Главная
Блог
Кинорецензии
Баннизмы
Обзоры
Рассказы
Похудение
Ликбез
Архив
Форум →
 

Американская ария князя Игоря: субботник

[ начало | предыдущий ]

На следующий день неутомимый Игорь подскочил в восемь утра. Одному не спать ему было скучно, поэтому Игорь стал расталкивать Сергея, который дрых в позе эмбриона, что должно было хоть как-то компенсировать жесткость пола.

– Господи, ну что ты меня будишь-то, негодяй? – застонал Сергей, ощутив в момент просыпания все свои ноющие ребра.

– Ты знаешь, сколько сейчас времени? – грозно спросил его Игорь.

Сергей изобразил на лице гримасу, которая обозначала, что сейчас может быть восемь утра, десять, двадцать, да хоть шестьдесят – ему наплевать. Ему просто хочется еще поспать.

– Уже четыре часа вечера, – сообщил Игорь.

Сергей от неожиданности сразу проснулся.

– Да иди ты, – сказал он испуганно. – Мы не могли столько проспать. Легли же вчера рано – еще десяти не было.

– Правильно, – согласился Игорь. – Сейчас восемь утра. Но это по местному времени. А по московскому, по которому мы жили еще вчера, уже четыре часа вечера. Так что ты все проспал, дружок. Петушок давно пропел.

– Петушок тебя сейчас клюнет куда-нибудь очень больно, – разозлился Сергей. – Зачем ты меня в восемь утра-то разбудил? Сам же вчера говорил, что нужно досидеть до вечера и лечь не раньше девяти-десяти, чтобы утром отоспаться и сразу перейти в новое время.

– Ну, так мы и перешли, – сообщил Игорь. – Поэтому подъем. У нас сегодня много дел, а кроме того, еще до завтрака предстоит большая уборка участка. Ты что, думаешь, что я пошутил насчет уборки?

– Игорь, ну ты уже совсем офигел! – возмутился Сергей. – Как это до завтрака? Что за садизм-то такой? Я, пока чаю не выпью, вообще не человек!

– Да хорошо, хорошо, – согласился Игорь. – Позавтракаем сначала. Конечно, завтрак был бы хорошим стимулом, как морковка перед носом у оленя, но участок немаленький, так что я подозреваю, что возиться с ним никак не меньше, чем до обеда. Давай, вставай уже, пошли на кухню.

Сергей, что-то бормоча себе под нос, с трудом встал, оделся, и друзья спустились из мансарды на кухню.

– Как тут чай-то сделать? – хрипло спросил Сергей, разглядывая кухонную утварь.

– Страна совершенно другая, – заметил Игорь. – Иной менталитет и принципиально другой уровень развития техники. Поэтому воду, судя по всему, кипятят вот в этом странном приборе.

С этими словами Игорь показал на обычный электрический чайник, стоящий у холодильника.

– Господи, – вздохнул Сергей, набирая в чайник воду, – как ты вообще можешь с утра еще и придуриваться? У меня, например, мозги еще совершенно не работают.

– Лично у меня мозги всегда работают, – сказал Игорь. – Даже во сне.

– Во сне мозги должны отдыхать, – назидательно сказал Сергей. – Иначе они скоро перегорят. Поэтому мои мозги продержатся гораздо больше твоих. Они умеют отдыхать.

– Тебя послушать, – фыркнул Игорь, – так если человек с утра до вечера валяется на кровати и не тренирует свои мышцы, то он проживет дольше, чем человек, который ежедневно занимается спортом. Я-то свои мозги постоянно тренирую. А у тебя они бездельничают. Ну и кто из них дольше продержится?

Сергей задумался. В словах Игоря была неоспоримая логика.

