Отдых в Турции: разговор на пляже

29.07.2003

[ начало | предыдущий выпуск ]

- "На берегу", - слегка заплетающимся языком запел Игорь, - "так оживленно, людно..."

Сергей внимательно посмотрел вокруг. Они сидели на пляже, где вокруг, насколько хватало блеклого света луны, не было видно ни одной живой души.

- С-старик, что именно ты называешь "оживленно"? - поинтересовался Сергей у друга.

- Ну, мы-то с тобой - живые? - спросил Игорь, прекратив петь.

- В-вроде, да, - подумав, ответил Сергей. - Не -с-совсем, но пока еще живые.

- Значит здесь оживленно, - объяснил Игорь. - И людно. Ведь мы с тобой - люди?

- Люди, - подтвердил Сергей, чувствуя, что его мысли уже изрядно путаются. - Однако мы с тобой хотели излить тебе душу. Ты с-сказал, что я сегодня могу задавать любые вопросы.

- М-можешь, - сказал Игорь с некоторым усилием. - Спрашивай, ч-что хочешь. Можешь спросить, например, когда родился и умер Кромвель.

- Меня Кромвель с его бабами не интересует, - объяснил Сергей. - М-меня ты интересуешь. С твоими бабами. Я хочу понять, почему у меня ничего не получается, а у тебя все получается.

- Слушай, - вдруг сказал Игорь, поднимая вверх пластмассовый стакан с турецким коньяком. - К-какого черта ты заставил меня п-пить эту мерзость? Я тебе х-хотел прочитать п-правильную и умную лекцию, чтобы вправить тебе мозги, а теперь меня душит депрессняк и тянет излить душу. Я не могу тебе изливать душу - это неправильно п-прежде всего с точки зрения твоего воспитания.

- Почему это - это н-неправильно с точки зрения моего воспитания? - на всякий случай обиделся Сергей.

- Потому что я для тебя должен быть идеал, недоступный кумир, - объяснил Игорь, продолжая разглядывать свой стакан.

- Ты и есть для меня почти идеал, - признался Сергей. - Не во всем, конечно... Не в еде - нет, только не в еде! Но в отношениях с женщинами - идеал. Ты же знаешь. У меня все плохо с женщинами. Они меня не слушаются и третируют. И Алка ушла...

- Речь о том, - сказал Игорь, - что, хотя я бы с удовольствием обсудил с тобой правильность ухода Алки и безусловную полезность этого ухода для тебя, сейчас мы должны поговорить обо мне. О моих взаимоотношениях с женщинами. Я чувствую потребность раскрыть тебе глаза. Почему это происходит со мной - не знаю. Вероятно, от плохого коньяка.

- Правильно говорить - коньяку, - поправил его Сергей. - Так решили офтальмологи. Ты сам говорил.

- К черту этих офтальмотологов, - решительно заявил Игорь. - Копаются в глазах, а жизнь идет мимо.

- Старик, ты не расслабляйся, - сказал Сергей. - Выпили - так ведите себя достойно.

- Все выпили, - мотнул головой Игорь. - Ты тоже пьян, как сапожник.

- Не спорю, - сказал Сергей. - Но это специально. Мы должны излить тебе душу.

- Давай, - сказал Игорь, - изливай.

- Я лучше спрошу, - предложил Сергей.

- Хорошо, - кивнул Игорь. - Но только не про Кромвеля.

- Почему у тебя все получается с женщинами? - спросил Сергей. - В чем секрет?

Игорь задумался. Сергей с замиранием сердца ждал ответа, одновременно стараясь не заснуть.

- Старик, - тихо и печально сказал Игорь. - Я должен тебе открыть одну страшную тайну. Но поклянись, что ты никогда, никому, ни под каким видом и ни под какими пытками ее не выдашь.

- Клянусь всем самым святым, что у меня есть, - поклялся Сергей, подняв свой стакан.

- А это что? - заинтересовался Игорь.

- Кот Гамлет, разумеется, - объяснил Сергей. - Что же еще?

- Хорошо, - сказал Игорь, - я тебе верю. Так вот. Рассказываю страшную тайну... - С этими словами Игорь снова приподнял свой стакан и начал его внимательно разглядывать.

- Так в чем тайна? - не выдержал Сергей муки ожидания.

