Послезавтра / The Day After Tomorrow
Бюджет: $125 млн,  Сборы по миру:  $525 млн
ТАК БЫЛО!
Отзыв метеоролога с телевидения.
Эммерих снимает легкое и приятное кино о глобальных катастрофах
Один зритель.
Непогода нынче в моде, непогода, непогода...
Песня.
Мороз и солнце! День чудесный!
Стихи.
Чтобы убрать воронку, нужно расслабить девственницу.
Рецепт из совсем другого фильма.

Кабинет Роланда Эммериха, Беверли-Хиллс. Сам режиссер сидит в огромном кресле, напротив него на диване - сценарист Джеффри Нахманофф.

- Джеффри, старичок, - сказал Эммерих. - Мне нужна твоя помощь. Понимаешь, я пришел к выводу, что мне пора догнать Спилберга.

- Ролик, - ответил Джеффри, - ты же знаешь, что это нереально. Два миллиарда - откуда взять такие деньги? Вряд ли я тут тебе чем-то помогу.

- Я не в этом смысле, - пояснил Эммерих. - Слава богу, я тоже неплохо зарабатываю. Я в том смысле, что тоже хочу Оскар.

- Все хотят Оскар, - ответил Нахманофф. - Ради этого мы все и работаем.

- Оно понятно, - нетерпеливо сказал Эммерих. - Но будем откровенны: эти замшелые старперы, члены Академии, дают Оскаров только вполне определенным картинам! Ты вспомни, Спилберг ни за один свой супермегаблокбастер Оскара не получил. За что он получил статуэтку - ты помнишь?

- Еще бы не помнить, - кивнул Джеффри. - Ну и ты сними что-нибудь из этой серии. Побольше еврейских страданий, - сам знаешь, кто у нас всем заправляет в Голливуде, - побольше патриотизма - и дело в шляпе: готовый Оскар. Только, старичок, с твоим немецким происхождением я не советую снимать кино об ужасах нацизма. Лучше пускай у тебя евреев угнетают где-нибудь в Африке. А потом мудрый американский президент их всех спасет.

- Джеф, вот в том-то и самая фигня, - пожаловался Эммерих. - Я не понимаю, почему мне до сих пор не дали даже хотя бы номинацию! Ведь у меня в картинах все это есть! Мудрый американский президент - в каждом фильме! Настоящий патриотизм - не просто в каждом фильме, а просто перехлестывает через край! Даже еврей у меня есть - главный герой в "Дне независимости"! Главный герой, Джеф! Ну и где этот Оскар?

- Старичок, ну что ты переживаешь? - успокоил его Джеффри. - Да наплюй ты на этот Оскар. Зачем он тебе? С твоими бабками ты можешь сортир сделать целиком из золота.

- Ты не понимаешь, Джеф, - горестно вздохнул Эммерих. - В конце концов, это вопрос принципа. Но ты знаешь, старина... - Эммерих взял бокал, стоящий рядом с ним на журнальном столике. - У меня есть мысль, как поиметь этих козлов. Я сделаю такой фильм, которому они просто не смогут не дать Оскара. А ты мне для этого фильма напишешь сценарий - по моей канве, разумеется.

- Почему именно я? - поинтересовался Джеффри. - А куда делся твой обычный сценарист Дин Девлин?

- Мы с ним поссорились, - махнул рукой Эммерих. - Дин сказал, что ему надоело в фильмах мочить Нью-Йорк. Ну не баран, а? Как может надоесть мочить Нью-Йорк?!! Это же прекрасно!

- Согласен, - кивнул Джеффри. - Лично я удолбать Нью-Йорк - завсегда готов. Ненавижу этот город. Но, Ролик, ты уверен, что академики дадут Оскара, если ты в очередной раз замочишь Нью-Йорк? По-моему, это не очень хорошая идея.

- Дело не в том, что в очередной раз, - нетерпеливо сказал Эммерих. - Вся суть - в самой идее. А идея следующая. Экология! - И Эммерих, замолчав, стал прихлебывать из бокала с невероятно таинственным видом.

- Понял, - тихо сказал Джеффри. - Идея отличная. Ты только скажи, она хорошая или плохая?

- Кто? - недоуменно спросил Эммерих.

