Свадебное путешествие Лелика: свадебный ужин (продолжение IV)

16.11.2001 2597   Комментарии (0)

Свадебное путешествие Лелика: свадебный ужин (продолжение IV)

[начало | предыдущий выпуск]

Правда, сразу дурить Максимка не стал. Вместо этого он взял свою тарелку и снова отправился на добычу закусок.

Отсутствовал он долго, минут пятнадцать. За Леликовым столом гости разговаривали по-французски, и Лелик, ушедший в свои мысли, сначала не обращал на длительное отсутствие Макса никакого внимания, однако через несколько минут вдруг почувствовал, что с правого бока у него исчезло привычное ощущение опасности, и решил поинтересоваться, где, собственно, эта опасность шляется столько времени...>

Повертев головой в разные стороны, Лелик с чувством легкой досады обнаружил, что в районе шведского стола происходит целое светское сборище, причем Макс в нем занимает центральное место. Там собралась компания молодых людей (в основном, девушек), которые стояли с тарелками в руках и, как завороженные, слушали Макса. А тот... Тот разливался таким соловьем, что, как понял Лелик, в "Хилтоне" скоро начнется самая настоящая российская весна вместо бельгийской осени.

Лелик быстро вскочил и подошел к этому сборищу, собираясь поинтересоваться, что же такого интересного им рассказывает приятель, однако Макс, завидев приближающегося Лелика, что-то быстро проговорил, и компания с сожалением на лицах разошлась в разные стороны.

- Ну и что ты там нес? - поинтересовался Лелик у приятеля.

- Не нес, а рассказывал, - величественно ответил Макс. - Докладывал детишкам вести с родины. Они-то ее, почитай, и не видели, родину нашу.

- Ну ты еще заплачь, - язвительно сказал Лелик, чувствуя спинным мозгом, что Макс явно что-то скрывает.

Но полностью выяснить ситуацию ему не удалось, потому что на сцену в этот момент поднялся Хохлов, который вызвал для поздравлений очередного гостя, а им оказался... Лелик! Хохлов его представил как старого доброго друга из далекой России.

Для Лелика это все оказалось полной неожиданностью. Нет, с одной стороны он предполагал, что Хохлов предоставит ему слово. Но он надеялся, что это произойдет в конце вечера, когда все уже напьются, да и сам Лелик напьется, а кроме того, он успеет спокойно продумать свой блестящий экспромт, которым поразит собравшихся и Хохлова.

А сейчас... Сейчас явно был не сильно подходящий момент: гости еще не напились, да и не собирались, Лелик еще тоже не напился, но главное - он вообще не знал, что говорить...

Лелик с Максом быстро подбежали к своему столу, и Макс со Славиком стали быстро собирать приятеля к выступлению. Макс взял свой дурацкий кубок, набухал в него водки и вручил Лелику - чтобы тот поднял тост, а Славик вытащил из-под стола кубок с родной землей из Москвы, который должен был стать презентом, напомнившим Хохлову о родине, и сунул его Лелику в другую руку.

- Ни пуха ни пера, - коротко сказал Макс, легонько пихая Лелика в сторону сцены. - Не нуди, будь краток, но остроумен.

- И без тебя знаю, - огрызнулся Лелик и быстро пошел к сцене.

Очутившись там, Лелик поклонился в ответ на вежливые, но суховатые аплодисменты, которыми его наградили собравшиеся, и открыл рот...

Практически все гости в зале смотрели на него. Лелик явно попал в не сильно удачный момент, так как если буквально минут пятнадцать назад на выступающих гости особого внимания не обращали, потому что были заняты едой, но сейчас первый голод и первую жажду все уже утолили, поэтому жаждали развлечений и всяческих шоу.

"Попал", - подумал Лелик, еще немного посоображал и решил, что дальше стоять молча с открытым ртом как-то нелепо.

- Вокруг так много евреев, - начал было Лелик, но вдруг остановился, подумав, что начало, в общем-то, не сильно удачное. Однако евреи смотрели на него достаточно благожелательно и некоторые даже улыбались - дескать, мы понимаем, парень, что ты очень радуешься этому обстоятельству, но продолжай, продолжай...

- И почти все говорят по-французски, - продолжил Лелик. Два молодежных стола засмеялись и что-то между собой защебетали на французском. Лелик приободрился.

- Когда Александр меня представлял сегодня некоторым своим гостям, - продолжил Лелик, голос которого обрел уверенность, - практически каждый из них спрашивал, давно ли я из России. Услышав ответ, что я из России приехал два дня назад, все говорили, что первый год мне здесь, в Европе, придется тяжеловато. Но узнав о том, что я сюда приехал просто развлечься, а потом возвращаюсь обратно, все делали испуганные глаза и задавали один и тот же сакраментальный вопрос: "Алексей! Вот вы - молодой, симпатичный, имеете хорошую профессию. А что вы там делаете, а?"

