Свадебное путешествие Лелика: откровения Макса

08.01.2003 2460   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

Друзья зашли в первый попавшийся кофешоп - заведение было почти пустое в связи с дневными часами - и сели за столик. Они вели себя очень свободно и раскованно. Это вчера раскуривание косяков в кофешопе было похоже на публичную дефлорацию. А сегодня, когда они уже стали, можно сказать, завсегдатаями и профессионалами, никакой неловкости никто из них не испытывал.

- Значит так, - деловито сказал Лелик. - Всякие спейскейки и кофе с анашой - отменяются. Чинно-благородно курим по паре косяков, пьем чай и кофе, настраиваемся на встречу с прекрасным. Никаких неуместных шуток, галлюциногенов и прочей ерунды. Пусть знают, как достойно ведут себя русские туристы даже в условиях всякого непотребства.

- Дай я тебя поцелую, милый, - пылко сказал Макс. - Никогда еще ты не говорил так возвышенно и прочувствованно. Я горжусь тобой.

- Еще бы, возвышенно, - цинично усмехнулся Славик. - Пока ты там на форуме рылся, Лелик дринков пять жахнул, не меньше.

- Да какие обидные слова ваши, - возмутился Лелик. - Я всего три выпил!

- Ну да, - хихикнул Славик. - Только два из них были двойные.

- А вот это не волнует, - величественно ответил Лелик. - Стаканчиков было три, значит дринка было всего три.

- Ага, - погрустнел Макс, - понятно. Значит мне всего один дринк налили, а сами так набухались по полной программе, пока я за компьютером пыхтел.

- Макс, ты не переживай, - утешил его Славик. - Лелика тоже можно понять. Он с каждым дринком приговаривал: "Через полчаса я стану официальным педерастом. Мама этого не переживет". Он нервничал, Макс, поэтому и пил.

- Ой, он нервничал! - возмутился Макс. - А я не нервничал?!! Откуда я знал, что Лелику взбредет в голову после свадьбы?!! Может, он воспользуется моим беспомощным положением!

- Стоп, - сказал Лелик. - Мы еще не курили, а гон уже идет по полной программе. Я предлагаю остановиться, курнуть, а потом уже гнать столько, сколько влезет.

- Я за, - ответил разом успокоившийся Макс. - Но мне - три косяка. Потому что меня в выпивке обнесли.

- Да хоть пять, - добродушно сказал Лелик, вспомнивший, что жениться ему уже не нужно. - Пусть это заменит свадебный ужин.

- Отказать, - ответил Макс. - Ужин ты мне все равно должен. Я же не виноват, что в этой стране такой лютый антируссизм, что нам даже пожениться не дают.

- Короче, - спросил Славик, вставая, - сколько косяков брать?

- Пять, - сказал Лелик. - Два будут про запас. Чтобы было что курить, когда снова за косяками пойдем.

- Я всегда замечал, - сказал Макс, - что у Лелика под воздействием алкоголя мозг начинает работать как-то очень причудливо. Как будто в дупель окосевший маляр раскрашивает масляной краской оконное стекло.

- Если ты думаешь, - озверел Лелик, - что твои идиотские аллегории на кого-то производят впечатление, то ты сильно ошибаешься. Вон, даже Славик в возмущении не пошел за косяками, а смотрит на тебя с укором.

- На самом деле, - невозмутимо сказал Славик, - я просто жду, когда ты дашь денег. Я за обед платил, между прочим...

Лелик скривился, но полез в карман, вытащил деньги и выдал Славику несколько купюр...

Славик вернулся довольно быстро, выложил на стол косяки, друзья взяли себе по одной самокрутке и прикурили... Макс затягивался по всем правилам - мелко-мелко втягивая в себя воздух, стараясь не потерять ни грамма драгоценного дыма. Славик курил глубокими затяжками, надолго задерживая дым внутри. Один Лелик смолил самокрутку небрежно, как будто это была обычная сигарета. У него после пяти дринков прилично шумело в голове, а Лелик не хотел совершенно окосеть перед музеем Ван Гога. Кстати, Лелик вовсе не был фанатом Ван Гога. Он и сам не знал, почему так настаивал на посещении этого музея. Вероятно, просто потому, что ему нравилось дразнить Макса со Славиком.

