Свадебное путешествие Лелика: шнапс

19.04.2005 2257   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

- А как ты готовишь рольмопс и этот... как его... айнтопф? - вдруг заинтересовался Макс.

- Да никак, - продолжая кипятиться, ответила Светка. - Что я, дура, что ли, готовить ему этот немецкий дурдом?!! Я - русская женщина, между прочим! Любого коня в горящей избе испеку на раз!

- Классно, - восхитился Макс. - Значит, Вадик питается борщом с котлетами?

- Нет, - как-то разом сникнув, сказала Светка. - Он тут как-то отвык от нашей еды. Требует рольмопсов, фашист. А я их из принципа не буду готовить. Тем более что я вообще не в курсе, что это такое.

- Так как же, - осторожно поинтересовался Лелик, - вы решаете эти проблемы? Надо же приходить к какому-то компромиссу...

- Здесь, Лелик, не Америка, - объяснила Светка. - Это там они по любому поводу спрашивают: "Хочешь об этом поговорить?" - после чего часами обсуждают, как бы им прийти к этому чертовому компромиссу.

- Ну и что в этом такого? - пожал плечами Лелик. - Вполне логично. Сели, поговорили, сошлись на том, что борщ с рольмопсом - это то, что устроит обе стороны, после чего в семье воцарятся мир и согласие.

- Рольмопс - это селедка, - вдруг сообщил Славик, оторвавшись от своего горячего.

- Как это? - удивился Макс.

- Очень просто, - пояснил Славик. - Скрученные куски селедки, накрытые специальным салатиком. Фактически - наша родная "селедка под шубой".

- Вот! - совсем загрустила Светка. - В этом-то и проявляется весь дебилизм ситуации. Ему же не селедка под шубой нужна, которую он дома вообще и на дух не переносил, а именно рольмопс! Понимаешь, парень со страшной силой адаптируется. Ему тут так хочется стать своим, что он уже почти и не Вадик, а Вольдемар какой-то - его на работе так и называют. Вольдемар! - фыркнула Светка. - Поэтому он даже крысу под шубой съест, лишь бы она называлась как-нибудь вроде раттентопф.

- Тогда все решается элементарно, - заявил Лелик, радуясь, что он наконец-то включился в общий разговор. - Вари ему борщ и называй его айнтопф. Эскалоп называй швейнефлих. Жареного карпа - сильвестеркарпфен. Домашнее печенье - манделах. Какая разница, по какому рецепту приготовлено? Ну, раз он даже селедку под шубой готов жрать, если она рольмопс называется, и не готов, если она зовется ностальгически-пикантно рыбка в дубленке.

- Точно, точно, - заволновался Макс. - Еще можно утку пожарить и назвать ее... ща... - Макс на минутку напрягся, а потом выдал: - Ente, gebraten mit hackfleisch-rosinen-fuellung.

За столом все так и офонарели от этого потрясающего заявления.

- Боже, - потрясенно спросил Лелик, - откуда такие глубокие познания?

- Ну так я же перед посещением посольства тренировался, - признался Макс, которому явно польстило всеобщее восхищение. - Специально учил фразы из разных жизненных направлений.

- Надеюсь, - поинтересовался Лелик, - это все-таки имеет какое-то отношение к еде?

- Да точно! - заверил его Макс. - Причем даже к утке имеет прямое отношение. Я помню, что там в учебнике была очень красивая утка изображена.

- Парни, вы не въезжаете, - решительно прервала их Светка. - Дело не в том, что я не могу сварить борщ и назвать его айнтопфом под шубой. Дело в том, что меня это все раздражает - вся эта неметчина. А он от нее тащится.

- Свет, ну ты же здесь живешь, - попытался урезонить подругу Лелик. - С немцами жить - "Розамунду" петь. А как иначе? Вадик правильно поступает. Вы же здесь надолго осели, правильно?

- Еще бы, - печально сказала Светка. - Вадик тут так окопался, что его обычной гранатой уже и не возьмешь.

- Ну а ты что? - спросил Лелик. - Хочешь обратно?

- Нет, - подумав, ответила Светка, - обратно я не особо хочу. У вас там, может, и борщ, однако я помню, что творилось, когда мы уезжали, - я чуть с ума не сошла. Нет уж, лучше буду здесь. На самом деле здесь классно. Только немцы раздражают.

