Свадебное путешествие Лелика: возвращение

20.12.2005 2806   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

Через час, уплатив в ресепшн сумму, от которой Лелик потерял дар речи минут на двадцать, друзья выехали в сторону Франкфурта по дороге, ведущей вдоль Рейна.

- Ужас, - бормотал Лелик, нервно крутя руль, - просто ужас! Угрохать такие деньги за два дня проживания - это уму непостижимо! Мне за них две недели пахать приходится, а тут в один момент - фьюить, и все!

- Ничего страшного, - заметил Славик. - Зато ты в ярости вообще ничего не заплатил за стоянку машины. Там за это берут бешеные деньги - мы же прямо у входа стояли, как какие-то паршивые Ferrari и Lamborghini. Так что сэкономили.

- Да и погуляли по-человечески, - утешил приятеля Макс, который всегда достаточно беззаботно относился к тратам, особенно если их делал Лелик.

- Точно, - согласился Славик. - Есть что вспомнить, а кроме того, ты вчера был - ну просто Джеймс Бонд какой-то! Солидный номер, шампанское в серебряном ведерке... Неужели Светка не протащилась?

- Светка была впечатлена, - смягчился Лелик, сразу перестав нервно дергать руль. - Но денег же улетело, - снова загрустил он, - просто ужас!

- Лех, ну так иначе никак, - объяснил Славик. - Хочешь быть принц на белом коне - трать бабки. Без бабок ты будешь не принц на белом коне, а пешеходный прощелыга. Можно даже сказать - педестриан какой-то, если говорить по-английски.

- Ага, - поддакнул Макс. - Этим принцам всегда приходится башлять по полной программе. Во-первых, белый конь. Кони - они и так-то дорогие, а белые - вообще не укупишь. Во-вторых, принц - он же тоже весь в белом, а белое жутко пачкается. На одной химчистке разориться можно!

- Конечно, - согласился Славик. - Лех, ты пробовал когда-нибудь в белом ездить на коне? Десять минут езды, и ты уже весь в сером. Причем в яблоках. Причем совершенно не в тех, каких нужно.

- Так что рядом, - подхватил Макс, - постоянно едет повозка с гардеробом. Конь тебе на костюм чем-то шпокнул, ты тут же остановился, переоделся, а потом снова весь в белом. Тяжкий труд, между прочим.

- Принцы - они все так страдают, - объяснил Славик.

- Остроумцы, - сказал Лелик, улыбаясь. - Все бы вам подкалывать дорогого друга. Между прочим, нам сегодня улетать. Отгуляли.

- Не может быть! - испугался Макс. - Я уже так привык. Кажется, всю жизнь тут катаемся. Может, останемся?

- Легко, - откликнулся Лелик. - Если, конечно, у тебя есть деньги. Я-то свои все потратил. Причем и те, что на поездку планировал, - потратил, и те, что на совсем другие вещи планировал, - тоже потратил.

- Перед поездкой, Леха, - назидательно заметил Макс, - потратить деньги нужно планировать только на поездку. Тогда не будет разочарований.

- Спасибо, - язвительно ответил Лелик. - Что бы я без тебя делал?

- Спал бы спокойно, - сказал Славик.

- Точно, - согласился Лелик. - Ладно, что мы препираемся на отъезд глядя?.. Вы лучше посмотрите, какие виды кругом...

Славик с Максом посмотрели в окно. Они ехали по дороге вдоль Рейна. На улице было пасмурно и туманно, временами накрапывал дождь. Рейн, в общем, более или менее можно было разглядеть, но в таких погодных условиях что Рейн, что речка Лихоборка - выглядели совершенно одинаково.

- Виды, спорить не буду, красивые, - заметил Славик, отвернувшись от окна.

- Потенциально, - добавил Макс.

- Да, - согласился Славик. - То есть вполне понятно, что при ясной погоде здесь действительно шикарные виды. Однако сейчас... - сказал Славик.