- Все-таки, - минут через десять сказал Макс, когда раскурил вторую самокрутку, - конопля - значительно лучше алкоголя.

- Чем лучше-то? - лениво спросил Лелик.

- Всем, - ответил Макс. - Для здоровья почти совсем не вредно, - Макс начал загибать пальцы, - похмелья не бывает, образы рождаются обалденные, ну и с ног не сшибет.

- Еще как сшибет, - сказал улыбающийся Славик, который традиционно уже начал любить всех вокруг. - У меня в одной группе был парень - симпатичный такой парнишка из Брянска, - так вот он так обдолбался, что его потом еле-еле до отеля дотащили.

- Враки это все, - решительно сказал Лелик, чувствуя, что башка его куда-то поплыла. - Косяки с ног сшибить не могут. Особенно те косяки, которые здесь продаются. Фуфло это все. Краснодарский чай цепляет на порядок круче. А здесь - сплошной обман.

- Ты еще скажи, - возмутился Макс, - что нас вчера не колбасило!

- Да мы больше придуривались, - объяснил Лелик. - Кроме того, мы же еще пили - пиво и виски. Так что ничего удивительного. Безо всяких косяков могло колбасить.

- Кстати, да, - вдруг подтвердил Славик. - Этот парень перед косяками долго ром глушил.

- Ну так при чем тут косяки? - удивился Лелик. - Его от рома и свалило.

- Ни фига, - заспорил Славик. - От рома он на ногах стоял. А потом выкурил два косяка, его и снесло. Значит все дело в косяках.

- Все дело, - объяснил Макс, - в маленьких пузырьках.

Лелик со Славиком замолчали.

- Если в напитках есть маленькие пузырьки, - сказал Макс в полной тишине, - они сносят башку.

- А большие пузырьки, - вежливо поинтересовался Лелик, - башку не сносят?

- Нет, - помотал головой Макс. - Большие - никогда. Большие - это углекислый газ. А маленькие - это что-то неизученное. Причем маленькие пузырьки могут быть в таких напитках, в которых нет никакого углекислого газа. Например, в виски. Поэтому от виски может снести башку, а от рома - нет. В роме нет маленьких пузырьков.

Открыв эту страшную тайну, Макс снова начал затягиваться своим косяком.

- Постой, - сказал Лелик. - А как определить, есть в напитке маленькие пузырьки или нет?

- Это только на глаз, - важно сказал Макс. - Только натренированный глаз может увидеть, есть в напитке маленькие пузырьки или нет.

Лелик подвинул к Максу свою чашку с кофе.

- Вот здесь есть маленькие пузырьки?

Макс внимательно посмотрел в чашку.

- Нет, - ответил он через пару минут. - Здесь нет маленьких пузырьков.

- Ну как это нет? - заволновался Лелик. - Вон же маленькие пузырьки! От пены!

- Лех, ты какой-то странный, - сказал Макс. - Какой-то ум у тебя сегодня дуболомный. При чем тут пузырьки от пены? Я тебе говорю о ма-а-а-а-а-аленьких пузырьках, а ты мне какую-то пену суешь. Сахарный песок и песочный песок - песок? Ответь!

Лелик задумался. Мозги у него ворочались достаточно тяжело. Чтобы им помочь, Лелик взял еще один косячок. Славик встал и отправился за новыми припасами.

- Песок, - признался Лелик. - Они оба - песок.

- Однако один ты будешь добавлять в чай, - тихо и очень веско сказал Макс, - а на второй ты будешь ложиться задом на пляже. Так?

- Так, - согласился Лелик. - На сахар я не буду задом ложиться. Это расточительство.

- Тогда какого хрена, - спросил Макс, - ты не понимаешь разницы между маленькими пузырьками и пенными пузырьками?