- Это звучит парадоксом, - заметил Лелик. - Германия без немцев - даже для меня подобные лозунги неприемлемы.

- Я не говорю о Германии вообще без немцев, - объяснила Светка. - Есть куча немцев, которые мне очень нравятся, - вот, например, такие, как эти ребята-официанты. Простые, веселые, прикольные, поболтать обожают. Я не люблю этих напыщенных уродов с Вадькиной работы. А таких там - большинство. Все менеджеры среднего и высшего звена. Ну и плюс низшее звено, которое надеется продвинуться. Плотно сжатые губы, обязательные очки и слащаво-презрительный тон. Убила бы!

И Светка сердито припала к своему стакану с пивом.

- Да, в России не так, - задумчиво сказал Лелик. - Вот, например, взять мою контору. В директорате сидят мужики, зарабатывающие очень нехилые деньги. А ведут себя - вполне по-свойски. Нет, конечно, вздрючить-то могут, как без этого, однако общаться - одно удовольствие.

- Во-во, - поддержал Макс. - И у меня главред - тоже мужик вполне свойский! Сколько мы с ним коньяковского приговорили - и не сосчитать! Правда, сволочь, не берет меня в штат, - вдруг загрустил Макс, - но уверяет, что это для моего же блага.

- Правильно, для твоего, - поддержал главреда Лелик. - Ты же на радостях, что тебя в штат взяли, тут же напьешься до двухнедельного неприсутствия в самом себе. И что, сразу тебя увольнять? Нет, пусть лучше ты держишься в преддверии штатной вакансии. Которая, - веско заметил Лелик, - никогда для тебя не откроется. Для твоего же блага.

- Как никогда? - потрясенно спросил Макс.

- Вот так, - бессердечно ответил Лелик. - По крайней мере, в этой жизни.

Макс замолчал. Все с интересом посмотрели на него, даже Светка.

- Мне нужно выпить, - печально сказал Макс. - Чего-нибудь крепкого.

- Понимаю, - откликнулся Лелик. - Давай закажем. Я тоже приложусь - надоело мне это пиво.

- И мне, - потребовала Светка. - Всколыхнули пласты грусти у меня в душе - теперь точно придется напиться.

- Напейся, Светик, - обрадовался Лелик. - Ты всегда напиваешься просто очаровательно. Между прочим, это довольно редко бывает. Обычно пьяная женщина - это ужасное зрелище. А ты - совсем другое дело.

- Будем пить шнапс? - поинтересовался Славик.

- Да, - решительно сказал Лелик. - С волками жить - по-волчьи пить.

- Может, - состорожничал Макс, - лучше вискаря? Я, конечно, против шнапса ничего не имею, но штука это до предела ядреная, а ее последствия - совершенно непредсказуемы, вплоть до попыток взятия мною Рейхстага в городе Кельне.

- В Кельне нет Рейхстага, - заметил Славик.

- Вот и я о том же, - веско ответил Макс. - Поэтому и опасно. Кто меня знает, что я сегодня Рейхстагом назначу...

- Да ладно вам, - решительно сказала Светка. - Вы где этот шнапс-то пили? В России? Там вам что угодно могли подсунуть и назвать шнапсом. А вообще это довольно хороший алкоголь. Бывает, конечно, шнапс паршивый и дешевый, но хороший шнапс - это просто класс. Отличный диджестив. Кстати, нам бы сейчас после этой горы колбасок и остального горячего очень бы пригодился.

- Отличный что? - переспросил Макс.

- Диджестив, - объяснила Светка. - Это алкоголь, который пьют после сытной еды - для пищеварения. Обычно это различные травяные настойки.

- А шнапс - это разве не фруктовый самогон? - поинтересовался Макс.

- Макс, - сказал Лелик, - самогон - это любой алкоголь, который получается в процессе перегонки или возгонки. Коньяк - это тоже самогон, если так говорить.

- Неправильно формулируешь, - заспорил Макс. - Самогон - это все, что пахнет, как из пушки, и вызывает очень причудливые эффекты.

- Если выпить граммов пятьсот спирта, - заметил Лелик, - эффекты будут такие - я тебя умоляю.