В этот момент где-то в глубине дома хлопнула дверь, раздались шаркающие шаги и на кухню вышел Вадик собственной персоной. Вадик, судя по всему, СТРАДАЛ. Лицо его украшала гримаса головной боли, очки в роговой оправе отсутствовали, придавая физиономии особенно трогательное выражение, одет Вадик был в майку-алкоголичку и здоровенные цветастые семейные трусы – примерно такие же, как у Волка из "Ну, погоди!".

– Лева пришел! – заорал Игорь с интонациями Саввы Игнатьича.

Однако Вадик на это ничего не ответил, а, продолжая шаркать, горестно подошел к кухонному гарнитуру, открыл какую-то дверцу, достал оттуда полуторалитровую бутылку содовой, сомнамбулически отвинтил крышку, не обращая внимания на то, что газированная вода вырвалась из горлышка и закапала на пол кухни, после чего присосался к бутыли, шумно глотая.

– Насос бытовой, похмельный, – прокомментировал Игорь. – Производительность – три литра в час.

– А ты бы лучше молчал, – сказал Сергей. – Сам Вадю споил вчера. Вот теперь приводи его в чувство.

– Да что он там выпил-то? – удивился Игорь. – Пять дринков. Мы с тобой явно приняли по семь-восемь. Если не по десять. А сегодня – как огурчики... Кстати, дай-ка мне водички, а то сушнячок все-таки наблюдается.

Вадик продолжал глотать содовую. Половина бутыли уже в него перекочевала.

– Как сосет-то, как сосет, – умилился Игорь. – Сразу видно – вечер вчера удался.

Вадик, наконец-то, оторвался от бутыли, поставил ее, ничего не выражающими глазами посмотрел на друзей, развернулся и ушаркал обратно. При этом он не произнес ни слова.

– И тебе с добрым утром, – радостно сказал ему вслед Игорь. – Кстати, Серег, как там кипяточек? Солдаты и революционные матросы требуют чаю.

– Все закипело, – сообщил Сергей. – Где тут заварка?

– А фиг знает, – пожал плечами Игорь. – Это надо искать. Но рыться без хозяев как-то неудобно.

В этот момент в глубине дома снова хлопнула дверь, и через несколько секунд на пороге возникла Марина. Она выглядела бодрой и свежей, была причесана и даже слегка подкрашена, но к завтраку вышла в шелковой пижаме. Формой одежды в этой семье, как видно, никто не заморачивался.

– С добрым утром, – сказала Марина. – Как спалось?

– Отлично, – сказал Сергей. – Настолько душевно, что мои ребрышки приняли форму вашего пола.

– Да ладно, – удивилась Марина, – там же лежанка двухспальная.

– Марин, – признался Сергей, – мы не можем вдвоем спать на одной кровати. Мы, видишь ли, однополые. Поэтому один пол спит на лежанке, другой такой же пол спит на полу.

– Так вы же друзья, – пожала плечами Марина. – Конечно, будь вы какие посторонние – тогда это неудобняк. Но вы же сто лет знакомы.

– Не настолько давно мы знакомы, – сказал Сергей, – чтобы спать в одной постели. Уж извините.

– Ну, как хотите, – сказала Марина. – Если тебе, Зеленый, удобнее на полу – дело хозяйское. Завтракать будете?

– Обязательно, – ответил Игорь. – Нам бы чайку.

– Это если есть, – радостно ответила Марина. – Я чай не пью, только кофе. А Вадька по утрам пьет только кока-колу – говорит, полезно для пищеварения.

– Конечно, полезно, она даже гвозди растворяет, – согласился Игорь.

– Кстати, хорошо, что жратвы полно, – сказала Марина. – Турку вчера почти и не лопали. Так что есть чем позавтракать.

Игорь с Сергеем скривились, но было понятно, что выбора у них нет.

Завтрак прошел в теплой и дружественной обстановке. Вадик отмочил себя под многоконтрастным, как он сказал, душем, после чего более или менее обрел способность к членораздельной речи и присоединился к остальным на завтраке. Он сидел в углу стола, прихлебывал кока-колу и выглядел как пудель, которого долго били двумя пыльными подушками по ушам – по одной с каждой стороны.