Лелик задумался. В этот момент вернулся Славик с новыми косяками.

- Все, хватит курить, - сказал Лелик, пользуясь случаем перевести разговор на другое. - Нам надо в музей.

- Сейчас эти докурим - и все, - сказал Макс, беря третью самокрутку. - Мы избавляемся от алкогольной зависимости.

- У нас нет алкогольной зависимости, - сказал Лелик упрямо.

- У тебя нет, - не стал спорить Макс. - Ты где-то после 500-600 грамм спокойно останавливаешься и до следующей пьянки - никакой зависимости. А у меня есть алкогольная зависимость. Я от нее страдаю. Этот чертов алкоголь съедает меня изнутри. Мозг, печень, поджелудочная, почки. Я просто чувствую, как он своей огненной лапой влезает через глотку и начинает меня там терзать.

- Зачем ты его пускаешь? - нетвердым голосом спросил Лелик. - Нужно рот на замок. Он и не пролезет.

- Ну да, на замок, - усмехнулся Макс. - А есть? Пить? Рот-то приходится открывать. Вот он и лезет. Сначала засовывает свою огненную голову, а затем раздвоенным языком выедает меня изнутри.

Славика передернуло.

- Надо бороться, - сказал Лелик. - Дай себе клятву не пить. Только какую-нибудь совсем страшную клятву. Типа, если я выпью, то чтоб я больше не выпил никогда в жизни!

- Не помогает, - печально ответил Макс, медленно затягиваясь. - Я знаешь, сколько раз себе клятвы давал? Я даже давал клятву, что если еще раз выпью, то у меня никогда в жизни не будет женщины.

- И что? - ужаснулся Лелик.

- К счастью, - успокоил его Макс, - не сработало. Я даже давал клятву, что разобьюсь на самолете, если еще раз выпью.

Тут уже Лелик вздрогнул вместе со Славиком.

- Макс, Макс, - заторопился Лелик, - вот таких клятв я тебя прошу избегать. Мы-то тут при чем?

- Скажу честно, - продолжал Макс, никого не слушая и не слыша, - я даже один раз поклялся твоей жизнью, мой дорогой друг. Вот такой я мерзавец!

- И что? - в ужасе спросил Лелик.

- Нарушил, - печально вздохнул Макс.

Лелик оцепенел.

- Но ты не пугайся, - утешил его приятель. - Я эту клятву года три назад давал. Раз ты до сих пор жив, значит тоже не сработало. Они никогда не срабатывают. Этим-то и страшен алкоголь. Если бы хоть одна клятва срабатывала...

- То в мире не осталось бы ни одного целого самолета, - закончил за него фразу Славик.

- Точно, - согласился Макс. - В этом-то и трагедия.

- Подожди, - сказал Лелик, - ну неужели ты себя никак не можешь заставить?

- Могу, - сказал Макс. - Утром мне удается уговорить себя бросить пить безо всяких клятв. Срабатывает - железно. Я объясняю себе, какой я козел, дурак и мерзавец, как гублю собственное здоровье, свою жизнь и жизнь своих близких. И становлюсь себе настолько омерзительным, что решаю на сто процентов - больше никогда ни грамма! Никогда! Решено!

- И что? - спросил Лелик.

- А дальше происходит метафизическое изменение сознания, - объяснил Макс. - Я это в каком-то учебнике прочитал. Причем происходит четко по часам. Если в 7 утра я себе кажусь жутким мерзавцем и навсегда бросаю пить, то где-то в 11 считаю, что уже окончательно победил зеленого змия и начинаю собой гордиться. В 13 обедаю и думаю, что зря я на себя так наезжал. В 15 мне вдруг приходит в голову, что так резко бросать пить - вредно для здоровья. В 17 сам с собой договариваюсь, что бросать-то бросаю, но по праздникам - можно. А к 18 понимаю, - Макс тяжело вздохнул, - вдруг понимаю, что сегодня - праздник. Какой угодно. Праздник первого снега, последнего дождя, праздник свежевыстиранных носков или просто вторник. После этого иду в магазин, покупаю бухло и напиваюсь. Причем во время первой рюмки я себя ненавижу, во время второй начинаю думать, что такое приятное состояние вполне стоит того, чтобы утром испытывать муки совести, во время третьей начинаю любить себя со страшной силой, а дальше - как обычно.