- Когда вокруг непогода и всякая дрянь... - продолжил Макс.

- И когда ни черта не видно... - покачал головой Славик.

- Совершенно непонятно... - заметил Макс.

- Какого черта ты обращаешь наше внимание на эти отсутствующие виды, - закончил Славик.

- Вот она, людская благодарность, - обиделся Лелик. - Я, можно сказать, специально выехал рано и по окружной дороге, чтобы продемонстрировать вам виды и всякие древние замки, а вы издеваетесь.

- Лех, ну так и правда ни черта не видно, - пробормотал Славик.

- Ну так представьте себе, - назидательно сказал Лелик. - У вас что, воображение слабое? Смотрите на виды, мысленно очищаете их от тумана и добавляете голубизны.

- Голубизны - я пас, - немедленно сообщил Макс. - Раз на мне не женились, я не хочу иметь ничего общего ни с какой голубизной.

- Я имел в виду - небесной голубизны, - объяснил Лелик. - У кого что чешется, тот о том и говорит.

- Во-во, - хихикнул Макс. - Все бы тебе, Лелик, голубизну какую-нибудь посмотреть. Прям страшно за старого друга.

- Ша, девочки, - предостерегающе сказал Славик. - Ругаться не будем. Будем любоваться видами, раз Лелик советует.

- Тогда уж лучше дрыхнуть и смотреть эти виды во сне, - решительно заявил Макс. - Во сне они будут заметно лучше плюс вполне голубые, как мечтается Лелику. Так что, друзья, спокойной ночи.

С этими словами Макс вольготно разлегся на заднем сиденье машины, закрыл глаза и засопел носом. Славик, взглянув на Лелика, повернулся набок, уткнулся головой в боковое стекло и тоже стал засыпать.

Лелик разозлился и подумал, что уж лучше бы он поехал короткой дорогой - по крайней мере, в аэропорту можно было бы спокойно поспать. А вместо этого он вынужден вести машину со слипающимися глазами, между тем как задушевные друзья-приятели дрыхнут со страшной силой и в ус не дуют. Но тут Лелик вспомнил об их самоотверженном поведении этой ночью - и сразу перестал злиться. В конце концов, подумал Лелик, такая ночь заслуживает полусонной дороги вдоль Рейна до Франкфурта. Такая ночь, решил Лелик, заслуживает даже автомобильной дороги от Кельна до Москвы, потому что это была ночь - всем ночам ночь! Потому что он - ну прям принц на белом коне!

Лелику в жизни редко удавалось побывать принцем на белом коне. Это был не его стиль. Не из-за боязни химчисток и отсутствия поблизости повозки со сменными шмотками - вовсе нет! Просто Лелик не умел быть принцем на белом коне. Он всегда тянул максимум на полуразорившегося мелкопоместного дворянчика с ничем не обоснованными претензиями. В юности Лелик этого не понимал и всегда нервничал, когда никто в нем не признавал принца. Но с годами пришла если не мудрость, то хотя бы четкое осознание существующих реалий, и Лелик в конце концов успокоился. Лучше быть хоть мелкопоместным, но дворянчиком, чем полным быдлом, решил Лелик и с этого момента стал жить в полном ладу с самим собой...

Пока Лелик ехал, погруженный в собственные думы, вокруг потихоньку распогодилось. Туман пропал, солнце стало время от времени выглядывать из-за туч, и виды за окном наконец-то заработали практически в полную силу. Спутники Лелика продолжали спать, так что он один наслаждался открывающимися пейзажами. Впрочем, через час Макс проснулся, углядел где-то вдали на горе красивый замок и устроил скандал, требуя сфотографировать себя на фоне старинной постройки, причем так, чтобы он, Макс, был огромный, а замок - малюсенький-премалюсенький. Затем Макс потребовал сфотографировать себя у следующего замка. И еще одного. Потом - на фоне Рейна. После этого - за рулем "ауди" на фоне замка, но чтобы справа было видно Рейн. В конце концов Лелику все эти развлечения надоели, фотоаппарат был засунут в багаж, а Максу было предложено любоваться видами из окна машины и к Лелику больше не приставать.