Игорь произвел исследования холодильника, обнаружил там хлеб для тостов, яйца и молоко, так что поедания турки удалось избежать, заменив питательную птицу французскими тостами, от которых не отказался никто, включая Марину.

Джон Вадимович, самостоятельно приползший из детской, был посажен в стульчик, пристегнут и накормлен какой-то кашей. Во время еды Джонни пристально смотрел на папу, грустно вздыхал, издавал нечленораздельные осуждающие звуки, а один раз чихнул с полным ртом, в результате чего Вадик получил хороший заряд каши прямо в лицо, что его несколько оживило.

– Ну что, други, – радостно сказал Игорь по окончании завтрака. – Встали, взяли бумажные мешки с грабельками – ну и вперед, на участок! Пока всю листву не уберем, никакого обеда!

– Лично я – пас, – откровенно высказалась Марина.

– На твоей кандидатуре никто и не настаивает, – успокоил ее Игорь. – Это мужское дело. Тебе все равно обед нужно готовить.

– Чего там готовить? – удивилась Марина. – Чечевичного супа – полно, турки тоже хватит еще дня на два.

Сергей с Игорем красноречиво переглянулись, но Игорь сделал успокаивающее движение бровями – мол, не волнуйся, с обедом что-нибудь придумаем...

Процесс уборки листьев проходил с переменным успехом. Сергей с Игорем, как люди ответственные и более или менее позавтракавшие, развили бурную деятельность: они сгребали листья граблями, а получившиеся кучи засовывали в толстые бумажные мешки, которые обнаружились у Вадика в гараже. Однако от страдающего Вадика, которого кока-кола в чувство так и не привела, толку было значительно меньше.

Сначала Вадик долго и нудно сгребал листья в маленькую кучку. Но так как у него внутренний прибор ориентации в пространстве страдал от похмелья вместе с самим Вадиком, практический результат его грабельной деятельности представлял собой непрерывное перемещение кучки, в процессе которого ее содержимое разбазаривалось, и его потом снова приходилось сгребать. Когда же Вадик, наконец-то, что-то более или менее собрал, он попробовал засунуть кучу в мешок, но для этого действа пришлось нагнуться. Это вызвало у него дикий приступ головной боли, от которой Вадик в отчаянии попытался отмахаться ногами, в результате чего снова расшвырял все листья по территории.

Когда Игорь заметил, что на выделенном Вадику участке листьев не только не убавилось, но и, казалось, прибавилось, так как Вадик нарушил стройность их многомесячного залегания, он взял Вадика за руку, повел в дом и там с помощью достижений современной фармакологии провел со страдальцем комплекс противопохмельных мероприятий, которые за каких-то полчаса практически вернули Вадика к жизни.

Сергей все это время убирал участок и раскланивался с соседями Вадика, которые с радостными лицами дефилировали вдоль забора, приветствовали его подбадривающими криками и часто поднимали вверх оттопыренный большой палец – мол, камон, гай, файнали, фак ас сайдуэйс!

Впрочем, оживший Вадик, вернувшийся на участок, работу не ускорил. Вадик хоть и не был программистом, но за годы работы в айтишной конторе приобрел вредную привычку все оптимизировать так, что результат оптимизации процент творящегося бардака не только не понижал, но и даже повышал, причем на порядок.

Игорь сразу предупредил, что идея засасывать листья пылесосом – дурацкая и неправильная. Но Вадику нужно было в этом убедиться на собственном опыте – словам Игоря он не поверил. Дело в том, что Вадика априори очень привлекала мысль объединить процесс сгребания и утилизации листьев. Во-первых, у пылесоса длинный хобот, объяснял он Игорю, так что можно дотягиваться до листьев не нагибаясь. Во-вторых, листья будут попадать сразу в накопительный мешок, так что нет нужды их потом засовывать в пакеты и куда-то носить. Берем мешок, объяснил Вадик, и выкидываем его вместе с листьями.

