Отдых в Турции: прощание

27.07.2004

[ начало | предыдущий выпуск ]

- "На берегу, - запел Сергей, когда они вышли на пляж, - так оживленно, людно..."

При этом он вдруг ощутил легкий приступ дежавю, но быстро его подавил, когда вспомнил, что в прошлый раз эту песню пел вовсе не он, а Игорь.

- Сержик, - попросила Лена ласково, но твердо, - тебя не затруднит некоторое время не петь? Хотя бы до завтра...

- Да пожалуйста, - сказал Сергей, разобидевшись.

Не то чтобы он был очень высокого мнения о своих песенных способностях, но считал, что уж один-то куплет в его исполнении может пережить кто угодно, даже завзятый меломан.

- Ну ладно тебе, не обижайся, - сказала Лена и ласково потрепала его по голове. - Просто тут так тихо вокруг, а твои залихватские песни портят весь интим.

- Залихватские песни, - пробурчал Сергей, уязвленный до глубины души. - Всего-то один куплет, причем как нельзя лучше подходящий к данному моменту.

- Сереж, - заметила Лена, начиная раздражаться, - если бы ты тихим голосом спел какую-нибудь серенаду - я бы и слова не сказала. Но ты проорал что-то явно кабацкое.

- Какую, к черту, серенаду? - спросил Сергей. - Я что, похож на менестреля? У меня что - штаны-шаровары из цветастого шелка?

- Так, понятно, - сказала Лена, останавливаясь. - Вечер окончательно перестал быть томным и уж тем более - интимным. Пошли в отель. Не получилось - так не получилось.

- А что получилось-то, что? - заволновался Сергей, хватая Лену за руку и заставляя ее остановиться.

- Ничего не получилось, - сказала Лена, и Сергею показалось, что она сейчас заплачет. - Тебе рано утром уезжать, я хотела с тобой серьезно поговорить, а вместо этого мы разругались из-за какой-то дурацкой песенки. Ну что вы за люди, мужики, честное слово?!!

- Мы? - искренне удивился Сергей. - А кто скандал-то из-за песни устроил? Я что ли?

- Никто скандал не устраивал, - ответила Лена. - Я просто попросила тебя не петь - только и всего.

- Неужели ты не понимаешь, что мне это было очень обидно слышать? - спросил Сергей. - Это была песня для тебя, в твою честь. И тут мне наступают на горло тяжелым сапогом на шпильках и просят, чтобы я больше никогда в жизни не осквернял своим кошмарным пением здешние океанические просторы. И никакие другие просторы - тоже не осквернял.

- Ты все это выдумал, - сказала Лена. - Я ничего не говорила про осквернение и уж тем более - не наступала на твое драгоценное горло. Кроме того, я не знала, что это была песня в мою честь. Возможно, в этом случае я бы как-нибудь по-другому к ней отнеслась. Я думала, что ты просто решил спеть - ну, знаешь, как люди поют, когда выпьют.

- Когда выпьют, люди поют "Ой, мороз, мороз", - буркнул Сергей.

- Прости, милый, я не знала, - кротко сказала Лена. - Может, ты снова споешь первоначальную песню в мою честь, и инцидент будет исчерпан? Мне бы не хотелось, чтобы мы расставались разругавшись.

- Ругаться я не собираюсь, - объяснил Сергей, - но и петь не буду. Моя муза на сегодня спит. Возможно, она даже уже умерла под воздействием суровых и несправедливых упреков. Такими вещами можно любую музу в гроб вогнать - с полпинка.

- Прости, - снова сказала Лена. - Заметь, я извиняюсь уже в третий раз. Сколько мне еще осталось?

- Достаточно, - величественно сказал Сергей. - Извинения приняты. Забыли и наплевали слюнями с Роковой башни.

- Почему с Роковой башни? - удивилась Лена.

- Ну так нам с нее бросать-то нечего, - объяснил Сергей. - Кольцо сперли хобитцы. Так что остается только плюнуть вниз. В горящую лаву. Знаешь, как романтично?

- Серег, - спросила Лена строго. - Ты как себя чувствуешь после пары джинов с тоником?

- Отлично, - сказал Сергей. - Я же не какая-нибудь аристократка. Мы, боевые татарские князья, можем хоть ведро выпить. Тем более что я выпил вовсе не пару, а все четыре джинстоников. Мы же уходить собирались. Я не мог врагу оставить ненадкусанные коктейли. Что не выпью - то понадкусаю, вот так вот.

- Боже, - ужаснулась Лена. - Так ты тоже князь? Как и Игорь? Куда я попала?!!