- Ну эта... как ее... экология, - объяснил Нахманофф.

- Она хорошая, - терпеливо сказал Роланд. - Это люди плохие. Люди портят экологию, а она подкидывает людям катаклизмы.

- Так какая же она хорошая, - недоуменно спросил Джеффри, - если подкидывает катаклизмы?

- А потому что нефиг ее терзать, - объяснил Эммерих. - Короче говоря, слушай сюда. Твое дело не критиковать, а вникнуть в мою гениальную задумку, после чего перенести ее в сценарий.

- Кстати, ты так и не сказал, почему выбрал именно меня, - напомнил Нахманофф.

- Потому что ты писал сценарий о путешествующем цирке, - объяснил режиссер. - Я его читал. Очень клево написано. У нас будет все то же самое, но только очень серьезно.

- Тигры и леопарды? - уточнил Джеффри.

- Нет, - ответил Роланд. - Но волки будут, однозначно! Давно хотел волков на Нью-Йорк напустить... Короче, хватит болтать, слушай сценарий.

- Я готов, - сказал Нахманофф и достал блокнот для записей, чтобы делать пометки.

- Значит, так, - начал Эммерих. - Есть один ученый-метеоролог.

- Ученый будет еврей? - уточнил Джеффри.

- Ни фига! - решительно сказал Роланд. - После того как академики не оценили ученого-еврея из "Дня независимости", хрен они еврея получат! Наш ученый будет чистый американец по национальности! Как я!

Нахманофф еле слышно хмыкнул.

- Более того, - добавил Эммерих, - я уже наметил актера. Ученого сыграет Дэнис Куэйд. Я говорил с его агентом, мужик нам обойдется в копейки. Он после развода с Мэг готов сниматься где угодно и за любые деньги.

- Подожди, - нерешительно сказал Джеффри. - Да какой из Куэйда ученый? Кроме как в роли пожарного я его вообще представить не могу.

- Не боись, - заверил сценариста Эммерих. - Будет смотреться, как надо. Тем более, что он героический ученый. На его долю выпадут жуткие приключения. Ты слушай, слушай...

- Да-да, я весь внимание, - сказал Нахманофф и снова уткнулся в свой блокнот.

- В общем, - продолжил Эммерих, - он всех предупреждает, что в Антарктиде тают льды и опресняют мировой океан. А так как теплые течения возникают из-за разницы между пресной и соленой водой, теплые течения могут вообще нафик уйти от берегов Евразии, в результате чего мгновенно начнется жуткий катаклизм.

- Подожди, Ролик, - осторожно сказал Джеффри. - Ты где этот дурдом прочитал?

- Почему это дурдом? - возмутился Эммерих. - В солидном издании прочитал - в National Enquirer. Потом я еще со знакомым экологом консультировался - тот сказал, что после прихода к власти Буша-младшего возможны любые катаклизмы. И вообще, - рассердился Роланд, - мы же не пособие по метеорологии снимаем, а оскарный фильм!

- Ну хорошо, старичок, хорошо, - успокоил его Нахманофф. - Как скажешь - так и будет. И что там дальше?

- Короче говоря, - сказал успокоенный Эммерих, - ученый это все предсказал, как вдруг выясняется, что опасность намного ближе, чем предполагалось.

- То есть не через 15 миллионов лет... - подхватил Джеффри.

- А через два дня, - обрадовано сказал Роланд. - Вот видишь, ты врубаешься... Короче говоря, пресная вода заставила кипящий Гольфстрим отправляться кипеть куда-то в Африку...

- Подожди, старичок, - остановил его Нахманофф. - Насколько я помню, температура в Гольфстриме - примерно 13 градусов.

- Джеф, ты какой-то тормоз, не врубаешься, - скривился Эммерих. - Как он может обогревать в 13 градусов? Ты в такую воду задницу хоть раз совал? Знаешь, чем это чревато? И вообще, хватит меня дергать по мелочам, я же тебе сказал!

- О'кей, старичок, не вопрос, - сказал Джеффри и снова начал что-то чиркать в блокноте.

- Ну вот, - продолжил Эммерих. - Теплое течение ушло и возник жуткий катаклизм. Торнадо, цунами...

