Отдых в Турции (продолжение VII)

05.04.2000

Отдых в Турции (продолжение VII)

[начало]

Перед самой посадкой на самолет компанию заставили проходить через металлоискатель. Игорь во время этой процедуры хихикал и кривлялся, изображая беременную даму, которой делают ультразвуковое обследование. Металлоискатель постоянно показывал наличие у Игоря всяких ценных, и не очень, металлов, так что таможенник заставлял его выворачивать карманы и проходить через раму прибора вновь и вновь. Игорь терпеливо объяснял таможеннику, что он уже на восьмом месяце, а металлоискатель орет, потому что обнаруживает у него в животе наличие гениального разума. Таможенник попался с чувством юмора, поэтому он изрядно веселился, слушая игоревы выкаблучивания, но не отпускал, продолжая гонять парня туда-сюда. >

Наконец, Ире надоело это развлечение, она подошла к таможеннику и решительно заявила:

- Товарищ таможенник! Отпустите, пожалуйста, моего мужа! Это у него не оружие звенит. Это у него... - тут она прошептала что-то на ухо офицеру, - ...звенят.

- Серьезно? - совсем развеселился таможенник. - Прям оба два звенят?

- Точно вам говорю, - подтвердила Ира. - Я ему сколько раз указывала, чтобы он железистую воду на даче не пил, а он все пьет и пьет.

- Понятно, - сказал таможенник. - Ну, раз муж представляет собой такое чудо природы, которое лично я видел только в американских боевиках, забирайте его под вашу ответственность.

- Спасибо большое, - поблагодарила Ира и на радостях чуть было не клюнула таможенника в щеку, но была остановлена стальным взглядом Игоря, который резко забыл про свою беременность...

Самолет долго не взлетал и компания, сидя в креслах, заскучала.

- Блин, ну скоро мы взлетим? - заныл Игорь и уронил голову на колени сидящей рядом Ире.

- Эк тебя колбасит, - сказала Ира, с любопытством глядя на Игоря. - Еще даже не взлетели, а тебя уже колбасит.

- Ты еще не знаешь, как его в Турции будет колбасить, - авторитетно заявил ей Сергей. - Я с ним как-то в зимний дом отдыха ездил отдыхать, так его настолько заколбасило, что вместе с ним заколбасился весь дом отдыха, так что его потом пришлось закрывать на санобработку.

- Кого закрывать на санобработку, - не поняла Ира. - Игоря? Я так и думала.

- Да нет, - объяснил Сергей. - Дом отдыха пришлось закрывать. Так что ты еще не знаешь, как его по-настоящему колбасит.

- Это я-то не знаю, как его колбасит? - разобиделась Ира. - Да он при мне больше всех выкобенивается! На работе-то ему спуску не дают, вот он дома и оттягивается.

- Почему ему на работе спуску не дают? - удивился Сергей. - Он же там начальник.

- Вот именно, что начальник, - объяснила Ира. - Если начальник будет сильно кобениться, то вся контора разбежится. Сейчас же не рабовладельческие времена. Платит он немного, поэтому старается играть на симпатиях подчиненных. Когда начальник симпатичный, то люди работают и за небольшую зарплату. Особенно женщины, - с ненавистью сказала она и ущипнула Игоря за ухо.

- Епс! - заорал Игорь на весь самолет.

- Ты чего орешь, - рассердилась Ира, - да еще матом?

- Каким матом? - удивился Игорь. - Я просто энергичным словом выразил свое возмущение неожиданно возникшим очагом болезнетворного влияния в своем левом ухе.

- Во излагает! - восхитился Сергей.

- А ты что думал, - сказала Ира, любуясь довольным лицом Игоря у себя на коленях. - Медик, все-таки.

- Так медик же, а не публичный политик, - сказал Сергей.

- Этому негодяю только покажи что-нибудь публичное, так он сразу полезет в политики, - сказала Ира и ласково поцеловала Игоря в ухо.

Игорь довольно засопел, как стадо мартовских котов.

- Ир, так чего там по поводу его работы? - попытался вернуть разговор в старое русло Сергей.

- Так вот, - продолжила Ира. - Он на работе и пушит перья так, что ими можно подушки набивать. Пушишь перья, чучело? - обратилась она к Игорю.

- Не пушу перья, а стараюсь наладить хорошую психологическую обстановку в коллективе, - сказал Игорь, делая горделивое лицо.

- Знаю я твою психологическую обстановку, - поджала губы Ира. - Эти твои тетки на работу скоро голые начнут приходить. И так почти каждая в ТАКОЙ миниюбке ходит, что не только белье, а гланды у них можно разглядеть.

- Ну я же медик, - объяснил Игорь. - Разглядывать гланды - моя профессиональная обязанность. Професьон де фуа! - с пафосом процитировал он один старый фильм.

