Свадебное путешествие Лелика: пикантный спор

27.09.2001 4402   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

Перекусон в лобби-баре прошел в деловой, но дружественной обстановке. Макс вполне удовлетворился четырьмя клаб-сэндвичами и даже благосклонно пообщался с официантом, сообщив, что он "же не манж па сис жур, мон пети". Официант от этой фразы слегка офонарел, но профессионализм взял свое, и он только молча поклонился. Впрочем, чуть позже дружественность обстановки была нарушена, и Лелику пришлось все-таки затушить небольшой скандал, когда Максу принесли кофе. Дело в том, что к чашке шел всего один пакетик с сахаром, а Макс же хотел пить кофе с четырьмя пакетиками, чтобы, как он заявил, поддержать силы до ужина, который должен был состояться черт знает во сколько. Но официант, когда Макс показал ему пакетик с сахаром и оттопырил четыре пальца - мол, неси shugar, буратино, - не разобрался в проблеме и принес еще четыре кофе. Вот тут-то скандал и возник, потому что Лелику не сильно хотелось за все это платить. Но делать было нечего - не возвращать же кофе обратно, - поэтому Лелик, разозлившись, заставил Макса выпить все четыре чашки...>

Смокинги для Лелика и Славика были подобраны очень быстро. С Максом, как и ожидалось, возникла большая проблема: он был очень худой, но высокий и с длинными ногами и руками. Поэтому маленькие размеры ему не подходили по длине. А большие размеры - по ширине. Так что портному пришлось взять большой смокинг и аккуратно его ушивать по Максовой фигуре. При этом Макса минут пятнадцать измеряли сантиметром вдоль и поперек, а Макс во время экзекуции извивался, как исполнительница стриптиза, и непрерывно жаловался Лелику, что от этой щекотки пять чашек кофе внутри него никак не могут успокоиться.

Еще в момент измерения Макса, глядя на то, как приятель извивается, Лелик предполагал, что ничего хорошего из такой примерки не выйдет. Так и оказалось - смокинг, на скорую руку ушитый портным, на Максе сидел так, что он был похож или на узника Бухенвальда, приодетого по случаю визита высокой комиссии, или на человека с рекламного плаката "Наркотики и алкоголь серьезно вредят здоровью".

- Мда, сурово, - сказал Лелик, задумчиво глядя на Макса, когда они втроем вышли из ателье и стали еще раз разглядывать свои отражения, пользуясь для этого зеркальной витриной. - Пожалуй, в синагогу тебя не пустят. А если и пустят, то раввин разрыдается и сорвет свадьбу к чертовой матери.

- На себя посмотри, - огрызнулся Макс, тщетно пытаясь укоротить один рукав и удлинить другой.

- Нечего было извиваться во время примерки, - назидательно сказал Славик, любуясь своим отражением в витрине. - Хорошо еще, что ты похож всего-навсего на узника царизма, выведенного на расстрел. А мог бы стать похожим на эпилептика, которому сшили удобный костюм для припадков.

- Главное в человеке - ум, - с чувством глубокой внутренней правды заявил Макс, поправляя бабочку и смахивая несуществующую пылинку с плеча.

- Совершенно верно, - сказал Лелик. - Поэтому в твоем случае лучше, чтобы хотя бы удачный костюм компенсировал его отсутствие. Но мы и этого не наблюдаем.

- Остроумие из тебя так и прет, - сказал Макс, который был в сытом состоянии, поэтому на подколки не реагировал. - Побереги его лучше для сегодняшнего вечера. Там будут девушки из приличных семей. Постарайся не облажаться.

- Уж как-нибудь постараюсь, - надменно сказал Лелик. - Ты за собой последи. С тобой даже неприличная девушка не рискнет заговорить.

- Дело мастера видней при подсчете трудодней, - безразличным голосом сказал Макс, улыбнувшись своему отражению.

Тут Лелик вдруг вспомнил, что Макс со всей своей неказистой внешностью нередко отбивал у него девушек на вечеринках, поэтому ощутил легкий приступ раздражения.

- Спорим, - сказал Лелик, - что я сегодня на ужине познакомлюсь с симпатичной девушкой? Только на деньги будем спорить.