Игорь послушал этот бред несколько минут, потом махнул рукой и сказал, что Вадик, как полновластный лендлорд на своем участке, может сходить с ума по-всякому, после чего отправился догребать свою делянку.

Вадик, довольный тем, что ему разрешили использовать достижения технического прогресса, пошел в дом за пылесосом. Однако супруга Марина, узнав о цели визита мужа, не одобрила идею использовать домашний пылесос для сбора листвы. Марина сказала, что это овертехнопрогрессинг и что листву надо собирать патриархальным способом – граблями. А потом укладывать полученные кучки в бумажные мешки. Так делали наши отцы и деды, сказала Марина, показывая всем видом, что она не позволит оскорбить память предков кощунственным изменением процесса сбора.

Однако Вадик, у которого сильное похмелье заметно ослабило некоторые рецепторы, продолжал настаивать, требуя выдать ему пылесос. Он даже осмелился намекнуть, что пылесос был куплен на заработанные им деньги, как и все остальное, находящееся в этом доме, так что, даже если он что-то там испортит, сам и купит. На этот гнуснейший выпад Марина не нашла что ответить, поэтому только сказала прерывающимся голосом, что пылесос стоит в кладовке, после чего взяла на руки Джона и стала ему что-то нашептывать на ухо. Джон Вадимович слушал очень внимательно и пару раз даже сказал "Фажа" так искусно, что это было похоже на "Кажа".

Вадик, решив воспользоваться плодами победы, отправился в кладовку и достал оттуда пылесос. Принеся устройство на участок, Вадик вдруг сообразил, что пылесосу требуется электричество. Здоровенного удлинителя у Вадика не было – на площадке у барбекюшницы была сделана стационарная розетка, так что в длинной бухте кабеля просто не было нужды.

Однако Вадик сдаваться был не намерен. Он отправился в исследовательскую экспедицию по дому и собрал все удлинители, которые смог отыскать. В один из них, как быстро выяснилось, был воткнут телевизор, который в данный момент смотрела Марина, чувствующая в себе потребность хоть как-то отвлечься, и Вадику было объявлено, что он сегодня ночью будет спать с одноклассниками в мансарде. Или, если ему угодно, в бейсменте в лунке для гольфа. Но не в супружеской постели. Ибо недостоин.

Но Вадику отступать было некуда, поэтому даже такие жуткие угрозы его не сломили. Он вставил пять удлинителей один в другой и, наконец-то, сумел запитать пылесос. Тот, вместо благодарности, продемонстрировал, что обычной щеткой для чистки паласа и диванов засасывать листву он не намерен. Первый же лист закрывал отверстие, и пылесос начинал завывать еще противнее, как будто окружающим было мало его обычного мерзкого завывания.

Тогда Вадик снял щетку и попытался собирать листья трубкой без насадки. Ситуация в корне не изменилась. Если пара-тройка мелких листьев все-таки прорвалась в недра пылесоса, то остальная плотная масса плотно закупоривала отверстие, так что производительность Вадика не повышалась более трех – пяти листочков в полчаса.

Игорь с Сергеем, которые свои участки практически вычистили и теперь наводили на них последние штрихи, с интересом поглядывали за экспериментами народного изобретателя. Сергей даже хотел было подойти к Вадику, чтобы помочь ему своими советами, но Игорь запретил это делать – ему было интересно, до каких высот прогресса дойдет пытливая мысль одноклассника.

Вадик между тем надежды так и не потерял. Когда он понял, что слежавшийся слой не запихнется в трубу пылесоса ни под каким видом, у него родилась следующая идея. Вадик сгребал ногами листья в кучу, после чего резким ударом ноги подбрасывал кучу вверх, одновременно включив пылесос. Трубой он пытался ловить порхающие листья, и это на самом деле было заметно более продуктивно, чем засасывание непосредственно с земли, потому что из парящих листьев в накопитель попадало аж штук шесть – восемь. Впрочем, так как Вадик терял много времени на то, чтобы сгрести листья ногами, общий КПД этого действа от первоначального почти не отличался. Идея же вытряхивать собранные ребятами листья из мешков и ловить их на излете Игорем была отвергнута как безусловно неконструктивная.