- Тайна в том, что в мире нет равновесия, - веско сказал Игорь.

- Хорошо, - кивнул Сергей, - можешь быть уверенным в том, что я никому не расскажу. Но как это относится к правильности взаимоотношений с женщинами? Их надо качать туда-сюда, чтобы уравновесить?

- Нет, дело не в этом, - сказал Игорь. - И вообще - не перебивай ни фига. Ты меня сбиваешь с нужного лада.

- Хорошо, хорошо, - успокоил его Сергей. - Я буду просто сидеть и слушать.

- Так вот, - продолжил Игорь. - Никакого равновесия не существует. Это означает, что если меня любит какая-то женщина - умная, красивая, самостоятельная и так далее, - любит со страшной силой, до дрожи в руках, до потемнения в глазах, - я ее при этом ни черта не люблю. Вот всем она хороша, как говорится - совет да любовь. Но я ее не люблю. Я могу проводить с ней время, ездить с ней в отпуск, даже жить с ней в одной квартире - сути дела это не меняет.

- Бывает, - согласился Сергей. - Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает...

- Красивые стихи, - сказал Игорь грустно. - В тебе проснулся талант.

- Это не я придумал, - признался Сергей. - Это старая песня.

- Не скромничай, - сказал Игорь. - Все равно классно.

- Не будем обо мне, - предложил Сергей. - Будем о тебе. Так что?

- Хохма в том, - продолжил Игорь, - что при наличии отсутствия равновесия в этом мире все очень сбалансировано.

- Это звучит парадоксом, - подумав, сказал Сергей, - а в нашем нынешнем состоянии такие штуки ни к чему. Я тебя попрошу не употреблять подобные конструкции, потому что я могу напрячься, и тогда мозг отключится совсем. Его нельзя перегружать.

- Тихо, - сказал Игорь с интонациями Маргариты Паллны из "Покровских ворот". - Ты слушай, вникай... Короче говоря, сбалансированность заключается в том, что эта влюбленная в меня дама всегда бывает отомщена. В нее обязательно влюбляется какой-нибудь парень - красивый, умный, перспективный и самостоятельный, - который готов не только носить ее на руках и полностью обеспечивать на всю жизнь, но и просто целует ее следы на песке - до того влюбленный.

- Так, - сказал Сергей. - И что?

- Ничего. Кроме того, я, будучи таким гордым, холодным и неприступным, сам в свою очередь влюбляюсь в какую-нибудь девушку. Разумеется, она самая красивая и самая умная на свете. И это не любовь, это фактически страсть! Я готов носить ее на руках, обеспечивать на всю жизнь и целовать ее следы на песке.

- Постой, - сказал Сергей, осененный страшной догадкой. - А эта девушка в свою очередь влюбляется в того парня, который влюблен в ту девушку, которая влюблена в тебя?

- Нет, - испуганно сказал Игорь, - это будет уже Шекспир. Мы же говорим о реальной жизни. Но ты мыслишь правильно. Хохма в том, что девушка, в которую влюблен я, в меня не влюблена. Она влюблена в другого. Который не любит ее, а любит другую.

- Боже, - сказал Сергей. - Надеюсь, это единичный случай?

- В том-то и дело, - признался Игорь, - что это печальная закономерность. Это трагедия всей жизни, причем далеко не только моей. Во всей этой чертовой любви один любит, другой позволяет себе любить. И тот, который позволяет, в конце концов сам нарвется на любовь без взаимности. А любовь без взаимности, старик, это почти так же страшно, как убыточное предприятие. Пашешь, пашешь, всего себя изводишь, а в результате - полный ноль. Точнее, полный минус.

- Да, я знаю, - сказал Сергей. - У меня несколько раз была любовь без взаимности. Но я не предполагал, что такое бывает у тебя.

- Я тоже человек, - признался Игорь. - Хотя и из лучших. Но богатые тоже плачут. Просто они в этом не признаются.

- С другой стороны, - сказал Сергей, - ну любовь без взаимности - и что? Не получил взаимности - отвалил искать другой вариант.

- Это все только на словах, - печально сказал Игорь. - На деле я это все терпел два года. Причем об меня вытирали ноги по полной программе.

- Не может быть, - поразился Сергей. - Я не верю в это.