Во Франкфурт они приехали еще засветло. Лелик хотел было покататься по городу, но Славик предложил сразу отправляться сдавать машину - мол, это не такая простая процедура.

- Как это непростая? - удивился Лелик.

- Очень просто, - объяснил Славик. - Машину же нужно сдавать. А там очередь. Потом, ее будут осматривать. Обнаружат какие-нибудь царапинки - штраф. Машина немытая - штраф. С неполным баком - штраф.

- Боже, - испугался Лелик, - какие сложности. А я в Финляндии брал машину напрокат, так просто потом бросил ее на паркинге отеля, оставил ключ в ресепшн, и все дела. Никаких тебе сдач, моек, заправок и осмотров.

- Ну, это ты просто обнаглел на самом деле, - успокоил друга Славик. - Практически везде прокатные машины полагается сдавать. Впрочем, у тебя что за отель-то был?

- Intercontinental, - ответил Лелик. - Мы там всего на день останавливались. За номер содрали - раза в два дороже, чем в Crowne Plaza.

- Ну вот поэтому они и не пикнули, когда ты прокатную машину там оставил, - объяснил Славик. - В отеле подешевле тебе этот ключ засунули бы...

- Ни черта! - заспорил Лелик. - Я бы не позволил над собой так измываться.

- В карман, - закончил фразу Славик. - И ты сам бы повез ее сдавать.

- Так что сейчас-то будем делать? - спросил Лелик.

- Ехать в аэропорт, заправлять и мыть тачку, а потом сдавать, - предложил Славик. - Иначе на самолет не успеем.

Лелик скривился, но других вариантов тут, конечно, не было, потому что опаздывать на самолет нельзя было ни под каким видом. Он горестно вздохнул, глядя на улицы Франкфурта, которые, судя по всему, им в этот раз не суждено было как следует осмотреть, и стал рулить в сторону аэропорта, ориентируясь на указатели.

Впрочем, вопреки уверениям Славика, машину они сдали быстро и без особых проблем. При въезде в аэропорт была заправка с мойкой, очереди на возврат автомобилей практически не было, и им пришлось потерять только минут десять, общаясь с молодым турком, принимающим машины, который утверждал, что заметную царапину на крыле сделал Лелик, поэтому за нее нужно будет заплатить. Лелик доказывал турку, что царапина уже была в момент получения автомобиля, поэтому что прокатная контора, что этот молодой турок дырку от бублика получат, а не компенсацию. Турок по-английски практически не говорил, так что беседа получилась весьма занимательная. Кроме того, Макс, активно участвующий в беседе с помощью театра мимики и жеста, добавлял соответствующего колорита, в результате чего турок понял, что он один не выстоит против превосходящих сил противника, и ребят в конце концов отпустили безо всяких компенсаций.

Внутри аэропорта народу было полно, однако, как почти везде у немцев, все было устроено четко и без суеты. Народ спокойно стоял в быстро двигающихся очередях, и троица друзей прошла через таможенника буквально через двадцать минут.

- Кстати, - вдруг вспомнил Лелик, когда они получили свои паспорта со штампами о выезде. - Надо же налог обратно получить! Я же несколько покупок делал - там не такие маленькие деньги, между прочим. Марок сто пятьдесят точно вернут.

- Как вернут? - удивился Макс. - За что?

- Местные налоги, - объяснил Славик. - Это почти везде так. У них есть внутренний налог на продажу - процентов двадцать. Когда ты купленную вещь вывозишь из страны, этот налог тебе возвращают наличными. Пустячок, а приятно.

- Так у нас еще есть деньги? - заволновался Макс. - Значит, можно купить сувениры и выпить шнапса с пивом - по-нашему, по-немецки?!!

