Русская игра / The Gamblers
Комедия , Россия , 2007 , 95 мин.
Рейтинг читателей: 3,6
Рейтинг Экслера: 0,0
Что русскому хорошо, то итальянцу еще хуже.
Народная мудрость кота Бублика

Лукино Форца (Джулиано Ди Капуа) - шулер итальянского происхождения, причем шулер высшей марки. Однако, как водится у людей с подобного рода занятиями, в какой-то момент он передернул не то и не туда, влез в долги, а потом и вовсе попал в лапы своего самого крупного кредитора-австрияка, который грозится оторвать Форце все что можно, включая последнее недвижимое имущество. Форца умоляет австрияка дать ему шанс вернуть сто тысяч долга, потому что дом в Неаполе - это mio caro, последняя память о papa e mamma.

Австрияк согласен ждать не больше месяца. Но где суметь выиграть такую огромную сумму за такой короткий срок? Однако Лукино знает такую страну, где земля богата, а люди доверчивы и простодушны. Россия - так зовется эта страна. Когда-то Форца жил в России и даже женился там на дочери небедных родителей. Позже, уехав в Европу, он всегда мечтал вернуться в Россию-матушку - если не для того, чтобы полюбоваться на березки, то хотя бы для того, чтобы "обуть" какого-нибудь простачка. И вот теперь Форца должен мчаться в России по долгу чести. Ну и потому что задницу припекает угроза тюрьмы и потери всего состояния.

Лукино прибыл в некий сонный уездный городок, поселился на постоялом дворе и с помощью местного слуги Алексея (Игнат Акрачков) стал искать партнеров на банчишко. Таковые партнеры тут же нашлись. Это неразлучная троица закадычных друзей - Швохнев (Сергей Маковецкий), Утешительный (Сергей Гармаш) и Кругель (Андрей Мерзликин). Выпив и закусив на скорую руку, четверо картежников скрестили шпаги на сукне сражений, однако уже через несколько минут выяснилось, что не по Сеньке шапка. И не в коня корм. И не в голову пуля. Потому что они все четверо - шулеры.

Форца собирался взгреть троих провинциальных дурачков, а они, как выяснилось, сами гастролировали по региону, распространяя крапленые колоды и передергивая так, что только пыль стояла от ассигнаций, вытащенных незадачливыми игроками из бабушкиных сундуков.

Обнаружив это досадное недоразумение, господа не стали рвать друг на друге воротнички и требовать soddisfazione. В конце концов, зачем ворону наносить офтальмологический ущерб другому ворону, а одному шулеру ссориться с другим? Им нужно объединиться и пощипать простаков - вот это будет правильное решение.

Утешительный, как старший в компании троицы друзей, предложил Форце крепкую дружбу и нерушимый союз. Да, русские специалисты признают мастерство заморского гостя, который умеет работать даже с некрапленой колодой, заучив наизусть "рубашки" всех карт. Но русская троица хорошо знает местные реалии, обычаи, а также, что важно, местных простаков. И теперь вчетвером они просто горы свернут.

Если, конечно, не будут пытаться смошенничать друг с другом. А это вполне возможно - такая уж у людей натура.

***

Павел Чухрай, снявший такие фильмы, как "Вор" и "Водитель для Веры", решил обратиться к классике. Фильм "Русская игра" поставлен по неоконченной пьесе Гоголя "Игроки" (сам Гоголь обозначил жанр этого произведение как "драматический отрывок"). Чухрай, в общем-то, мало в чем отошел от первоначального сюжета, за исключением небольшой, но довольно существенной детали: в оригинале никакого итальянца не было. Приезжий жулик был тоже русский - столичная штучка Ихарев, который приехал пощипать провинцию-с, но на этом слегка обломался.

Из рассказа Гоголя вывод был простой: "На каждого жулика найдется жулик поумнее". А в фильме вывод сделан помасштабнее и как-то клюквенно-патриотичнее из серии: "Кто к нам с жульем придет, от жулья и погибнет". Чухрай предлагает гордиться тем, что русские жулики обжулили итальянского жулика - мол, это воспитывает патриотизм. Ну, лично я гордился, да.

Итальянца, как писали в Средствах Мозгового Изнасилования, первоначально должен был играть Тото Кутуньо... Сыграть в кино? То-то Кутуньо обрадовался, однако пробы показали, что актер из него - нулевой, так что даже радость узнавания зрителями прославленного композитора не может скрыть этот неприятный кинематографический факт.

После этого на роль Форцы пригласили итальянца Джулиано Ди Капуа, который родился в Швейцарии, учился в Цюрихе и Египте, но потом переехал в Россию, отучился в Санкт-Петербургской академии театральных искусств и сейчас много играет в театре и кино, ведет передачу на канале "СТО" и ставит спектакли в Петербурге. Он, как и итальянец в фильме, женат на русской - ведущей с канала "СТО".