- Это шутка, - объяснил Сергей. - Среди татар князей не было. У нас там принята другая система классификации начальства. Но я сейчас не буду тебе об этом рассказывать, потому что дело это сугубо интимное. Да и не имеет отношения к сегодняшней беседе.

- Ну хорошо, - согласилась Лена, - пусть так. Теперь мы можем вернуться к нашим баранам?

- К Вике с аристократкой, что ли? - испугался Сергей. - Зачем?

- Да нет, - удивилась Лена, - я имею в виду - вернуться к основной теме нашего разговора.

- Давай, - согласился Сергей. - А какая у нас основная тема?

- Ты завтра уезжаешь, - объяснила Лена.

- Точно, - подтвердил Сергей. - А мы, между прочим, до сих пор гуляем по берегу, вместо того чтобы отправиться ко мне в номер.

- То есть ты считаешь, - спросила Лена, - что в наших отношениях есть только секс, ничего больше?

- Да почему же один секс? - обиделся Сергей. - Я этого не говорил. Секс, конечно, любые отношения возвышает и облагораживает, но между нами было и что-то еще. Например, ужинать вместе ходили, теперь по берегу гуляем. Нет, это совершенно не один секс, тут ты не права. Хотя лично я не вижу ничего плохого в сексе. Особенно в хорошем сексе. Хороший секс - штука неплохая, можешь считать это афоризмом.

- Я уже в пятый раз намекаю на то, что ты завтра уезжаешь, - терпеливо заметила Лена.

- Мы оба знаем, что я завтра уезжаю, - откликнулся Сергей. - Но мы оба ничего сделать не можем. Я не могу остаться в Турции - мне не дадут убежища. Кроме того, здешние компьютеры меня не привлекают - старье старьем.

- Я к тому, - вздохнув, сказала Лена, - что, может быть, мы все-таки обменяемся координатами?

- Не вопрос, - с готовностью откликнулся Сергей. - Мы находимся на берегу Средиземного моря в районе древнего города Сиде. А у тебя какие-то другие координаты? Не такие, как у меня?

- Вообще-то я имела в виду наши домашние телефоны, - терпеливо объяснила Лена.

- Здрас-сте, - удивился Сергей. - Ты только сегодня сказала, что это совершенно ни к чему. Курортный роман - будем смотреть в глаза правде. Это твои слова.

- Ну да, - согласилась Лена. - Но я подумала, что если мы так расстаемся, то таким образом подтверждаем, что между нами не было ничего кроме секса.

- Не нужно к этому так относиться, - сказал Сергей. - В конце концов, мы можем друг другу написать расписку о том, что между нами было что-то и кроме секса.

- Как тяжело разговаривать с пьяными мужиками! - озверела Лена.

- Кто пьяный? - обиделся Сергей. - Я фактически трезвый. Хочешь, по черте пройду?

И Сергей, раскинув руки в стороны, отправился по песку, стараясь ступать "по черте", но при этом жутко вихлялся туда-сюда, так как по вязкому песку и в трезвом виде идти совершенно ровно было довольно сложно.

- Да ладно, Сереж, хватит, - раздраженно сказала Лена. - Все понятно. Трезвый ты, как стеклышко для просмотра солнечных затмений. Иди сюда.

Сергей, тяжело дыша после тестов на трезвость, подошел к девушке.

- Ладно, - сказала Лена. - Не будем дальше рассусоливать, раз такое дело. Я предлагаю нам все-таки обменяться телефонами.

- Зачем? - спросил Сергей. - Ты же только сегодня...

- Я сама знаю, что я только сегодня, - оборвала его Лена. - Забудь о том, что я только сегодня, и слушай, что я прямо сейчас.

- Хорошо, - согласился Сергей. - Раз ты настаиваешь...

- Так вот, - продолжила Лена. - Мы обменяемся телефонами и будем созваниваться. Возможно, ты приедешь ко мне в Питер. Может быть, я выберусь в Москву. А там дальше видно будет.

- Постепенно эти отношения, - заметил Сергей, - перейдут в вялотекущую фазу.

- Не нужно повторять мои собственные слова как аргумент против меня же, - сказала Лена. - Это неприлично и неэтично. И не по-мужски.

- Я просто объясняю ситуацию, - пояснил Сергей. - Ты сама знаешь, чем это все закончится. Поэтому у меня другое предложение: сохранить хорошие воспоминания. К черту все эти телефоны и натужные созвоны. К черту все эти встречи в Москве и Питере. Волшебного очарования турецких ночей в них не будет ни грамма.