- Да подожди ты со своим шнапсом, - отмахнулся Лелик. - Эти бабки получить - не такая простая задача. Чеки-то я сохранил, но у меня потребуют продемонстрировать купленные вещи, а они почти все уже сданы с багажом.

- Дурдом, - возмутился Макс. - Это что же, если я купил два чемодана всякого барахла, то его с собой в самолет нужно тащить?

- Да мы просто тормознули, - объяснил Славик. - Там же есть пункт еще до сдачи багажа.

- Но и здесь где-то должен быть, - решительно сказал Лелик. - Пошли, попробуем. Попытка - не пытка...

Друзья отправились искать пункт возврата налога, но его нигде не было видно. Наконец Славику это надоело, и он спросил у первого попавшегося таможенника, где тут можно получить свои законные денежки. Таможенник был сама любезность, и он не только показал направление, но и проводил ребят через какие-то лабиринты и вертушки к искомой комнате, причем один раз им пришлось показывать документы, в которые таможенники поставили какие-то отметки...

Лелику повезло. Офицер, выписывающий квитанции, то ли был изрядно утомлен, то ли вчера перепил шнапса с пивом - короче говоря, он не потребовал немедленной демонстрации приобретенных вещей, а просто спросил, есть ли они в наличии. Поскольку вещи в наличии теоретически были - в этот момент они в составе чемоданов отправлялись на погрузку, - Лелик ответил утвердительно, в результате чего получил на руки квиточек, по которому ему следовало получить в кассе сто семьдесят пять марок - сумму, вполне достаточную для приобретения нескольких сувениров и алкоголя, долженствующего скрасить обратный полет.

Приятели вышли из комнатушки и попытались было вернуться обратно тем же путем, каким они попали сюда, но из этого ничего не вышло. Любезный таможенник давно ушел, а всякие рогатки и вертушки, через которые они только что прошли, в обратную сторону не открывались. Пришлось искать другой путь. В результате длительных хождений по всяким коридорам и лестницам друзья попали в то же помещение с таможенным контролем, которое они уже проходили.

- Стоп, - сказал Лелик, осматривая диким взглядом очереди к таможенникам. - Мы же здесь уже были.

- Более того, - подхватил Славик, - мы эту таможню уже проходили.

- Ну и ладно, - пожал плечами Макс. - Пройдем еще раз, делов-то.

- Ты что, дурак? - вызверился Лелик. - Как еще раз, когда мы уже выехали из страны?

Славик достал свой паспорт и начал его внимательно изучать.

- Лех, - сказал он через минуту, - вынужден тебя огорчить. Ну или обрадовать - точно не знаю.

- Что? - безнадежным голосом спросил Лелик.

- Дело в том, - объяснил Славик, - что, судя по паспортам, мы уже снова въехали в страну. Помнишь вертушку, где таможенник брал наши документы? Это был вход на территорию Германии. Он поставил штамп, что мы прибыли.

- Как это? - потрясенно спросил Лелик.

- Не знаю, - ответил Славик. - Но факт налицо - мы полчаса назад выехали из страны и через двадцать минут в нее снова въехали. Сейчас будем снова выезжать.

- Мы прям лягушки-путешественницы, - пискнул было Макс, но получил от Лелика ощутимый тычок под ребра и заткнулся.

- Похоже, мы попали, - констатировал Лелик. - У нас визы одноразовые. Мы не можем два раза въезжать и выезжать. Сейчас нас повяжут и посадят в ту самую немецкую тюрьму, о которой так мечтал Макс. Слышь, чучело, - обратился Лелик к Максу. - Радуйся. Твоя мечта сейчас исполнится.

- Я отказываюсь садиться в немецкую тюрьму, - испугался Макс. - Обещали родину - я настроился на родину. Пусть лучше меня там на пятнадцать суток посадят, там хоть все родное.

- Тебя никто спрашивать не будет, - объяснил Лелик. - Посадят - и все тут.

- А я отмажусь, - быстро сказал Макс. - Скажу, что знать ничего не знал, ведать ничего не ведал. Скажу, что вы меня просто взяли в заложники и куда-то потащили. Так что пусть вас сажают, а меня отправляют на родину. Согласен даже на депортацию.