- Падение индекса Доу-Джонса, - подхватил Джеффри.

Эммерих замолчал. Нахманофф насторожился.

- Кстати, - веско сказал Роланд, - Девлин тоже любил острить. Не знаешь, где он сейчас?

- Все, старичок, больше не буду, - торопливо сказал Джеффри. - Я слушаю, слушаю.

- Ну вот, - продолжил Эммерих. - По всему миру прокатился жуткий кошмар: огромный град, осадки и резкое похолодание. Но президент все никак не может решиться действовать, хотя наш ученый его сто раз предупреждал.

- Старичок, - осторожно сказал Нахманофф. - Может, не будем щипать президента? Может, наоборот - он у нас возглавит сопротивление стихии, и Америка, под руководством мудрого президента, спасет весь мир?

- Я тебе сто раз повторял, что мне нужен Оскар, - раздраженно сказал Эммерих. - В "Дне независимости" это уже все было. Даже номинации не дали. Поэтому пошли они к черту. Президент будет тюфяк и придурок. А потом мы его вообще замочим и вся власть перейдет к вице-президенту. Классный ход?

- Отличный, - похвалил Джеффри. - Это уже чистый Оскар. Политическая сатира. Только не нужно делать, чтобы там все были плохие - вот этого уже не поймут.

- Да наоборот, - объяснил Роланд. - Они сначала колеблются, а потом берут все в свои руки, и вице-президент даже выступает по телевидению с призывом беречь природу, мать ее.

- Понял, - сказал Нахманофф. - А дальше что?

- Ничего, - недоуменно ответил Эммерих. - Дальше твое дело. Я разнесу к чертовой матери Нью-Йорк, а ты должен туда вклепать историю подлинных человеческих взаимоотношений. Самопожертвование, героизм, оптимизм. Но без антисемитизма, ладно?

- О'кей, старичок, врубился, - кивнул Джеффри. - Будет очень оригинально, я тебя уверяю. Смотри... Мы этому ученому сделаем сынульку - гордость школы и все такое. Сынулька поехал в Нью-Йорк на какую-нибудь школьную олимпиаду, а в этот момент ты, старичок, начал Нью-Йорк мочить. И папаша, озабоченный судьбой планеты, одновременно озабочен судьбой сынульки и летит к нему в Нью-Йорк.

- Да как же он к нему летит, - спросил Эммерих, - когда там сплошные торнадо и ураганы?

- Ну тогда идет, - предложил Нахманофф. - Откуда-нибудь из Вашингтона. Там, вроде, недалеко. Только пускай заходит со стороны океана - чтобы мы замерзшую статую Свободы показали.

- Дельная мысль, одобряю, - кивнул Роланд. - А что сынок будет делать в Нью-Йорке, и как он вообще спасется?

- Он с товарищами спрячется в здании Публичной библиотеки на Манхэттене, - предложил Джеффри. - Сначала там будет много народу, но потом народ пойдет из библиотеки на юг, а сынка папа по телефону предупредит, что скоро будет мгновенное замерзание, поэтому надо сидеть и не рыпаться.

- О, мгновенное замерзание - это круто, - восхитился Эммерих. - Я это так сниму - все офигеют.

- В общем, они одни живые и остались, - продолжил Нахманофф. - Потому что сидели в библиотеке и жгли книги, чтобы согреться.

- Отлично, - захлопал в ладоши Роланд. - Мы туда вставим патетическую сцену о том, что они обнаружили сборник речей наших президентов и решили их не сжигать, даже если совсем замерзнут.

- Может, - осторожно предложил Джеффри, - они лучше решат не сжигать Библию?

- Ну давай Библию, - согласился Эммерих. - Пускай жгут "Братьев Карамазовых" Александра Гоголя. Меня этой книгой еще в школе затрахали.

- В общем, школьники показывают чудеса героизма, - объяснил Нахманофф. - Плюс включу любовную сцену между сынулей и его одноклассницей.

- Только без секса, - вдруг встревожился Роланд. - Ты знаешь, мне аудитория нужна широкая.

- Да без секса, без секса, - успокоил его Джеффри. - Платоническая любовь. Плюс - он ей жизнь спасет. Например, она ножку поранила и пошло заражение, а он ей достал лекарство.