- Мужики, вы завязывайте тут эти российские штучки - пятьсот граммов и так далее, - потребовала Светка. - Это - Европа. Тут пятьсотграммами не пьют.

- Да ладно! - возмутился Макс. - Всем известно, что немцы квасят по-черному.

- Бред и провокация, - решительно сказала Светка. - Они этого шнапса пьют по паре рюмок всего - сто раз видела.

- Правильно, - парировал Макс. - Потому что этой дряни много не выпьешь. Мы-то, конечно, можем, - поправился он, - но мы просто привычные. И ответственные.

- Макс, еще раз наедешь на наш родной шнапс, я тебя укушу, - разъярилась Светка, которая добила третий стаканчик пива, и ее эмоции были уже весьма обострены.

- Макс! - Лелик строго посмотрел на Макса - мол, не огорчай мою школьную любовь, а то я тебя сам огорчу донельзя.

- Да я и не наезжаю, - объяснил Макс. - Просто хочется попробовать местного шнапса. Может, это действительно на порядок круче, чем наш, российский.

- Российский, - фыркнула Светка. - Российского шнапса не бывает.

- Бывает, я сам видел, - заспорил Макс. - На этикетке было написано "шнапс".

- Макс, - сказала Светка. - На сарае что написано? А внутри дрова.

- И что написано на сарае? - заинтересовался Макс.

- "Шнапс" там написано, - безнадежным голосом сказала Светка. - Лех, - спросила она Лелика, - слушай, а как вы с ним путешествуете? Этот человек доведет до зеленого каления кого угодно. Даже меня довел, уж на что я вообще пай-девочка.

- Вот, - обрадовался Лелик. - Теперь ты меня понимаешь. А я с ним, между прочим, всю жизнь маюсь! И в Амстердаме на нем чуть было не женился!

Светка округлила глаза. Тут Лелик понял, что сболтнул нечто явно лишнее. Потому что Макс со Славиком о причинах поездки в Амстердам перед Светкой не распространялись. Ну, поехали и поехали - типа погулять.

- Это долгая история, - объяснил он Светке.

- Понимаю, - сказала Светка и слегда отодвинула стул в сторону.

- Я не в этом смысле, - снова пояснил Лелик.

- Догадываюсь, - ответила Светка и снова отодвинулась.

- Да не педераст я! - вдруг заорал на всю площадь Лелик, в глубине хмельной души чувствуя, что лучше резко расставить все точки над "и".

- Верю, верю, Лех, ты только успокойся, - встревоженно сказала Светка.

- Мне нужно было жениться на Максе, чтобы он со мной поехал в Америку. Фиктивно, - сделал еще одну попытку Лелик.

- В Америку фиктивно, - меланхолично повторила Светка.

- Да нет, - замахал руками Лелик.

- Стоп, - сказала Светка. - Я предлагаю треснуть по шнапсу, а потом ты мне расскажешь эту волнующую историю. Просто я боюсь, что без шнапса мое нежное женское сердце это не выдержит. Все-таки, Лелик, ты официально был моим парнем два года - об этом тоже нельзя забывать. Такое оставляет отпечаток на всю жизнь.

- Да, - оживился Макс. - Действительно! Сколько можно болтать-то, когда мы ни в одном глазу?!! А потом Лелик расскажет, как он на мне женился, - я тоже с удовольствием послушаю.

Светка сделала знак одному из официантов, стоящему у входа в заведение, и тот быстро подбежал к их столику. Девушка поговорила с ним по-немецки, официант кивнул и довольно шустро упорхнул в сторону подвала.

- Нравится мне, - заметил Макс, - как они тут шустро носятся. Хотя, кстати, когда мы сидели в кабачке напротив, официанты себя так не вели. Ходили очень медленно и вальяжно. Это ты на них так действуешь?

- Ну да, - ответила Светка, - немцы на меня тут выпадают со страшной силой. Вадик постоянно дергается. Со мной даже их генеральный на одном мероприятии заигрывал.

Светку при этом воспоминании аж передернуло.

- Мне всегда было интересно, как заигрывают генеральные, - оживился Макс.

- Да так же, как и все остальные, - скривилась Светка. - Пригласил на какой-то идиотский танец, нес на ушко всякую чушь с кривой улыбочкой. Причем заметь, дать ему коленкой по интимным местам я не могла - не имела права.

