Свадебное путешествие Лелика: мензурки

08.02.2005 2038   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

- Кошмар какой, - продолжал ворчать Лелик, когда друзья вышли в коридор и направились к лифту. - Это же надо столько валяться в ванне! Час этот парень плескался - целый час! Я чуть с тоски не умер...

- Надо было чем-нибудь себя занять, - рассудительно произнес Славик. - Посмотрел бы телевизор, например. Или Максу вставил пистон...

- Мне-то за что пистон? - возмутился Макс. - Целое утро я вел себя паинькой.

- Тебе всегда есть за что вставить пистон, - заметил Лелик Максу, но потом снова переключился на Славика: - Нет, я все понимаю, тебе захотелось помыться - это бывает раз в несколько лет, - но почему именно сегодня? Именно сегодня утром, когда мы целый час ждали тебя, трепеща от голода?!! Я, между прочим, вчера не ужинал!

- Между прочим, я тоже, - напомнил Славик. - И я не понимаю, что это вдруг за скандалы. В конце концов, если тебе уж так было невмоготу, шли бы без меня.

- Я не мог тебя бросить одного в таком состоянии, - объяснил Лелик. - Русские друг друга в беде не бросают.

- Мы решили, - подхватил Макс, - что лучше отправиться на встречу с прекрасным позже, но с чистым Славиком, чем пораньше, но с грязным.

- Подобные глупости говори исключительно от своего имени, - одернул Макса Лелик. - Лично я считаю, что все на свете можно помыть за пять минут. А час - это уже баловство одно. Он там или играл в солдатиков, или мне даже страшно подумать, чем он там занимался...

- Меня оскорбляют твои гнусные предположения, - возмутился Славик.

- Да ладно тебе, здесь же все свои, - успокоил его Макс. - Подумаешь... Лично я знаешь, чем в ванне занимаюсь?

- Ну, нам еще тут твоих гнусных подробностей не хватает, - попытался остановить Макса Лелик, но тот не обратил на него никакого внимания.

- Лично я, - признался Макс, - играю в ванне с маленьким желтым утенком.

- А куда ты его засовываешь? - поинтересовался Славик.

Макс выпучил глаза.

- Да, собственно, никуда, - наконец сказал он. - Просто играю с ним - он у меня плавает туда-сюда. Я представляю, что вокруг него океан.

- Макс, Макс, - Лелик попытался урезонить приятеля, - в твоем возрасте такие развлечения - это прям какие-то жуткие девиации. Старикашка Фрейд с горя сожрал бы банан, если бы попытался классифицировать твое поведение. Ладно еще, если бы ты куда-нибудь засовывал этого утенка - это обычные невинные развлечения мужчины в полном расцвете сил. Но чтобы он у тебя плавал от борта до борта - нет, Макс, это ужасно. Скажи, а ты при этом наверняка еще представляешь что-нибудь совершенно омерзительное: прием в пионеры, первую ленинскую аттестацию, да?

- Не надо обо всех судить по себе, - заявил Макс. - Я представляю только океан. Представлять сцены из школы в ванне - это уже верх извращений. На такое только ты способен.

- Неправда ваша, - заспорил Лелик. - Что я там представляю - никого не касается. Но в утенка я не играю - не имеешь права мне такие гнусности приписывать.

- Кстати, Лех, - сказал Славик. - От тебя портье что-то хочет - вон как руками размахивает.

Лелик пригляделся - и точно: портье на стойке, глядя на их компанию, делал призывные знаки.

- Ну, пойдем узнаем, что ему надо, - пробурчал Лелик. - Надеюсь, это не дополнительный счет за десять тонн воды, которые ты потратил сверх нормы...

Однако оказалось, что это не дополнительный счет. Портье просто хотел узнать, остаются ли они еще на сутки. Лелик подтвердил, что они продлевают свое пребывание, и друзья вышли на улицу...

- Дурдом с этими гостиницами, - пожаловался Лелик Славику. - Заселились вчера под вечер, а утром снова требуют деньги за целые сутки.

- Обычное дело, - пожал плечами Славик. - Двенадцать часов - расчетный час. У всех так.

- Кто такой дурдом придумал? - вздохнул Лелик.

- Вероятно, царь Соломон, - предположил Славик. - Эти древние евреи на такие штучки были горазды...

- Я игнорирую твой очередной приступ бытового антисемитизма, - заметил Лелик.

- Почему антисемитизма? - искренне удивился Славик. - Я, наоборот, - со всем уважением к мудрости предков. Твоих предков, - поправился он.