- Где? - поинтересовался Эммерих.

- Ты сейчас обалдеешь, - пообещал Нахманофф. - На русском корабле достал. Корабль после всех этих катаклизмов плыл по пятой авеню, парень туда влез, нашел лекарство и вернулся.

- Подожди, - сказал Роланд. - Как он на улицу-то вышел в стоградусный мороз? Ты же знаешь, я всегда очень точен в деталях - это мой конек!

- Так мороз-то не сразу наступил, - объяснил Джеффри. - Он успеет до мороза. Ты заодно покажешь, как круто мороз наступает, а парень от него убегает.

- Вообще хорошая мысль, - задумчиво сказал Эммерих. - Я могу еще на парня волков напустить - давно хотел это сделать.

- А потом придет папа, - развил свою мысль Нахманофф, - который зайдет в библиотеку, а дети там все спят. Папа подумает, что все умерли, а они ни фига не умерли, потому что жгли книжки и спаслись. В общем, там бурная сцена, а потом и ненастье стихает, уцелевшие люди сидят на крышах небоскребов и их спасают самолеты, посланные мудрым вице-президентом.

- Очень классно, очень, - сказал Роланд. - Я рад, что в тебе не ошибся. Все, делай сценарий, а я буду договариваться о начале производства.

Эммерих встал из-за стола в знак того, что аудиенция окончена. Нахманофф также поднялся с дивана.

- Да, - вдруг спросил он Джеффри. - А куда народ-то из северных штатов спасаться побежит?

- В Мексику, разумеется, - не моргнув глазом, ответил Нахманофф. - Мы еще сделаем трогательную сцену, как мерзкие мексиканские полицейские стреляют в простых людей, которые переходят границу, спасаясь от холода.

- Но надо как-то разрулить эту ситуацию, - нерешительно сказал Эммерих. - А то в Мексике картину бойкотируют.

- Давай сделаем, что наш мудрый вице-президент простил Мексике весь их долг, и тогда они нас пустили, - предложил Джеффри.

- Годится, - сказал Роланд. - Все, иди, работай. Я звоню на студию.

***

Как выяснилось, отсутствие Девлина на Эммериха никак не повлияло. Все свои последние "блокбастеры" он печет как пирожки по совершенно одинаковой схеме, тупизна которой была, вероятно, тщательно рассчитана на мощном тупизмометре. В данном случае никаких неожиданностей не произошло: очередной великий ученый, который предупреждает весь мир, очередной весь мир, который не верит великому ученому, очередная великая ката-клизма Нью-Йорку и заодно всему миру, после чего тягомотное раскручивание до предела сопливой истории о том, как папашка обретал сынульку, причем режиссер очень трогательно оберегает картину даже от намека на какую-нибудь свежую и хоть на миллиграмм оригинальную мысль.

Что интересно, в "Дне независимости" была хоть пара прикольных актеров: Уилл Смит и Джефф Голдблюм. Но начиная с "Годзиллы", Эммерих решил отказаться от харизматиков, поэтому набирает в свои фильмы только кошмарную серость, ну или делает таковой хоть сколько-нибудь приличных актеров. В данном же случае и приличных нет ни одного. Дэннис Куэйд с лицом анонимного алкоголика похож на ученого примерно так же, как я на Майкла Джексона. Его актерская "игра" заключается в том, что он весь фильм таскает туда-сюда суровое выражение на лице. Кошмарный (здесь) Джейк Джилленхолл, который по унылости физиономии успешно соревнуется с любимым мужчиной Дэми Мур, натужно пытается изобразить какие-то эмоции, "спасаясь" в здании библиотеки. Всякие президенты и вице-президенты - вполне под стать основным персонажам. Но хоть не Билл Пуллман - уже хлеб.

О сценарии и логической составляющей уже тем более не будем говорить, потому что логика и Эммерих - понятия совершенно несовместимые. Многие критики соревнуются в перечислении откровенных дебилизмов сценария, но я этим заниматься не буду. Бессмысленное времяпрепровождение. Ну хочется Эммериху, чтобы по пятой авеню катался совершенно пустой русский корабль "ИДР 627" (вероятно, он имел в виду "И Другие") - да пускай катается. Нам с Бубликом не жалко. Хочется ему, чтобы главные герои спаслись от стоградусного мороза в здании библиотеки, прикрытые хлипкой дверкой с щелью внизу, - пускай спасутся, мы только рады. Только не нужно это называть "научной фантастикой" - это оскорбляет и ученых, и фантастов. Называйте это девиациями Роланда Эммериха - будет отличное определение.