Роли Швохнева и Утешительного достались двум мэтрам (безо всякой иронии) - Маковецкому и Гармашу, и им под крылышко дали Мерзликина. Собственно, Маковецкий и Гармаш в основном-то фильм и спасли. Почему спасли? Да потому что, судя по всему, разучились российские режиссеры ставить российскую же классику. Даже "проходные" (очень условно говоря) рассказы Гоголя в советские времена были экранизированы так, что их до сих пор хочется смотреть и пересматривать. Каждая сцена, каждый эпизод - все отлично продумано и четко соответствует стилю оригинального произведения.

Чухрай, надо отдать ему должное, стиль выдержать очень старался. Даже полез на галеры восстановления соответствующей обстановки, для чего съемочная группа отправилась в Суздаль и была поднята по тревоге целая рота художников-декораторов. Уездный город как таковой, постоялый двор и костюмы получились очень неплохо - врать не буду. Но со стилем - все же что-то не то. Как будто сквозь старое периодически пробивается что-то совершенно не относящееся к тем временам.

И в первую очередь - это цыгане. Я не знаю, почему Чухраю никто не рассказал, как на самом деле одевались цыгане в России тех времен. И что они пели. И как танцевали. Потому что эта странная троица, которая у него там присутствует и выплясывает, больше похожа на сербских беженцев или давно выгнанных из группы Gipsy Kings за пьянство и прогулы участников запасного состава. Вот что хотите со мной делайте, но это не цыгане - ни по виду, ни по поведению, ни по песням и танцам.

Построение некоторых эпизодов было сделано достаточно странно - оставляло впечатление шероховатости и неровности. Также совершенно непонятно, почему делался такой визуальный упор на прислуживающего в трактире Алешку: его все время выделяла камера, он все время как-то очень многозначительно смотрел на происходящее - не иначе, думал я, Алешка, стервец, станет главным участником задуманной махинации. Ан нет, сгинул Алешенька под конец фильма, как будто его и не было. Ну и на черта, спрашивается?

А ведь еще Станиславский говорил Немировичу-Данченко: "Если ты вешаешь в первом акте на стену ружье, то эвонное ружье обязательно должно снести башку главному герою хотя бы в финале". Что в переводе на русский язык означает буквально следующее: не нужно давать пустых намеков, ни к чему это. Если данный персонаж - маленький и несущественный человечек, то он и должен выглядеть как маленький и несущественный человечек, а не косить огненным и многозначительным взглядом на происходящее, как Штирлиц, присутствующий на секретном совещании у Мюллера.

Впрочем, как я уже говорил, некоторые несуразности и шероховатости постановки как таковой заметно сглаживают актеры - Маковецкий и Гармаш. Оба играют так, как будто это их бенефис, и вот на них - любо-дорого посмотреть. Маковецкий, правда, на мой взгляд, кое-где слегка (совсем чуть-чуть) переигрывает, но это явно от желания заполнить определенные прорехи фильма.

Мерзликин на фоне таких блестящих актеров смотрелся, конечно, заметно слабее и не играл, а подыгрывал, но, во-первых, не раздражал, а во-вторых, большое спасибо, что Мерзликин, а не какой-нибудь ужасный Алексей Панин - вот это был бы полный fallimento dello spettacolo teatrale.

Ди Капуа не особенно понравился - сыграл-то он неплохо, но сам итальянец туда не сильно клеился, был вставлен совершенно искусственно, оттого его персонаж смотрелся достаточно инородно. Инородец он в этой пьесе, короче говоря.

А вот из второстепенных персонажей очень понравился Владимир Сальников в роли помещика Глова, которого вся эта братия пыталась заставить поиграть в картишки. Вроде совсем небольшая роль, а как ярко сыграно, да и как раз этот эпизод напомнил старые советские постановки - по качеству и уровню.

Чисто картежные развлечения, приемы и эскапады смотрелись довольно эффектно, но не более того. Тем более что рассказ-то, в общем, не о жульнических приемах как таковых.

В результате нахожусь в некотором затруднении перед выводом окончательной оценки. Актерская игра - на четверку, а в случае Маковецкого и Гармаша - практически пятерка. Постановка - на тройку разве что с плюсом. Оценка за сценарий будет отражать, разумеется, не само произведение Гоголя, а то, что с ним сделали.

В результате - что-то среднее между тройкой с плюсом и четверкой с минусом. Но посмотрел все-таки не без удовольствия, поэтому четверка с минусом. Ну дополнительный плюс за выбор первоисточника. Пусть лучше ставят Гоголя, чем какой-нибудь "Бой с тенью - 15"...

Оценки по пятибалльной шкале
Зрелищность 4-
Актерская игра 4+
Режиссерская работа 3
Сценарий 3+
Кратко о фильме:
хорошая игра актеров при средней постановке
Нужно ли смотреть:
решайте сами