- Ты знаешь, - напомнил Лелик, - что у меня еврейских кровей - с гулькин хромосом.

- Это неважно, - сказал Славик. - Еврейские крови - они очень активные. Достаточно поиметь одну каплю - все, считай, пропал.

- Лично я пропадать не собираюсь, - пояснил Лелик. - Наоборот, мне нравится. А твои злобные выпады из-за какой-то кепки не делают тебе чести.

- Все ему не так, - пожаловался Славик Максу. - Что ни скажи - постоянно огрызается и наезжает.

- Наконец-то ты начинаешь понимать, - обрадовался Макс, - что именно я чувствую каждый день и каждый час. Он со мной все время так, между прочим.

- Ничего подобного, - сказал Лелик. - Я очень сдержанный и спокойный в общении человек.

- В общении с самим собой? Да, вполне верю, - язвительно сказал Макс. - А с нами, друзьями, ты ведешь себя омерзительно.

- Ах, вот как?!! - озверел Лелик. - Это ты говоришь мне, своему благодетелю?!!

- Лех, попрекать благодеяниями - это просто неприлично, - объяснил Макс. - Благородные люди так не поступают. Наоборот, они оказывают благодеяния нежно и деликатно, чтобы благоде... благодеяу... благодеяемый не чувствовал себя неудобно. Ты же - как слон. "Не куплю тебе выпивку", - перездразнил он Лелика. - Как вообще можно говорить такие вещи человеку в лицо? Это уже просто за пределами добра и зла!

- Ах, значит, мне тебя благодеять надо еще и нежно, а также деликатно, да? - не мог оправиться от шока Лелик.

- Да, - спокойно ответил Макс. - Тогда ты будешь благородный человек. А когда это все носит характер постоянных издевательств и отказа в обслуживании - смазывается все впечатление.

- А мне пофиг, - сказал Лелик, - какое впечатление это производит.

- Значит, - объяснил Макс, - никакого благодеяния и нет. Ты просто платишь деньги за возможность меня унижать.

Лелик задумался. Славик с Максом, чуть поотстав, переглянулись - мол, парня явно зацепило.

- Кстати, - вдруг сказал Лелик, резко меняя тему разговора. - А куда мы, собственно, идем?

- Ищем кабак, - тут же откликнулся Макс. - Большой-пребольшой кабак, в котором пиво наливают в здоровенные кружки, а на обед подают целиком зажаренного быка.

- Я был бы согласен и на кабана, - вставил свои две копейки Славик.

- Естественно, - заметил Лелик Славику. - Тебе бы только трефного сожрать.

- Вижу кабак! - закричал Макс. - По-моему, то, что нужно! Даже бочка на козырьке висит - это вдохновляет.

- Бежим туда, - скомандовал Лелик, и друзья припустили в сторону здания с бочкой на козырьке...

Интерьер внутри заведения полностью соответствовал представлениям друзей о классическом немецком кабачке: деревянные столы и скамьи, чучела животных на стенах и маршевая немецкая музыка.

- Пардон, - вдруг сказал Макс, внимательно оглядевшись вокруг. - А где, блин, кружки, нафик? Как это - немецкий кабак и без кружек?!!

Лелик со Славиком также огляделись - и точно, не было видно ни одной кружки. Посетители кабачка что-то пили из узеньких высоких стаканов, в которые вмещалось дай бог 0,33 литра.

- Ну так попросим кружки, - рассудительно сказал Лелик. - Что они, кружки не дадут? Как это - немецкий кабак и без кружек?!!

Лелик решительно подошел к стойке и попросил по-английски три пива, для верности продемонстрировав три оттопыренных пальца. Толстый бармен с пышными усами достал три узеньких бокальчика и налил туда пива из крана. Лелик хотел было объяснить, что он хотел получить три кружки, а не это издевательство, однако на такую сложную фразу его познаний английского не хватило, поэтому он просто взял пиво и направился к друзьям, которые ждали его за одним из столов.

- Что это? - брезгливо спросил Макс, когда Лелик поставил перед ним бокал.

- Это стакан с пивом, - коротко объяснил Лелик.

- Нет, - ответил Макс. - Это какая-то мензурка с анализами. Как можно пить пиво из мензурки? И это Германия? Благословенная страна с литровыми кружками? Лех, может, мы не туда заехали? Может, это какая-нибудь немецкоговорящая область Франции, где пиво традиционно ненавидят?