- Вот гад, - заметил Лелик Славику. - Как роскошествовать, так он с нами. А как садиться, так он нас сразу же сдал. Иуда.

- Не Иуда, а Максим Евгеньевич, - с достоинством произнес Макс.

- Иуда Евгеньевич, - припечатал Лелик. - Теперь это будет твоя партийная кличка.

- Лех, очередь подходит, - сказал Славик. - Что будем делать? Иди вперед, разбирайся.

- Почему я-то? - возмутился Лелик. - Ты у нас гид-переводчик и пепероне в одном флаконе.

- Чичероне, - поправил Славик.

- Тем более, - твердо сказал Лелик. - Раз чичероне - иди, разбирайся. В конце концов, вся тяжесть поездки была на мне, так что сейчас настал твой звездный час. И если нас решат сажать, я с тобой больше не разговариваю. Объясняйся как знаешь.

- Это была твоя идея возвращать чертов налог, - заметил Славик.

- Да, но я и не собирался обратно въезжать в страну, - парировал Лелик. - Тем более что именно ты нашел этого дебильного таможенника, который нас через рогатки обратно провел. Найти бы этого гада и устроить ему разгром фашистских войск...

Славик, понимая, что парировать нечем, грустно вздохнул и отправился с паспортом к таможеннику.

Как и ожидалось, пограничника отметки в его паспорте сильно удивили. Все эти въезды-выезды туда-сюда выглядели достаточно подозрительно, и пограничник потребовал объяснений. Славик глубоко вздохнул, сделал умильное выражение на лице и рассказал всю историю их злоключений, постоянно повторяя, что они ничего плохого не хотели, а просто пытались вернуть себе налог как добропорядочные граждане. К счастью, пограничник быстро разобрался в ситуации, сказал, что вся вина целиком лежит на их сотруднике, после чего зачеркнул в паспорте штамп о въезде, расписался и пожелал Славику счастливого пути. Лелика с Максом также отпустили с миром, после чего Лелик на радостях пообещал потратить все деньги, которые им предстояли получить в кассе, на алкоголь, чтобы отметить счастливое избавление от немецкой тюрьмы.

Впрочем, получить деньги им так и не удалось. У кассы стояла здоровенная очередь из каких-то арабов, возвращающих себе дикие суммы, и друзья, напрасно проторчав в очереди полчаса, отправились на посадку, которая уже заканчивалась. Макс буквально почернел от горя, и Лелику пришлось спешно забежать в Duty Free за бутылкой виски, чтобы приятель не совершил чего-то непоправимого...

В Москву они прилетели глубокой ночью и до своего района добрались уже практически под утро. Перед тем как расстаться, троица остановилась на углу дома Лелика попрощаться.

- Ну, - сказал Лелик, - вот мы и дома. А что, вроде хорошо прокатились. Познавательно.

- Душевно, - согласился Макс. - Хоть я и был подвергаем различным нападкам. Но я всех прощаю. В конце концов, я тоже не сахар.

- Ты не сахар, - согласился Лелик. - Ты яд замедленного действия. Но убивающий совершенно неотвратимо.

- Опять? - ощетинился Макс.

- Ша, парни, - сказал Славик. - Сейчас-то что ругаться? Пошли уже спать. Я спать хочу - умираю.

- Пошли, - кивнул Макс. - Всем спокойной ночи. Лех, пусть тебе приснится Ван Гог, которым ты всех достал.

- Причем голый и с косяком во рту, - предложил Славик.

- Вот ни фига в вас нет никакого чувства прекрасного, - пожаловался Лелик.

- Ни капелюшечки, - подтвердил Славик.

- Ты знал, ты знал! - развеселился Макс.

На этом дружеское прощание было закончено, и друзья отправились по домам.

***

© 1998–2020 Alex Exler
20.12.2005

Комментарии 0