они хотят, - продолжил Игорь. - А вот у меня как-то была француженка - так это полный кошмар. Лопочет она что-то по-своему, лопочет... Красиво, конечно, но ни черта не понятно. А как общаться, когда ничего не понятно? Язык жестов - он тоже очень несовершенный. Например, я ей на голову показываю - мол, "шапочку перед выходом наденешь?", а она это трактует как "ты что, сдурела?" Ну как так можно жить, а?

- Сочувствую, - холодно сказала Ира. - Бедняжка. Как представлю, так сердце кровью обливается.

- Во-во, - обрадовался Игорь. - Хоть ты меня понимаешь... А с питанием-то как сложно было! - продолжил он воспоминания. - Бывает, говоришь ей: "Хочешь щец? Щи будешь?" А она в ответ что-то типа: "Нонгранмерси". Ну или "нонженевепа". А где я ей на ночь глядя этот нонгранмерси возьму, если я даже не знаю, как это выглядит? Не говоря уж о совсем загадочном "женевепа"... Приходилось насильно кормить щами. А то ведь могла и помереть от голода без своей нонгранмерсистской еды. Ведь ручки у нее были - то-о-о-оненькие, ножки были - то-о-о-оненькие, - лицо у Игоря скривилось, как будто он сейчас заплачет.

- Ага, ага, - злорадно сказал Сергей, - я ее насильно кормлю, а сам плачу.

- Ты знал, ты знал! - сказал Игорь и захохотал.

Лена, стоя рядом с Сергеем, смеялась уже просто в голос. Одна Ира не смеялась, а смотрела на Игоря очень хмуро.

- Что такое, пусик? - испугался Игорь. - Ты меня ревнуешь к этой тетке? Не ревнуй, любимая, не надо. Я на нее столько продуктов извел, что ни о какой любви не могло быть и речи!

- Простите, вы можете потише разговаривать, а то вы нам мешаете? - вдруг очень раздраженно обратилась к ним та самая миловидная "француженка", причем говорила она на чистейшем русском языке.

Лена ей что-то ответила по-французски. Блондинка сделала недовольное выражение лица, но ничего не ответила, отвернулась и продолжила экскурсию.

- Что ты ей сказала? - поинтересовался Игорь.

- Я ей сказала только " Non, grand merci", - объяснила Лена. - Ты же слышал.

- Да где же она его здесь возьмет-то? - возмутился Игорь. - Такие штуки на дороге не валяются! Это рыбные нонгранмерсишные места надо знать, вот!

- Кстати, - сказала Ира, - а мы так и будем здесь торчать целый час? Я, например, кушать уже хочу. А там сверху есть какая-то кафешка. Может, ну ее, эту пещеру? Пойдемте перекусим, а? Наверняка нонгранмерси там подают в горшочках...

- Кушать - это завсегда, - согласился Игорь. - Однако мы должны осмотреть все эти достопримечательности, раз уж спустились. Давайте быстренько пробежимся по пещеркам, я дам необходимые комментарии, а потом отправляемся наверх кушать. Согласны?

- Договорились, - сказала Ира. - Только чур в темпе!

- Уж вы, мамочка, не сомневайтесь, - сказал Игорь. - Вы, главное, за мной поспевайте... - С этими словами он рванулся вперед, держа Иру за руку, и стал перемещаться по коридорам и гротам пещеры со спринтерской скоростью, одновременно успевая действительно комментировать все вокруг, сопровождая это каким-то домыслами, причем по своему обыкновению - очень громко. Звучало это примерно так...

- Итак, друзья, - орал Игорь, - мы с вами находимся в знаменитой пещере XVI века, которая, однако, по последним исследованиям является вовсе даже не XVI века, а значительно позже - XVI века и пары месяцев спустя. Обнаружил ее местный индеец по кличке Билли Колченогий Табурет, который, находясь в состоянии непрерывной алкогольной интоксикации, как-то провалился сквозь дырку в земле и оказался здесь, в этой пещере. Первоначально она была названа первым возгласом, которым ее наградил Билли, так что до XIX века пещера называлась "Мать вашу, темно-то как!" Однако позже, когда испанские конкистадоры решили облагородить эту богадельню и стали брать плату за вход, пещеру назвали "Уважаемый гражданы тюристы"... Справа мы сейчас видим величественную скульптуру древнего воина... Ой, это просто бабушка остановилась отдохнуть. Да ничего, бабуль, мы пройдем, не волнуйтесь... Так вот, слева, уважаемый гражданы тюристы, как говорит Салман, мы видим углубление в пещере, где непрерывно капает вода - как и во многих современных московских домах, где нет должного взаимопонимания с сантехниками. Какой мы из всего этого можем сделать вывод? Очень простой! Взаимопонимания с сантехниками не было даже в те далекие времена! Жаль, друзья мои, жаль, ведь это был благословенный период, когда сантехников можно было пытать, загонять им под ногти иглы, варить их в кипящем масле, расчленять на десятки маленьких сантехничков, вырывать им зубы, заставлять сутками слушать группу "Отпетые мошенники"...

- По-моему, товарищ экскурсовод, вы чересчур увлеклись, - заметила Ира.

- Так вот, - спохватился Игорь, - жизнь в те времена, как я уже говорил, была простая, но эффективная. Залезай себе в пещеру, глодай сталактиты, сталагмиты и сталагматы, охоться на медведя и почивай на лаврах.

- В каком смысле? - заинтересовалась Лена.

- Ну, сверху вырвешь несколько кустов лаврушки, - объяснил Игорь, - кидаешь их в пещеру вместо подстилки - и почиваешь во все носовые завертки. Это и называется - почивать на лаврах. Я на юге всегда на лаврах почиваю. Пахнет уж больно приятно. Как будто в борще валяешься.