- Не нравится - не пей, - холодно сказал Лелик, поднимая свой бокал. - А если тебе охота объяснять бармену, во что он должен налить пиво, - иди и объясняй. Я пас. - И Лелик отхлебнул свое пиво...

- М-м-м-м-м! - вдруг промычал он. - А пиво-то - супер! Просто супер!

Славик с Максом синхронно подняли свои бокалы и попробовали.

- Ух ты, - сказал Славик. - И правда - вкуснотища. Никогда такое пиво не пил.

Макс вслух высказываться не стал, но взглядом показал, что пивко - оно что надо пивко, однако он решительно осуждает местную манеру наливать эту вкуснотищу в мензурки, поэтому отказывается проявлять хоть какие-то признаки восторга.

- Предлагаю повторить, - сказал Славик, в три глотка осушив свой бокал.

- Можно, - согласился Лелик и направился к стойке...

 

Через полчаса компания находилась уже на пике благодушия. Перед каждым из них стояло по паре наполовину опустошенных тарелок с закусками и мясным блюдом, а "повторили" они уже раз пять.

- Кс-стати, - вдруг встревожился Лелик. - Зав-вязываем с пивом. Нам же, блин, со Светкой встречаться. Так что прекращаем. З-заказываем кофе.

- До Светки еще - как до луны, - заметил Макс. - Можем вернуться в отель и поспать пару часиков - после этого будем бодрые, как огурчики перед маринованием.

- Макс прав, - подтвердил Славик. - Можно поспать. Проснемся обновленными. Кроме того, зря мы, что ли, такие деньги за номер платим? Нужно его использовать по полной программе. Ты в курсе, что в стоимость номера входит всего двенадцатичасовое пребывание постояльцев? Восемь - на сон плюс четыре - на всякую фигню. Таким образом, если занимать номер круглые сутки подряд, получается, что у тебя как бы пятидесятипроцентная скидка.

Лелик задумался. Славик терпеливо ждал.

- Нет, - помотал головой Лелик, - я н-ни черта не понял.

- Каждый лишний час, - пояснил Славик, - проведенный в номере, - это фактически скидка.

- С чего с-скидка-то? - попытался разобраться Лелик. - М-мы же все равно платим за сутки.

- Правильно, - кивнул Славик. - Но находимся там вовсе не сутки. Значит, часть денег идет вхолостую.

- Но он-ни же туда других людей не пускают, когда нас нет! - парировал Лелик.

- Не пускают, - согласился Славик. - Но если ты постоянно в номере, то амортизация значительно больше. Ты же протираешь кровать, стулья и кресла, смотришь телевизор и так далее...

- Я одно не могу понять, - сказал Лелик. - Плачу я за номер двести сорок баксов. Что я там сижу сутки, что вообще туда не захожу - это двести сорок баксов. В чем экономия-то?

- Когда ты в номере находишься много, - пояснил Славик, - быстрее идет амортизация.

- И что?

- Ничего. У тебя должно наступить чувство удовлетворения от того, что деньги плочены не зря.

- И все?

- Ну да. Тебе этого мало, что ли?

- Слав, - сказал Лелик, пытаясь собрать расползающиеся мысли. - Мне грустно, но ты просто гонишь.

- Ага, - спокойно подтвердил Славик. - Я спать хочу. Обожрался.

- А я оп-пился, - признался Лелик. - Что-то пиво в башку здорово шибануло. Теперь понятно, почему они такими мензурками его наливают... С большими кружками тут весь Кельн бы по улицам валялся.

- Слабаки, - презрительно сказал Макс. - Лично я бы еще раз пять повторил, включая отбивную.

- Все, - сказал Лелик, тяжело вылезая из-за стола. - Быстро в отель, отсыпаться. Я не могу появиться перед любимой в таком виде. И если ты, Макс, не дашь мне поспать, это будет последний недалмнепоспать в твоей жизни.

- Да нужен ты мне, - благодушно сказал Макс, выползая на улицу вслед за Леликом. - Я просто тихонько кинцо посмотрю...

- Н-не посмотришь, - пообещал Лелик. - Я телевизор разобью сразу же. Не побоюсь расходов.

- Слав, он пьяный весь, - пожаловался Макс Славику.

- Ну и что? - пожал плечами тот. - Тебе все равно спать с ним на разных кроватях.

- Я спать не хочу, - снова пожаловался Макс.

- А вот это уже никого не волнует, - почти хором ответили Лелик со Славиком, после чего прибавили ходу к отелю.

 (продолжение)

["Свадебное путешествие Лелика" в одном файле]

© 1998–2020 Alex Exler
08.02.2005

Комментарии 0