Теперь о том, ради чего многие смотрят этот раствор гамбургера в кока-коле. Спецэффекты. Они есть, как обычно. Впрочем, Эммерих со своим привычным развалом Нью-Йорка уже слегка утомил, однако в странах арабского мира картина все равно будет пользоваться большой популярностью. Нью-Йорк замочили вполне эффектно, хотя и совершенно традиционно. Плохо только, что все эти торнадо, цунами и мгновенное обледенение, от которого вприпрыжку убежали главные герои, показаны в трейлере, а кроме этого смотреть-то абсолютно нечего.

А вот за волков, легко запрыгивающих со льда на палубу огромного сухогруза и носящихся туда-сюда по лестницам, Эммериху снижаем оценку по спецэффектам на целый балл. Не потому, что это идиотизм, а потому что нарисовано отвратительно, что с данным режиссером бывает довольно редко. Мне эти мультяшки напомнили "Американского оборотня в Париже", и это позор для столь высокобюджетного фильма.

Резюмирую. Все тот же Эммерих. Все та же неимоверная тупизна со спецэффектами. Вот только приличные актеры исчезли совсем. Ну, может, оно и к лучшему. В таком варианте картины Эммериха обретают какую-то цельность... Кстати, старина Роланд не забыл включить в фильм сцену поцелуя главных героев на фоне горящего камина. Кота Бублика на этой сцене от внезапного приступа тошноты спасло только то, что героиня почему-то не произнесла фразу: "Обними меня, дорогой, я вся горю". Но почему Эммерих не включил в сценарий подобную фразу - для меня загадка. Вероятно, просто элементарный недосмотр. 

Оценки по пятибалльной шкале
Зрелищность 4
Актерская игра -15
Режиссерская работа 2
Сценарий -256
Кратко о фильме:
традиционный дебилизм со спецэффектами
Нужно ли смотреть:
только трейлер
Комментарии 3
Бля... Жесть, как она есть. Только что отсмотрел сей продукт и пока свежи впечатления, решил черкнуть пару строк. Внезапно захотелось взглянуть на что-то блокбастерное в вечер пятницы, чтоб не сильно грузить уставший за трудовую неделю мозг. Наткнулся на ЭТО. Уже первые три минуты просмотра накалом идиотии потрясли столь сильно, что тут же решил смотреть до конца, ибо такое нечасто увидишь(хинт:это разумеется лишь потому, что я просто очень редко смотрю эти ихние блокбастеры). Досмотрел. Отошёл помаленьку от шока, полез искать рецензию у Экслера. Нашёл, прочитал, успокоился - всё в порядке, рак мозга всё-таки действительно у создателей нетленки, а не у меня :) Всем спасибо, любите кино (разумеется хорошее, а не ЭТО).
19.03.11 02:48
0
Смотрел его впервые в наимерзчайшем(тогда еще) кинотеатре в самом центре Питера "Барракуда". Вытянутый экран - нереально плоские рожи. Сидения с огромной спинкой, из-за которой ничего не видно. Вы подумали что можно было сесть глубже в кресло? Хрен! Сползаешь вниз изза наклона самого сидения. Это я к чему всё....Даже несмотря на такую обстановку фильм понравился. Красивое не обделенное юмором кино.
19.05.09 15:34
0
Фильм с прекрасными спецэффектами, сумбурным сценарием и типичными "левацкими" настроениями Голливуда ("плохой президент", "империалисты-капиталисты", доведшие природу-мать "до ручки", политкорректность: ага, все ломанулись в Мексику с ее благородным правительством, так что, типа, не надо косо смотреть на нелегалов оттуда, сами все там будем). Сюжет очень "про-зеленый" - очень модный сейчас в Голливуде. Будет еще немало подобных фильмов. Надо же продвигать версию "глобального потепления".
30.04.08 22:47
0