Но и это не сломило Вадика! Он еще пораскинул мозгами и, наконец, нашел единственно правильный алгоритм! Вадик собирал небольшую кучку ногами, затем садился рядом с ней по-турецки, включал пылесос и руками засовывал в трубу листья целыми пачками – по два, по три. Эффективность сбора сразу возросла на порядок!

К сожалению, счастье любого изобретателя никогда не бывает безоблачным! Через десять минут Вадик понял, что пылесборник забит листьями, поэтому пылесос противно ревет, но больше ничего не засасывает. Вадик пошел к Марине, чтобы она сказала, где можно найти запасные пылесборники, но супруга сухо заметила, что у нее на запасные пакеты есть свои хозяйственные планы, поэтому пусть Вадик не надеется, что она позволит ему истратить еще хоть один. Вадик намекнул было, что запасные пылесборники он тоже покупал собственноручно, но полетевший в него пульт от телевизора продемонстрировал, что Марина не намерена больше обсуждать эту тему.

Однако Вадик не был бы Вадиком, если бы его сломила эта неудача. Он достал из мусорки забитый листьями пакет и попытался выпотрошить его, чтобы использовать еще раз. Но листья доставались с большим трудом. Подошедшие чисто поржать Сергей с Игорем посоветовали Вадику использовать пинцет, чтобы ускорить процесс, и Вадик нашел идею целесообразной. Правда, пинцета дома не было, поэтому взамен него Вадик стащил из супружеской ванной Маринины щипчики для бровей. В процессе доставания листьев маленькие щипчики скользнули внутрь пакета, и Вадик чуть было не получил инфаркт, представив, что именно с ним сделает Марина за такое преступление. Чтобы попытаться исправить положение, Вадик сбегал за ножницами и разрезал пакет, высыпав его содержимое рядом с мусоркой. К счастью, щипчики быстро были найдены, вымыты и возвращены на место еще до того, как Марина их хватилась.

Вадик занялся тщательной уборкой рассыпанного возле бака мусора, а Сергей с Игорем получили возможность в четыре руки убрать делянку Вадика за каких-то полчаса.

В конце концов, когда участок стал таким чистым, что Вадик с Мариной перестали его узнавать, хозяева и гости сели за столик во дворе с бутылочками "Бада" и стали наслаждаться делом рук своих. Ну, то есть делом рук гостей.

– Я же говорил, – сказал Вадик, с наслаждением прихлебывая пиво, – что автоматизация творит чудеса!

– А мы-то, дураки, не верили, – согласился Игорь, мучительно раздумывая над тем, что им теперь делать с обедом.

Кстати, обещание Игоря о том, что после уборки участка соседи потянутся в дом Вадика с дарами, частично сбылось. К Вадику пришла бабулька из дома справа и принесла два куска собственноручно приготовленного пирога с мясом. Правда, она сдуру призналась, что пирог был испечен для ее любимой собачки, которая просто не смогла сожрать все, и это несколько смазало впечатление. Но Игорь сказал, что тут важен сам факт: дары были, и с этим уже никто не мог поспорить.

[ продолжение ]

[ комментарии (13) ]

Дата публикации: 14.10.2009

Оцените статью:
1 2 3 4 5

Свое мнение вы можете высказать в форуме

 Версия для печати

 
← Предыдущая ↑ В начало Следующая   →
 
Информация
О разделе
Рейтинг
RSS-лента
Рассылка
Архив
Поиск по сайту
Избранное
Lib.ru
Librusec
Litportal
Fictionbook
Моя кнопка
Счетчики
 
Хостинг от «Зенон»Сервера компании «ETegro»
Сделано в