Рассказ сторожа музея: переквалификация

20.05.1999 697

Рассказ сторожа музея: переквалификация

[начало]

Я глаза прикрыл, чтобы соответствовать облику древнего воина, а сам на зал поглядываю. Посетителей почти нет, потому что утро. Вдруг, смотрю – шурует группа итальянских работников во главе с вечной головной болью Калерии – экскурсоводом Карячкиным. Надо сказать, что абстинентный трехдневный пансион в запаснике повлиял на Карячкина живительным образом. Мужик выглядит – как автомобиль москвич после капитального ремонта. Весь какой-то подобранный, как пружина, глаза горят яростным желанием выпить. Он их сначала по залу поводил, со всякими там "посмотрите налево", "посмотрите направо", "обернитесь за спину". Потом смотрю – подводит итальянцев к моему ограждению и начинает свой волнующий рассказ:
- Перед вами, друзья, окаменелая скульптура древнего римского воина, работы вашего соотечественника – великого Микеланджело Антониони. Что хотел сказать мастер этим своим произведением? А черт его знает, чего он хотел сказать, потому что до нас не дошли его рабочие тетрадки. Вы все, друзья, прекрасно знаете – как тяжело жилось простому древнегреческому, пардон, древнеримскому воину в те суровые времена! Ненормированный рабочий день, махровая дедовщина, отсутствие увольнительных в город по выходным, плохое питание и всяческие издевательства начальства. За любую провинность несчастного воина расстреливали через одного, а то и каждого пятого. Но древние наемники с честью справлялись со всеми тяготами военной жизни. Тем более, что ничего другого им, в общем-то, и не оставалось. Хочу напомнить вам одну старую легенду, которая ярко демонстрирует суровую мужественность тогдашних солдафонов. Напали как-то на Рим то ли варвары, то ли татаро-монгольское Иго. Секлись-рубались они у стен древнего Кремля, пардон, у Фермопил недели две, не меньше. Но доблестный предводитель древнеримских воинов Леонид твердо сказал: "Ну, мужики, отступать некуда! Позади – древний Рим, который мы отдать никак не можем, потому что куда нам тогда деваться?". Воины вняли призыву своего любимого центуриона, тем более, что он в воспитательных целях сразу расстрелял всех через одного. Бой завязался – не ради славы, а ради жизни в пресыщенном аристократическом Риме. Легионеры стройными рядами набрасывались на варварских татаро-монголов и рубили их в капусту своими длинными мечами. А вечером отправлялись отдыхать с гитарами, пардон, с гетерами и пили там свое древнее вино, почему-то разбавляя его водой. И вот, в один такой боевой вечер, мужественный солдат по имени Мусий Сцевола вышел на двор по малой нужде. Ну, вино с водой дало о себе знать. И вдруг, в самый патетический момент, на него сзади предательски набросился отряд варварских партизан. Скрутили доблестного легионера веревками и цепями, привели в свой штаб и начали пытать: мол, давай, паря, рассказывай – сколько у вас стреловидных единиц на душу населения и всякой боевой техники. Но древний герой отличался стойкостью духа и крепостью нервов, поэтому на все расспросы отвечал:
- Хрен вам по всей роже, подлые негодяйские захватчики. Римский воин не выдает никаких секретов, тем более, что ему их по штату знать и не положено.
А варвары ярятся все пуще и пуще. Пытают геройского воина так, что только пыль по степи. Обливают его водой и выставляют на мороз, заставляют пить свой кумыс, плоскогубцами корежат латы, словом, издеваются – как хотят. Но наш легионер с честью вынес все муки и даже после кумыса не попросился посетить одно известное заведение. Поняли, негодяи, что не добьются ничего от мужественного сержанта и сказали, что пришел его смертный час: мол, сейчас его затопчут конем со страшной силой. И когда Мусий понял, что скоро отправится на рандеву к своим богам, он взял, да и сделал свой знаменитый мужественный поступок, воспетый в легенде: положил на комфорку руку и сказал:
- Смотрите, гнусные угнетатели, как древний римский воин поджигает себе рукав, чтобы доказать непоколебимость солдатской натуры.
Варвары аж все остолбенели, глядя как у воина плавятся латы и капают прям в обеденный борщ. И так их это поразило, что заплакали они и решили, что никак им не справиться с целым отрядом геройских легионеров меньше, чем за пару месяцев. А поскольку они – племена кочевые и долго на одном месте стоять не любят, свернули палатки и отправились себе прочь от Рима, искать новые места для набегов. Вот так и отстояли Рим, благодаря эффектному поступку древнего воина!
Кстати, он тоже с варварами ушел. Его соблазнили более высокой зарплатой и высоким положением. Племя его так полюбило за геройство, что стало звать – Батый – Жженая-Рука.
Вот эту знаменитую легенде и отразил древний ваятель – Мигель Анджело. Перед вами, друзья, и выставлен в полный рост тот самый Мусий, который изображен в тот момент, когда он вышел по нужде на двор и гордо стоит, ожидаючи подлого нападения. Посмотрите – как выразительно он опирается на свой меч! Каким спокойствием и геройским ожиданием пышет его лицо. А фигура, мышцы! Древний мастер настолько хорошо изучил анатомию, что тело легионера кажется почти живым. Хотя, если приглядеться, кое где есть определенные недоработки. Вон, у латы справа заклепка отлетела.
Вот и все, друзья, что я хотел вам рассказать об этом бесценном произведении. А теперь, задавайте вопросы.

[окончание следует]

© 1998–2019 Alex Exler
20.05.1999

Комментарии 0