- Оторвут тебе когда-нибудь твой професьон, - объяснила Ира. - Один фуа останется, и больше ничего. Потому что надо разглядывать гланды, а не бюсты. Бюсты разглядывают, если я ничего не путаю, пульманологи. Постой, - спохватилась она, - у тебя же над офисом изображение глаза висит.

- А что бы ви хотели, чтобы я там повесил? - развеселился Игорь, вспоминая старый анекдот про фирму, которая делала обрезания.

- Но ты же этот... как его... глазник, вот! - вспомнила Ира.

- Сама ты глазник, - разобиделся Игорь. - Ты бы еще гинеколога п...дюком назвала. Офтальмолог я! Офтальмолог! Поняла?

- Кофтальмолог, - послушно повторила Ира. - Ты только не волнуйся.

- Офтальмотолог, - высказался Сергей.

- Правильно, - согласился Игорь, потянулся и заявил:

- Але! Раз мы уже все не взлетаем, так может быть, тяпнем по рюмочке?

- Я - за! - сказал Сергей, которому хотелось уже ощущения праздника и отпуска.

- Я - как большинство, - заявила Ира.

- Ну, я тем более - не против, - сказал Игорь и начал писклявым голосом орать на весь самолет, почему-то шепелявя:

- Товались стюалдеса! Плосьба слочно подойти к пятнадсатому месту! Сдесь деуске плохо!

Ира быстро закрыла ему рот ладонью, но через минуту к ним действительно подошла стюардесса, которая посмотрела на распростертого у Иры на коленях Игоря и спросила:

- Кому именно плохо? Вам или лежащему молодому человеку?

- Нам, - сказал Игорь. - Нам плохо без виски. Мы страдаем.

- Ничем не могу помочь, - сказала стюардесса, ничуть не рассердившись. - Напитки мы начнем разносить только после того, как самолет наберет высоту.

- А вот и можете помочь, - обрадовал ее Игорь, подняв, наконец, голову. - Виски у нас у самих есть. Но видите ли, - он понизил голос, - мы - эстеты!

- Ага, - подхватил Сергей. - Из мыльницы пить можем...

- Из полоскательницы - тоже можем, - сказал Игорь.

- А вот из горла - ну никак, - засокрушался Сергей.

- Эстетические принципы не позволяют, - объяснил Игорь.

- Так вам стаканчики нужны? - догадалась стюардесса.

- Люблю догадливых девушек, - удовлетворенно сказал Игорь.

- Тем более, таких симпатичных, - польстил Сергей.

- И стройных, - завелся Игорь.

- В очень красивой форме, - чмокнул губами Сергей.

- И... - начал было Игорь, то тут, видимо, Ира его довольно болезненно ущипнула за ногу, потому что он надул щеки, покраснел и скорчил совершенно кошмарную гримасу.

- Вы его простите, - сказала Ира стюардессе. - Он только-только оправился от тяжелого психического заболевания, но еще временами случаются рецидивы.

Игорь с шумом выдохнул воздух и взглядом показал Ире, что как только стюардесса уйдет, он ее разорвет вдребезги пополам за такие штучки. Ира ему в ответ показала, что еще неизвестно, кто кого разорвет. Пока происходил этот волнующий немой диалог, Сергей спросил девушку:

- Ну правда, не могли бы вы принести нам три стаканчика?

- Я очень сожалею, - сказала стюардесса, - но нам запрещено разрешать пассажирам выпивать, пока самолет не набрал высоту. Так что я не могу принести вам стаканы. Простите.

- Интересно, - сказал Игорь. - А если кому-то станет плохо, то вы даже один стакан с водой не принесете?

- Если станет плохо, то стакан с водой принесу, - твердо сказала стюардесса.

- Вот и принесите нам стакан с водой, - предложил Игорь. - Только не с водой, а с содовой. Виски с содовой сочетается лучше, чем с водой.

- Кому здесь плохо? - спросила стюардесса.

- Вот этой девушке, - сказал Игорь, кивнув на Иру.

- А что с ней? - поинтересовалась девушка.

- Ей плохо без виски, - твердо сказал Игорь, глядя стюардессе прямо в глаза.

Та подумала, помялась, а потом нерешительно сказала:

- Ну... Хорошо. Раз ей плохо, я принесу один стаканчик, - и с этими словами ушла.

- Видал? - сказала Ира, повернувшись к Сергею. - Ему бабы ни в чем отказать не могут.

В этот момент самолет начал выруливать на взлет.

- Ура-а-а-а-а, - заорал Игорь и начал бешено аплодировать.

В салоне никто ничего не понял, но все на всякий случай стали аплодировать вместе с Игорем.

[продолжение]

© 1998–2019 Alex Exler
05.04.2000

Комментарии 0