- Ну, я же сам признаюсь, - сказал Игорь. - Была такая девушка с редким именем Деля...

- Подожди, - сказал Сергей. - За это срочно нужно выпить...

Друзья чокнулись своими пластмассовыми стаканами и дружно отхлебнули коньяка.

- Так вот, - продолжил Игорь. - Она, кстати, действительно была красавица и умница. Знаешь, такая восточная красота...

- Не знаю, - ответил Сергей. - У меня никогда не было восточных красот. А мою собственную татарскую восточную красоту действительно красотой не назовешь.

- Короче говоря, - сказал Игорь, - любил я ее - до умопомрачения. Просто с ума сошел совершенно. Носил ей цветы букетами, делал какие-то безумные подарки, ездил с ней по разным странам, предвосхищал каждое желание, в общем, поплыл совершенно. Даже в Париж на выходные три раза летали, хотя с финансовой точки зрения это полный идиотизм.

- Да, я понимаю, - посочувствовал другу Сергей. - А она?

- А она - никак, - признался Игорь. - Сначала, вроде, вся такая любовь-морковь. Ну, ей, конечно, было приятно, что я так безумствую, однако буквально через пару месяцев я стал чувствовать, что моей дорогой Делечке - все глубоко пофиг. Телом, что называется, она была со мной, а в душу не пускала ни на грамм. Подарки принимала, в поездки ездила, на всякие тусовки меня сопровождала - но и только-то. Но сначала я на это внимания не обращал. Типа, она со мной - значит все путем. Тем более, что она вообще всегда была спокойная, как танк. Я и думал, что она меня просто так спокойно любит. В глубине души... Но где-то через год начались проблемы. Причем серьезные.

- Я внимательно слушаю, - сказал Сергей.

- Сначала она стала ходить на встречи с какими-то подругами. Причем и раньше она ходила там с кем-то встречаться, но раньше это было раз в пару месяцев, а сейчас - раз в неделю, а то и чаще.

- Сейчас - это тогда? - переспросил Сергей.

- Ну да, - раздраженно ответил Игорь. - По-моему, это очевидно, что тогда. Тем более, что это все было не так давно. Ты что, пьяный совсем, не врубаешься?

- Ни черта я не пьяный, - обиделся Сергей. - Я просто хочу все уточнить, чтобы все было уточнено.

- Уточнил?

- Уточнил. Теперь все понятно. Ты употребляешь нынешнее время для иллюстрации прошлого времени.

- Можешь считать так, - нетерпеливо сказал Игорь. - Считай, как тебе удобно. Короче, она стала часто уходить на какие-то встречи с подругами. Потом стала иногда отказываться со мной куда-то ездить. Например, отказалась от очередного уик-энда в Париже.

- Это уже хамство, - возмутился Сергей.

- А я о чем? - согласился Игорь. - Но хохма в том, что когда я, разозлившись, решил слетать один, она как будто даже обрадовалась.

- Я бы на твоем месте задумался, - веско сказал Сергей.

- Блин, понятное дело, что я не просто задумался, а совершенно озверел, - вскипел Игорь. - Я тот год даже вспоминать не хочу. Сплошные скандалы. Я даже до того дошел, что стал ее выслеживать.

- Поверить не могу, - сказал Сергей. - Я тебя в роли ревнивца вообще не представляю.

- И тем не менее, - признался Игорь. - Следил за ней, проверял карманы, даже в сумочке рылся.

- Ну это уже последнее дело, - пожурил друга Сергей. - В сумочке - это покушение на частную жизнь.

- Совершенно верно, - сказал Игорь, - именно это я и хотел выяснить - есть ли у нее частная жизнь, помимо частной жизни со мной. И знаешь, что оказалось?

- Что есть, - предположил Сергей.

- Именно. Она встречалась с каким-то парнем. Студентиком, который моложе ее лет на пять. Ни кожи ни рожи. У него даже машины не было, она сама такси брала.

- Кошмар, - посочувствовал Сергей.

- И ты знаешь, - грустно сказал Игорь, - я вот так все буйствовал, все буйствовал, а потом как-то увидел, как она на него смотрит... Ты не поверишь, она на него смотрела точно так же, как я на нее. И тут стало понятно, что можно орать, скандалить, запирать ее дома, дарить ей подарки, увозить на край земли - все это бесполезно. Пройдет еще месяц-два, и она от меня просто уйдет.