- Ужас, - согласился Лелик. - Прям как на советско-китайской границе: на провокации не реагировать, огня не открывать.

- Во-во, - обрадовалась Светка. - Впрочем, я с ним быстро разобралась. Состроила из себя полную идиотку и начала на жутком немецком рассказывать, какой классный парень мой Вадик. Этот херр Шкафиц сразу как-то быстро завял и отстал.

- Нельзя так грубо называть генерального мужа, хоть бы он был и распоследний гад, - усовестил подругу Лелик.

- А как я его назвала? - совершенно искренне удивилась Светка. - Херр Шкафиц. Обычное уважительное обращение.

- Нас в школе учили, что это произносится как "герр", - напомнил Лелик.

- Это у нас в школе "херр" произносили как "герр", - сказала Светка. - Боялись ненужных ассоциаций. Вообще-то правильно произносить как "херр".

- Хер Лелик, не хочется ли вам испить шнапса, - вдруг громко произнес Макс, как бы пробуя на язык новое уважительное обращение.

- Во-первых, не "хер", дубина, а "херр" - два "р", - озверел Лелик. - А, во-вторых, если ты меня еще раз произнесешь уважительно по-немецки, я тебя неуважительно произнесу по-русски. А потом еще по балде ложкой тресну за провокации на советско-немецкой границе.

В этот момент к столику подошел официант с нагруженным подносом и прервал своим появлением разгорающийся конфликт.

- Что это? - спросил Лелик Светку. - Бутылка и рюмки - я понимаю. Но пиво-то он зачем еще притащил? Хочет нашей близкой смерти?

Макс взял в руки красивую бутылку, которую принес официант, внимательно посмотрел на этикетку и заявил:

- Мужики, нас обманули. Это ни фига не шнапс, это брантвейн какой-то! Видать, портвейн. Свет, зови этого пузыря обратно - пускай меняет.

- Брантвейн - это и есть шнапс, - объяснила Светка. - Я заказала дорогой сорт - настоенный на травах. Он горьковатый. А фруктовые как раз сладкие - я их не люблю.

- Отлично! - обрадовался Макс. - Хлебнем горькой! А пиво-то зачем?

- Запивать, - подтвердила их худшие предположения Светка. - Традиция такая. У травяного шнапса вкус очень своеобразный, причем потом очень долго держится. Немцы его и запивают пивом - чтобы вкус перебить.

- Слушай, - возмутился Макс, - да они просто какие-то железные канцлеры, честное слово, раз ухитряются еще как-то выживать после таких традиций.

- Я же тебе сказала, - напомнила Светка, - что они этого шнапса много не пьют. Пара рюмок и пара кружек пива. Ну или стаканчика, как здесь. Вот и все. От этого крышу не снесет и утром не умрешь.

- Ну, это как сказать, - загадочно заметил Макс, схватил бутылку и разлил шнапс по рюмкам.

- За что пьем? - спросил Лелик, которому захотелось напиться одновременно со Светкой, чтобы быть с ней на одной волне. - За Россию-матушку?

- За то, - торжественно сказала Светка, поднимая свою рюмку, - чтобы все плохие немцы сдохли, а все хорошие немцы остались!

- Светка, да брось ты! - попытался утешить ее Макс. - Брось ты этого Вадика, раз он теперь Вольдемар, поехали с нами обратно в Россию! Выйдешь замуж за Лелика - он, между прочим, уже вполне прилично зарабатывает, раз меня периодически поит. И в Леопольда он никогда не превратится - точно тебе говорю.

Лелик посмотрел на Макса с благодарностью. "Все-таки, - подумал Лелик, - хоть Макс, конечно, и негодяй, но вот иногда умеет сказануть вот так вот просто, но вместе с тем - очень-очень по делу. Вернемся в номер, - снова подумал Лелик, - разрешу ему три мерзавчика из мини-бара выпить. Все равно просить будет..."

- А что, - решительно сказала Светка, - это мысль! Я ее обдумаю. Ну, треснули!

И она залпом опрокинула свою рюмку, запив ее несколькими глотками пива из стаканчика. Ребята сделали то же самое.

 (продолжение)

["Свадебное путешествие Лелика" в одном файле]

© 1998–2020 Alex Exler
19.04.2005

Комментарии 0