В зале оживились.

- А я там живу, - гордо сказал Лелик. Молодежные столы засмеялись и зааплодировали, Макс Лелику показывал оттопыренные большие пальцы на двух руках - мол, стервец, как сказал классно, - а некоторые гости даже прослезились.

- И Хохлов с Киркой там тоже жили когда-то, - напомнил собравшимся Лелик. - Конечно, они избрали свой путь исхода из земли фараона ("Боже, что я несу?" - подумал Лелик) и очутились на родине Тиля Уленшпигля, но где-то глубоко внутри у них наверняка сохраняется тоска по родине.

Лелик внимательно посмотрел в зал. Молодежь смотрела на него с восторгом и временами начинала аплодировать. Из пожилых гостей кое-кто прослезился. Макс и Славик были в восторге. Кирка припудривала носик, а Хохлов очень внимательно раскуривал сигару. "Вот гад", - подумал Лелик, который предпочел, чтобы от его слов рыдали все-таки Хохлов с Кирой.

- Конечно же, я не думаю, что Хохлов каждое утро просыпается с мыслью о русских березках, - заявил Лелик.

Хохлов закашлялся и чуть не уронил сигару на брюки.

- Однако почти наверняка он действительно тоскует по родине, по родной земле, на которой он родился и вырос! - пафосно сказал Лелик.

Хохлом сделал неопределенное выражение лица.

- И прежде чем я сейчас выпью за здоровье Александра и Киры, - громким голосом сказал Лелик, - я хотел бы подарить им скромный, но от этого не менее ценный сувенир - кусочек земли с родины! Настоящей московской земли с улицы Флотской, где Хохлов родился и вырос. Они уехали с родины, но теперь эта родина все время будет с ними! ("Вот это хорошо сказано, - подумал Лелик".)

С этими словами он высоко поднял в руках кубок с московской землей и показал его гостям. В зале началась овация. Народ, судя по всему, просто рыдал. Хохлов тоже положил свою сигару на пепельницу и казался очень взволнованным. Молодежные столы - так просто бились в истерике.

Лелик красивым жестом опрокинул кубок с водкой (негодяйский Макс налил туда от силы грамм сто) и тем же красивым жестом зачем-то грянул кубок об пол. Просто от волнения. Кубок, разумеется, не разбился, а ударился об пол и снова подпрыгнул. Тут истерика началась уже у Макса со Славиком.

Лелик быстро, чтобы не снижать впечатление у остального зала, спустился со сцены и пошел с кубком в вытянутых руках к Хохлову. Тот ожидал Лелика с открытыми объятиями и, когда Лелик подошел, Хохлов, буквально задыхаясь от чувств, обнял друга и зарыдал у него на плече. Лелик тоже был тронут. Нет, он, конечно, надеялся, что все это на Хохлова произведет должное впечатление, но эффект превзошел все ожидания. Лелик был счастлив...

Понемногу в зале все успокоились. Хохлов тоже выпустил Лелика из объятий и сел на свое место, утирая слезы умиления. Лелику было предложено сесть к "молодоженам" за стол, чтобы выпить рюмашку, пока зал слушает музыку и отдыхает.

- Ну, Леха, - сказал Хохлов, продолжая утирать слезы, - ну уважил старика. Спасибо тебе огромное. Я давно так не веселился. А главное - ты так серьезно говорил, что зал просто угорал...

- Я рад, что тебе понравилось, - осторожно сказал Лелик. - Не так-то просто было достать настоящую московскую землю.

- Понятное дело, - согласился Хохлов. - Только в моем магазине продается настоящая московская земля. Даже с разных улиц. Я под это уже весь свой участок в Брюсселе разорил, недавно пришлось за городом новые месторождения осваивать. Зато земля - чистый чернозем. Не стыдно такую в эти чертовы кубки класть. Кстати, кубки спортивные. То ли для бегунов, то ли для прыгунов... Я их по случаю в России заказал у какого-то прогоревшего общества.

- Подожди, подожди, - сказал Лелик, чувствуя, что у него голова идет кругом. - Ты о каком магазине говоришь?

- Ну как о каком? - Хохлов посмотрел на Лелика с недоумением. - О моем магазине "Русские сувениры". Мелкий побочный бизнес. Ты же в нем эту дурку покупал - "настоящую московскую землю"?

- А... Ну да, - ответил Лелик, похолодев.

- Народ эту хохму оценил, ты видел, - продолжил Хохлов. - Причем ты с таким пафосом говорил - как будто совершенно серьезно, - что все просто рыдали.

- А тут все знают, чем ты торгуешь в этом магазине? - уточнил Лелик.