- Фи, - сказала Ира. - Валяться в борще? Ну у тебя и вкусы...

- Ну так в борще валяться явно приятнее, чем, например, в луже, - сказал Игорь. - Кстати, впереди лужа, будьте осторожны.

- Мог бы, между прочим, даму взять на ручки и перенести, - недовольно сказала Ира, аккуратно обходя здоровенную лужу, непонятно как оказавшуюся на полу.

- Я бы мог, - сказал Игорь, - но здесь вопрос техники безопасности. Меня утреннее происшествие сильно подкосило, и я теперь ослаблен. Вдруг бы не выдержал, и мы с тобой упали? Прямо в лужу, между прочим. А ты даже в борще не согласна валяться, не то что в луже...

- У тебя на все есть ответ, когда ничего делать не хочется, - разозлилась Ира. - Не джентльмен ты ни фига. Потому что джентльмен - это человек, который всегда называет кошку кошкой, даже если вдруг на нее случайно наступит. А я слышала один раз как ты Барсика назвал, когда на него наступил...

- И как он его назвал? - заинтересовался Сергей.

- Я это не могу повторить, - с достоинством сказала Ира, - даже если удалюсь в пустыню за сто километров, окружу себя горной грядой, зайду в железный экранированный сарай, залезу под одеяло и накроюсь с головой.

- Вот это да! - сказала Лена. - Неужели все настолько запущенно?

- Увы, - ответила Ира, поджав губы. - Как я выжила после этого - не знаю. Возможно, меня спасло ведро валерьянки, которое на счастье находилось поблизости.

- Да ничего особенного я не сказал, - заспорил Игорь. - Я просто сказал...

- Ну ты еще тут повтори! - возмутилась Ира. - Я тогда точно уйду в пустыню и разобьюсь о прибрежные скалы, не перенеся позора.

- Ну хорошо, хорошо, не буду, - успокоил ее Игорь, - раз ты так переживаешь. Я же просто его назвал...

- Игги! - грозно сказала Ира.

- Ладно, пусик, не волнуйся, - ухмыльнулся Игорь. - Клянусь, что никто и никогда не узнает, что я назвал эту пушистую заразу...

Тут Ира не выдержала и ощутимо толкнула Игоря кулаком в бок. Игорь тут же замолчал и посмотрел на Иру с упреком.

- Так тебе и надо, - сказала Ира. - Просишь тебя просишь... Только грубую физическую силу понимаешь, как та француженка.

- Я прошу тебя не касаться моей светлой юношеской француженки в таком тоне, - сурово ответил Игорь.

- Боже, - сказала Лена, - какой прелестный русский язык! Прошу не касаться в таком тоне - это просто шедевр! Игорь, мои комплименты.

- Когда задета честь дамы, - величественно парировал Игорь, - не до стилистических тонкостей.

- Короче, экскурсовод, - не выдержала Ира, - ты закончил уже свои исторические экскурсы, и мы можем наконец идти наверх покушать?

- Ладно, - согласился Игорь. - Пойдемте наверх. Я по пути дорасскажу все легенды...

Компания отправилась наверх, ведомая Игорем все в том же быстром темпе. Игорь по-прежнему комментировал происходящее, но уже без прежнего задора.

- Обратите внимание, - сказал он тихо и уныло, проходя через очередной коридор, - на подлинную примету глубокой старины - автомат с кока-колой. Древняя легенда гласит, что суровые викинги, отправляясь на бой кровавый, специально выпивали по банке этого напитка: он отнимал разум и придавал воинам сумасшедшее бесстрашие, которое наводило ужас на любого врага. Тогда и родился термин "берсеркер" - он означает: воин, опившийся кока-колы.

- А пепси так же действовало на древних воинов, как и кола? - заинтересовалась Лена.

- Нет, - ответил Игорь, - не так. Пепси обычно приводило выпившего в состояние религиозного экстаза, поэтому синие баночки потребляли только шаманы перед своим священнодействием. Красные банки - воинам, синие банки - шаманам. Четкое разделение.

- Ну что, - сказала Ира, увидев, что они уже подошли к выходу из пещеры, - скажем нашему экскурсоводу большое спасибо и отправимся кушаньки?

- Мне не надо спасибо, - засуетился Игорь, - лучше покормите меня от души. Я же заслужил?

- Ни черта ты не заслужил, - сказала Ира, с любовью глядя на экскурсовода. - Но покормить тебя, безусловно, покормим.

- Пусик, и выпить мне что-нибудь сто граммчиков возьми, ладно? - заканючил Игорь. - А то меня гадкий Серега утром споил, мне теперь еще выпить хочется.

- Ну хорошо, хорошо, маленький, - ласково сказала Ира. - Если будешь себя хорошо вести - мамочка тебе чего-нибудь нальет.

- Я буду себя хорошо вести, - пообещал Игорь. - Хочешь, стишок прочитаю, как на пляже нужно домик двухэтажный строить?

- Не сейчас, малыш, не здесь, - сказала Ира. - Сначала покушаем, а потом нам на десерт что-нибудь прочитаешь. Только не про домик. А то знаю я твои домики на пляже. Сплошная порнография...

- Порнография - это когда с животными, - заспорил Игорь. - Мне та француженка говорила.

- Так я о том и говорю, что с тобой - сплошная порнография, - объяснила Ира. - Ты же у меня тот еще зайчик...

- Точно, - согласился Игорь самодовольно. - Что есть то есть. Этого у меня не отнять. Мне это свойственно...

Компания вышла из пещеры на свежий воздух, и ребята направились к небольшой кафешке, находившейся неподалеку.

[продолжение]

(все выпуски "Отдых в Турции")

© 1998–2022 Alex Exler
15.05.2002

Комментарии 0