- Познакомиться - не проблема, - веско сказал Макс. - Знакомиться ты можешь хоть до умопомрачения. Нужны какие-то доказательства того, что ты ей понравился. Представишь утром ее трусики - другое дело.

- Ну, Макс, это ты загнул, - возмутился Лелик. - Что за утилитарный подход? Мы же будем не на дискотеке, а на свадебном ужине. Там девушки из богатых еврейских семей. Они не будут с первым встречным в постель ложиться, уж извини. Это тебе не твои любимые синюхи из ПТУ.

- У тебя какие-то устаревшие понятия о еврейских девушках, - сказал Макс, которому явно доставляло удовольствие дразнить Лелика.

- Что ты понимаешь! - разгорячился Лелик. - Здесь Европа! Европа, парень, понял? Повторяю по буквам - Петр, Ольга, Шурик, Елена, Леонид, Василий, Жора, Ольга, Павел, Ульяна.

- Хорошо, - согласился Макс. - Я готов считать, что девушка тобою заинтересовалась, если она станцует с тобой не менее пяти танцев.

Лелик задумался.

- Трех танцев будет вполне достаточно, - заявил он через минуту.

Макс в свою очередь задумался.

- Согласимся на четырех, - предложил он.

Лелик кивнул.

- Значит так, - сказал Макс. - Если какая-нибудь еврейская девушка из богатой семьи сегодня на свадебном ужине с тобой станцует не менее четырех танцев...

- Можно не подряд, - поспешил уточнить Лелик.

- Хорошо, - сказал Макс, - можно не подряд, а в течение вечера, то... А что будет, если не станцует?

- Я тебе даю пятьдесят баксов, - предложил Лелик.

- Это жлобство, но я согласен, - ответил Макс. - А если станцует?

- Ты мне должен будешь выполнение одного желания, - сказал Лелик. - Денег с тебя требовать бессмысленно.

- Согласен, - ответил Макс, - но желание не должно иметь сексуальный или пищевой характер.

- Как все сложно, - заметил Славик, который продолжал смотреться в витрину, но внимательно слушал разговор.

- Договорились, - согласился Лелик. - Тем более, что еды за плохое поведение я тебя могу лишить без всякого спора.

- Теперь другая часть нашего соглашения, - сказал Макс, и глаза его задорно сверкнули. - Если я обращу на себя внимание какой-либо девушки на сегодняшнем вечере, причем не только обращу ее внимание, но и доставлю в наш номер ночью или утром ее трусики, то что я за это получу?

Лелик онемел. Наглость и безрассудство Макса просто поражали.

- Ну, - сказал он, - а что ты хочешь? Могу предложить сто баксов. И что, кстати, будет, если не доставишь трусики? Причем, конечно, ты понимаешь, что я с легкостью выясню - ты эти трусики купил в ближайшем бельевом магазине или завоевал в честном бою...

- Вот оскорблять не нужно, - поджал губы Макс. - Все будет честно. А если я не смогу за вечер соблазнить какую-нибудь из местных девушек, тогда... Тогда у тебя будет еще одно желание, которое может носить уже любой характер. Договорились? Да, конечно, ста баксов мне будет мало. Сто баксов и желание у меня.

Лелик задумался. Условия были непростые. Но он даже на один процент из ста не верил, что в нынешних условиях Максу хоть что-то светит.

- Хорошо, - согласился он. - Сто баксов и желание. Если проигрываешь - у меня неограниченное желание.

- Последнее уточнение, - сказал Макс. - Желания с обеих сторон действуют только на время поездки.

- Годится, - кивнул Лелик. - Забито. Славик будет свидетелем.

- Скрипач - свидетель, - подтвердил Макс.

- Ладно, спорщики, - сказал Славик, отходя от витрины. - Уже бежать пора. Половина второго. Нас ждут в синагоге.

- Вперед, к евреям! - патетично воскликнул Макс, и друзья быстрым шагом отправились в сторону "Хилтона", рядом с которым располагалась синагога.

(продолжение)

["Свадебное путешествие Лелика" в одном файле]

© 1998–2022 Alex Exler
27.09.2001

Комментарии 0