- Ну конечно, - ответил Хохлов. - Они у меня постоянно покупают все эти сувениры. Конечно, я своим большую скидку делаю. Процентов пятьдесят. Надеюсь, ты догадался при покупке сказать, что это хохма для моей свадьбы. Тебе бы по себестоимости отдали - за 15 долларов.

- Не догадался, - сухо сказал Лелик, вставая. - Но мне для друга ничего не жалко. Я рад, что тебе понравилось.

- Я просто в восторге, - сказал Хохлов. - Да и народ протащился. Спасибо, Лех.

- Не за что, - ответил Лелик. - Ладно, я к ребятам пошел.

- Ну давай, - сказал Хохлов. - Сейчас еще несколько гостей, после чего начинаем веселье уже в свободном режиме. Ты через часок ко мне подгребай за стол - выпьем в спокойной обстановке. Сам понимаешь, сейчас я себе не принадлежу.

- Да нет проблем, конечно, - ответил Лелик и пошел к себе...

- Леха, - сказал Макс, когда Лелик в тяжелой задумчивости опустился на свое место, - это был фурор. Зал просто рыдал. Я такого давно не видел. Даже меня проперло и я ощутил прилив гордости.

- Ты знаешь, чей это магазин "Русские сувениры"? - безнадежным голосом спросил Лелик.

- Чеченской мафии, - не моргнув глазом, ответил Макс.

- Хорошо бы, - печально сказал Лелик, - но это не так. Магазин принадлежит еврейской мафии. Точнее, главному ее представителю - Александру Александровичу Хохлову.

- Ты что? - испугался Макс. - Так это действительно - его магазин?

Тут Макс произнес очень экспрессивное выражение.

- Вот именно, - грустно ответил Лелик. - Кубки он купил по случаю у какого-то разорившегося спортивного общества, а знаменитая "московская земля" берется здесь за городом на какой-то свалке. Вот такая фигня, друг мой. Поэтому зал и рыдал. Все же в курсе, чем Хохлов занимается. И решили, что я просто прикалываюсь - мол, Хохлову вручаю его же подделку...

- Слушай, это же безнравственно, - возмутился Макс. - Даже мы не рискнули дарить ему землю из парка за "Хилтоном", которая нам вообще бы бесплатно обошлась!

- У нас просто подходящей емкости не было, - напомнил Славик.

- А тут - за сто долларов это жестяное говно с брюссельским черноземом! - повысил голос Макс.

- Да ладно тебе, - сказал Лелик, - не разоряйся. Лично я уже успокоился. Ну облажались - и ладно. Зато народ повеселился вовсю. Молодняк так просто угорал.

- Ну, с молодняком все понятно, - сказал Макс. - Я им рассказал, как ты решил, что Антверпен - это Голландия и с девкой на стойке по-французски разговаривал. Погляди, они до сих пор хохочут.

Лелик насупился.

- Не надо благодарить, - величественно сказал Макс. - Просто я боялся, что ты облажаешься, поэтому принял соответствующие меры. Как оказалось, не зря. Это же надо было Хохлову его собственный прикол подарить. За свои деньги. Мы же сколько на это потратили - ужас просто!

- Я все думаю, - медленно сказал Лелик, - чем тебя по башке треснуть? Твоим кубком идиотским, который там где-то у сцены валяется, или просто тарелку тебе на уши натянуть?

- Кубок уже здесь, - сказал Макс, показывая Лелику немного помятый, но еще вполне приличный кубок. - Я его сразу поднял, чтобы было из чего выпить. Кстати, Лех, давай уже выпьем. Честное слово, ты хорошо сказал. Я даже прослезился. А на них на всех наплевать. Пускай веселятся. Не хотят они русских березок - не надо! Все нам достанутся. Давай, Лех, наливай. Выпьем, Лех, за нашу родину.

- За родину - я завсегда, - сказал Славик, протягивая свой фужер. - Тем более, находясь во враждебном окружении. Лех, ты правда хорошо сказал. Давайте выпьем за Леху. За землю с родины!

Славик с Максом выпили. Лелик немного помедлил... В конце концов, рассудил он, ничего страшного не произошло. Та часть зала, которая была не в курсе магазина "Русские сувениры", приняла его слова за чистую монету и прослезилась от ностальгии, а та, которая знала о маленьком подобном бизнесе Хохлова, считала выступление Лелика чистым приколом. "Да хрен бы с ними со всеми!" - вдруг решил Лелик и опрокинул солидную порцию "Абсолюта".

В зале между тем выступили два последних официальных гостя и началась неофициальная часть - музыка, танцы и всяческое веселье.

- Ну что, Лех? - задорно спросил его Макс. - Пора приступать к реализации спора? Красивые еврейские девушки ждут нас. В смысле, меня. А тебя - не знаю. Ты, брат, уж сам с этим делом разбирайся.

(продолжение)

["Свадебное путешествие Лелика" в одном файле]

© 1998–2021 Alex Exler
16.11.2001

Комментарии 0