- Так, может быть, - предположила Лена, - там будет волшебное очарование ночей в Москве или в Питере.

- В Москве не бывает очаровательных ночей, - сказал Сергей. - Ну, если только первые очаровательные ночи были в ней же. А вот если первые очаровательные ночи были в Турции - дальше все, вешалки. Москва не подходит. Не тот интерфейс, как говорят программисты.

- То есть ты предлагаешь завтра утром расстаться навсегда? - уточнила Лена.

- Конечно, - твердо ответил Сергей. - Это была твоя мысль, и я с ней уже свыкся. Мне будет очень тебя не хватать, честное слово.

- Я все поняла, - сказала Лена. - Пошли в отель.

Девушка резко повернулась и быстрыми шагами направилась к бетонной дорожке, которая вела ко входу в отель.

- Лен, подожди, да куда ты?!! - закричал ей вслед Сергей и засеменил за девушкой, хотя его состояние не позволяло четко и скоординированно перемещаться с подобной скоростью.

Нагнал ее он только у стеклянных дверей отеля.

- Все, Серег, прощаемся, - холодно сказала Лена, останавливаясь.

- Как это? - растерянно спросил Сергей. - Я еще не уезжаю. Я вообще-то утром уезжаю.

- Сейчас уже два часа ночи, - заметила Лена. - Тебе нужно выспаться. Да и я, если честно, не в том настроении, чтобы предаваться всяким безумствам. Кроме того, мы сегодня днем славно оттянулись, и я хочу сохранить приятные воспоминания. Ты сейчас изрядно расслаблен, а в таком состоянии бывают всякие казусы. Помнишь Памуккале? Мне бы не хотелось, чтобы ты меня еще раз принял за своего кота.

- Лен, да ладно тебе, Лен, - забормотал Сергей, понимая, что ничего толкового он сказать не может, потому что как ни крути, а Лена была права по всем статьям.

- Все, - решительно сказала Лена, - прощай, милый. Я пошла к себе. Спасибо за все - и так далее. Давай не будем рассусоливать, ладно? Не провожай меня, ни к чему это.

Она быстро поцеловала Сергея, решительно толкнула дверь отеля и так быстро скрылась в полутьме холла, что Сергей и сказать ничего не успел. Впрочем, подумав, он решил, что говорить на самом деле было решительно нечего...

Сергей еще некоторое время постоял у дверей, раздумывая, как поступить. С одной стороны, было понятно, что Лена разобиделась со страшной силой. С другой, заметил Сергей сам себе, первоначально идея расстаться навсегда принадлежала именно Лене. "Странные все-таки существа, эти женщины, - подумал Сергей. - Утром у них - одно, днем - другое, ночью - совершенно третье. Как ориентироваться простому мужчине в этом бурном и переменчивом море женской логики - не понятно..."

Первым порывом Сергея было бежать вслед за девушкой в ее номер, догнать, просить прощения и превратить эту ночь в сцену бурной любви и так далее, но... Но тут он вспомнил один из ценных советов мудрого Игоря, которым тот поделился на одной из пьянок. Игорь тогда сказал, что у человека в критических ситуациях бывает два первых порыва. Один - правильный, а другой - совершенно неправильный. В трезвом состоянии, объяснил Игорь, правильным является первый порыв, а неправильным - второй. Но в пьяном состоянии, отметил Игорь, именно первый порыв является неправильным. Поэтому если человек хочет даже в состоянии алкогольной эйфории совершать правильные поступки, ему нужно в обязательном порядке отказываться от первого порыва.

"Какой у меня первый порыв? - спросил Сергей сам себя. - Бежать, догонять, извиняться, ночь любви и все такое. А второй порыв? Наплевать на все с Роковой башни, отправляться в номер и попытаться хоть чуть-чуть выспаться перед дорогой". Согласно методике Игоря вторый порыв был наиболее правильным, и Сергей решил не игнорировать мудрую методику. Правда, второй порыв требовал наличия Роковой башни, однако Сергей решил, что в данном случае это будет уже ненужная роскошь, поэтому отправился в номер просто так, не совершая священнодействия в виде плевка с этой культовой постройки... В номере, упав в постель, он некоторое время раздумывал над тем, все-таки не встать ли и не отправиться ли к Лене в номер, и под эти сладкие мысли очень быстро заснул крепким сном.

[продолжение ]

(все выпуски "Отдых в Турции"

© 1998–2019 Alex Exler
27.07.2004

Комментарии 0