Игорь замолчал и стал потягивать коньяк из стакана.

- И что ты сделал? - спросил Сергей.

- Я все-таки сумел сделать единственно правильную вещь, - ответил Игорь, - после серии совершенно кошмарно идиотских глупостей... Расстался с ней. Все резко оборвал, но зато сохранил хорошие взаимоотношения. До сих пор с ней перезваниваемся иногда.

- И... - начал было Сергей, но потом остановился.

- И с кем она сейчас? - спросил Игорь. - С тем студентиком. Он работает в какой-то конторе баксов за триста. Ему вообще в этой жизни мало что надо. Снимают какую-то дурацкую квартирку у черта на рогах. Она говорит, что счастлива. Вот поди и пойми этих баб. Никогда их не поймешь, никогда...

- Ну, это все старая песня, - сказал Сергей. - Типа, с любимым и рай в шалаше - и все такое...

- Я тот год даже и вспоминать не могу, - признался Игорь. - Сам себе противен становлюсь. Кричал, орал, унижался, просил, требовал, умолял. С половиной знакомых рассорился. И как вспомню ее взгляд... Знаешь, вот ты стоишь перед ней, орешь, а она сидит на диване - такая красивая-красивая, далекая-далекая, - и в глазах читается, что ты ей просто противен. Не так, конечно, чтобы уж совсем не спать с тобой, но все равно противен. И что этим криком-ором ты от нее ни черта не добьешься... Главное - сам это понимаешь, а сделать ничего не можешь. Ходишь как будто зомбированный. Но объяснение одно - она тебя просто не любит. Будь ты хоть сто раз молодой, красивый, перспективный и богатый, в какой-то момент появится прыщавый студент, в которого она почему-то влюбится. Почему - разумному объяснению не поддается. И она сама объяснить не может.

- Игги, - осторожно сказал Сергей, - но согласись, что она все-таки достойна уважения. Любовь - штука такая. Ведь не прикажешь, правильно?

- Да я ее и не виню, - сказал Игорь каким-то сдавленным голосом и уткнулся в свой стакан.

- Во, блин, дела, - сказал Сергей, которому стало даже как-то неудобно, что он вызвал приятеля на этот разговор. - И что теперь?

- Ничего, - уже нормальным голосом сказал Игорь, который отхлебнул здоровый глоток из стакана. - Живу себе потихоньку, порчу жизнь всяким хорошим девочкам.

- Зачем? Из мести?

- Да нет, - пожал плечами Игорь. - Они-то ни в чем не виноваты. Просто так получается. Ну не могу я забыть всей это истории - не получается. Поэтому подсознательно веду себя, как последний гад. Вымещаю на них то, что получил от нее. Вон, Ирку третирую, хотя она - классная.

- Зачем же ты тогда жениться решил? - осторожно поинтересовался Сергей.

- Не знаю, - махнул рукой Игорь, - так получилось. Я подумал, зачем от добра добра искать? Все равно из этого ничего хорошего не получится. Женимся, родим что-нибудь. Я все равно пашу с утра до вечера.

- Старик, но это же неправильно, - сказал Сергей. - А потом влюбишься в кого-нибудь - что будешь делать?

- Влюбляться нельзя, - объяснил Игорь. - Ни под каким видом. Если хочешь себя чувствовать нормально - женись, когда тебя любят, а не когда ты. Ирка меня любит со страшной силой. Это видно. Вот я и женюсь.

- Хорошо, - сказал Сергей. - А что ты будешь делать, если Деля вдруг расстанется со своим студентом и вернется к тебе? Точнее, даже и не вернется, а просто пальчиком поманит? Поскачешь?..

Игорь задумался.

- Ты честно отвечай, честно, - потребовал Сергей.

- Поскачу, - признался Игорь. - Все брошу и поскачу. Хотя знаю на сто процентов, что этого делать нельзя. Но если поманит, я решу, что у меня есть шанс. Хотя никаких шансов у меня нет и быть не может. Она меня не любит. Ей со мной просто удобно. До появления всяких студентов.

- Странные мы, мужчины, существа, - задумчиво сказал Сергей. - Вот ты своим холодным мощным умом знаешь, что ситуация безнадежная, а все равно прыгнешь, как в омут головой. И где твой хваленый мощный ум?