За столом все замолчали. Славик жалостливо смотрел на Макса, а Лелик углубился в какие-то свои мысли. Макс нервно затягивался самокруткой и по всему - очень себя жалел.

- Может, - наконец сказал Лелик, - тебе зашиться?

- Нельзя, - ответил Макс. - Во-первых, это тяжело психологически. Ты таким образом признаешься сам себе в том, что с собой никак не можешь справиться. Во-вторых, после этого расшиваться уже нельзя. Сразу начнешь алкоголить по-черному. В-третьих... - Макс замолчал.

- Ну что в третьих-то? - не выдержал Лелик.

- А что я буду делать на твоем дне рождения? - сварливо спросил Макс. - Трезвым сидеть?

Лелик задумался. И действительно, такой перспективы он не пожелал бы даже злейшему врагу.

- Поэтому зашиваться нельзя, - твердо сказал Макс. - Нужно с собой бороться. Я уже дал клятву, что отныне буду пить только по праздникам. Алкоголизм - это когда пьешь один. Плюс по утрам. Если этого не делать, тогда не будет никакого алкоголизма. Все просто.

- Чем ты поклялся, если не секрет? - встревожено спросил Славик. - Надеюсь, не самолетом?

- Да нет, что я - гад, что ли? - успокоил друзей Макс. - Я поклялся, что если выпью один или вне праздника, то мы разобьемся на машине.

- Мерси хоть на этом, - саркастично сказал Лелик. - Ты не представляешь, как мы тебе благодарны.

- Для друзей - всегда готов, - сказал Макс. - Тем более, для таких, как вы. Ведь вы, в сущности, классные ребята.

- Ну вот, понесло коня на скачки, - сказал Лелик. - Пора, друзья, нам отсюда того... этого... - Лелик приподнялся, но тяжело рухнул на стул.

- Судя по всему, алкоголь тоже рвет его изнутри, - сказал Славик.

- Это Макса алкоголь рвет изнутри, - обиженно сказал Лелик. - Причем иногда его рвет и снаружи. Когда внутри уже все порвалось. А у меня все в порядке. Просто нефиг шмаль курить после пяти вискарей. Голова-то у меня отлично соображает.

- Загадка, - быстро сказал Макс. - У меня есть сестра, но она мне не брат и не сын моего отца. Мой двоюродный брат ей - свекор. Моя мать для нее приходится золовкой. Кто это?

Лелик задумался. Славик тоже. Макс невозмутимо курил. Лелик со Славиком думали долго. Минут десять. Наконец Лелик не выдержал:

- Я сдаюсь. Кто это?

- Да никто, - пожал плечами Макс. - Загадка не имеет никакого смысла. Такой твари в природе не существует. А теперь встань.

Лелик встал.

- Пройдись.

Лелик прошелся вокруг стола. Ноги слушались.

- Все в порядке?

- Ну да, - растеряно сказал Лелик. - А в чем смысл?

- Смысл в том, - объяснил Макс, - что я заставил твой мозг отвлечься от алкоголя и заработать в полную силу. Вот он и протрезвел. Старый способ. Проверенный.

- Ладно, - сказал Лелик. - Вставайте, пошли в музей. А то он скоро уже закроется. Или мне вам тоже загадку загадать? Пожалуйста. Было у меня два друга. Однажды я попросил их встать из-за стола и пообещал, что тот, кто встанет последний, получит в ухо. Угадайте, кто это?..

Славик с Максом вскочили одновременно и трое друзей вышли из кофешопа навстречу вожделенному Леликом музею Ван Гога.

(продолжение)

["Свадебное путешествие Лелика" в одном файле]

© 1998–2020 Alex Exler
08.01.2003

Комментарии 0