- Кто бы говорил, - вдруг разобиделся Игорь. - Сам же с Алкой чего только не вытворял. Сам ей все простил, забыл, что ли?

- Мы про меня не говорим, - оборвал его Сергей. - Я - известный тютя. Но ты-то - армянский князь! Гроза женщин!

- Я и есть гроза женщин, - подтвердил Игорь. - Пусть все женщины боятся. У меня был только один прокол. Один прокол допускается даже для армянских князьев. Но больше проколов не будет, клянусь. И с Делькой я больше общаться не буду - обещаю. Выкину ее телефон к черту и звонить больше не буду.

- Кстати, - заинтересовался Сергей, - а кто кому сейчас звонит? Ты ей или она тебе?

- Я ей, конечно, - нехотя признался Игорь. - Она мне сама не звонит. У нее же рай там в шалаше. Она звонки из комфортабельной дали принимает, но сама туда не звонит. Ей как бы пофиг.

- Ну тогда и не звони ей, не терзай себя, - предложил Сергей.

- Я постараюсь, - пообещал Игорь. - Мне самому это все надоело.

- Жениться вам, барин, надо, - сказал Сергей.

- Ну так и я о том же, - сказал Игорь.

Друзья замолчали. Сзади них вовсю бухала дискотека и доносились крики танцующих...

- Вот такие дела, - вздохнув, сказал Игорь. - Так что, друг мой, как видишь, у всех свои проблемы. Не суди опрометчиво и все такое.

- Да уж, - сказал Сергей, не зная, что именно в этот момент лучше сказать. - Ну что, пошли на дискотеку?

- Ну ее, - мотнул головой Игорь. - Какая дискотека? Ты на ноги попробуй встать. Мы же сегодня выпили - слона можно утопить. Как мы завтра на дайвинг поедем - не представляю... Но поедем, - в голосе Игоря прорезались стальные нотки. - Не отвертишься...

- Да я и не против, - легкомысленно заявил Сергей. - Конечно, поедем. Тогда что - спать пойдем? Давай допивать?

- Спать пойдем, - сказал Игорь, - но допивать эту дрянь не будем. - С этими словами он вылил остаток своего коньяка на песок. - Вот уж тут завтра кому-то сладко загорать будет...

Сергей сделал то же самое, друзья поднялись и, тяжело ступая, отправились в отель спать. Но перед тем как расстаться в холле, Игорь вдруг остановился и взял Сергея за пуговицу.

- Запомни, - тихо сказал он, - одну вещь.

- Я весь уши, как говорят англичане, - ответил Сергей.

- Женщине нельзя говорить, что ее любишь, - заявил Игорь.

- Она тогда борзеет, как крокодил, - закончил фразу Сергей.

- Точно, - кивнул Игорь. - Не забывай об этом.

- Договорились, - сказал Сергей. - Я завтра Ленке скажу, что ее ненавижу.

- Правильно, - сказал Игорь и покачнулся.

- Старик, - сказал Сергей. - Давай все-таки пойдем спать. Мы здорово набрались.

- Это аксиома, - согласился Игорь. - Но зато мы не борзели. Этого у нас не отнять.

- Точно. Однако нам никто не говорил, что любит, - напомнил Сергей. - Меня, вон, Ленка вообще бортанула, жучка...

- Не говорил, - ответил Игорь. - Бедные мы, несчастные. Но зато у нас есть мы, правильно?

- Подпишусь под каждым словом, - сказал Сергей. - Но целоваться не будем. Я сейчас не в настроении.

- Тогда пойдем спать? - предложил Игорь.

- В разные номера? - на всякий случай уточнил Сергей.

- В разные, - подтвердил Игорь. - Меня же Ирка ждет.

- А меня никто не ждет, - признался Сергей.

- Тогда я, засыпая, буду думать о тебе, милый, - предложил Игорь.

- Договорились, - сказал Сергей. - Пока?

- До завтра. Завтра дайвинг. Я тебя разбужу.

Сергей вместо ответа только тяжело вздохнул, пожал другу руку и отправился к лифту.

[продолжение]

(все выпуски "Отдых в Турции")

© 1998–2019 Alex Exler
29.07.2003

Комментарии 0