Дневник тещи: поездка на юг (продолжение IV)

12.07.2000 2037   Комментарии (0)

Дневник тещи: поездка на юг (продолжение IV)

[начало "Поездки на юг"]

- Не волнуйся ты, - сказала я Пете. - Приедут. Никуда они не денутся. Сам же видел - в них просто играет молодая кровь, поэтому и гоняют туда-сюда.

- Ну да, - пробурчал Петя, - молодая кровь в них играет. Это классные движки на их мотоциклах играют. Мы-то с тобой - помнишь? - на старом Урале раскатывали, который еле-еле курицу обгонял.

- Конечно, еле обгонял, - спокойно говорю я, - особенно если учесть, в каком ты состоянии на нем обычно ездил. Помнишь, как ты однажды из города вернулся на 2-е мая?

- Не помню, - ответил Петя, - а что?>

- Я сижу себе у окна, - рассказываю я, - а на улице идет сильный дождь. Вдруг вижу - ты на мотоцикле едешь в белой рубашке. Причем ты помнишь наши владимирские дороги - как дождь, так на тракторе невозможно проехать, не то что на мотоцикле. Но ты едешь, как по струнке. Только грязь во все стороны летит. Я выбегаю из дома, кричу: "Петя, Петя!", а ты подъезжаешь к самому дому, аккуратно падаешь набок и засыпаешь богатырским сном. Оказалось, что в тебе минимум литр самогона болтался. Как ты вообще на мотоцикле 15 километров проехал, да еще и по такой грязи - вообще не понятно.

- Ага, - довольно сказал Петя. - Мы в свое время были - богатыри. Не то что нынешние хлюпики. Они банку пива выпьют, и давай их колбасить. Нет крепости в молодежи.

- Ой, ну ладно, - возмутилась Светка с заднего сиденья. - Тоже мне, доблесть - накваситься и кататься на мотоцикле. Это преступление, между прочим!

- Что? - повернулся к ней Петя. - Что ты отцу сказала?

- То и сказала, - не сдается Светка. - Вот молодое поколение почти не пьет.

- Ага, конечно, - мрачно сказала я. - Зато наркотики свои жуют - тоннами.

- Во-первых, далеко не все жуют наркотики, - парирует Светка. - Некоторые колят или нюхают. Во-вторых, тебе сушеные грибочки и самой понравились на моем дне рождении.

- Что ты несешь? - возмущаюсь я. - Сушеные грибочки - это народное средство от плохого настроения. Ты их не путай со всякой химией.

- Значит и конопельку можно курить, - провокационно интересуется Светка, - раз это природное средство?

- Конопельку - можно, - решительно говорю я. - Только не курить. Потому что курить - вредно. И вообще я не знаю, чего вы в этой конопельке нашли. У нас она по всей деревне росла, никто на нее внимания не обращал.

- Наркотики - это все вред, - убежденно заявил Петя. - Потому что от них не пахнет. Вот когда приходит рабочий выпивший, я нюхну и сразу понимаю, что на верхотуру его ставить нельзя - обязательно навернется. Но если после своих наркотиков придет окосевший, я же не учую и поставлю его наверх.

- И что будет? - интересуется Светка.

- Обязательно навернется, - довольно сообщает Петя. - Он же под кайфом и не соображает.

- Насмерть? - ужасается Светка.

- Зачем насмерть? - удивляется Петя. - Они же страховкой пристегнуты. Только замучаешься их потом наверх подтаскивать. Они как вниз падают, так сразу от нервов засыпают.

- Кошмар какой, - резюмирует Светка.

- Во-во, - подтверждает Петя. - Я же говорю, от наркотиков - сплошной вред. Уж лучше пусть пьют...

- Ну где твои байкеры? - внезапно обращается он ко мне. - Всю дорогу так и мельтешили туда-сюда, так что у меня чуть косоглазие не развилось. А как понадобились, так где они?

- Откуда я знаю, где они, - отбиваюсь я. - Может, случилось чего, или кастрюля отцепилась, и они теперь за ней гоняются... Слушай, а чего ты сам расселся-то, как барыня, - перехожу я в атаку. - Ты же четыре вечера из семи в гараже просиживаешь, все машину ремонтируешь. Уже давно должен сам в ней разбираться вдоль и поперек! Или ты чем там занимаешься?

- Я? - Петя задумался. - Ну, я же и не спорю. Просто есть некоторые повреждения, которые под силу только специалисту...

- Ну так вылезай и проверь, - решительно говорю я. - Может, наше повреждение под силу не только специалисту.

Петя недовольно ворчит, но вылезает из машины, поднимает капот и начинает долго и нудно там возиться, периодически чертыхаясь, когда касается руками нагретых частей двигателя.

- Инжектор надо прочистить, - подает голос Светка с заднего сидения.

Петя поднимает голову, смотрит на нее долгим взглядом, от которого Светка начинает ерзать на сидении, после чего он опускает голову и продолжает копаться в моторе.

- Ну? - говорю я примерно через пятнадцать минут, потому что под палящим солнцем в стоящей машине сидеть совсем неприятно.

- Подковы гну, - раздраженно отвечает Петя. - Ничего не понимаю. Все, вроде, в порядке, а машина не заводится.

Становится, понятно, что нам еще здесь - куковать и куковать, поэтому мы со Светкой вылезаем из машины и начинаем прогуливаться по обочине.

- Бог в помощь! - внезапно раздается чей-то голос, и из кустов вылезает изрядно пропитой мужик совершенно неопределенной наружности: полосатые брюки, заправленные в сапоги, белая майка, точнее, майка, которая лет пять назад была белой, полосатый пиджак, в котором мужика, вероятно, еще принимали в пионеры, и замусоленная кепка на голове. В уголке рта у мужика торчит "беломорина".

- Тут никто нам не поможет, - мрачно говорит Петя. - Ни бог, ни черт. Машина не заводится, а чего не заводится - хрен ее знает.

- Так я подмогу сделаю, - заявляет мужик. - Я по технике, нехорошо сказать, большой профессор, нехорошо сказать. У меня даже мопед есть, нехорошо сказать.

- О! - обрадовался Петя. - Мужик - с меня пузырь. Если поможешь, конечно, - поправляется он.

В глазах странного мужика загорается полное одобрение живительному термину "пузырь", он быстро направляется к багажнику, открывает его и начинает там копаться.

Петя застывает в недоумении.

- Эй, командир! - мужик высовывает голову из багажника. - Так как она, нехорошо сказать, у тебя будет ехать, когда ты мотор потерял?

- Какой, нахрен, мотор? - в глазах Пети искреннее недоумение.

- Обычный, - сообщает мужик. - Автомобильный. Автомобиль без мотора, нехорошо сказать, ездить ни ... не будет. Это я тебе точно говорю, - важно сообщает мужик эти ценнейшие сведения.

- Слышь, механизатор, - говорит Петя. - Подь сюды.

Мужик послушно идет к капоту.

- А это что? - Петя показывает на мотор.

- Переставили? - интересуется мужик.

- Что переставили? - орет Петя.

- Ну, мотор, - отвечает мужик, глядя на Петя совершенно чистыми и искренними глазами. - В машине же мотор всегда сзади стоит, нехорошо сказать. У моего кума, Васьки, сзади. У Харламыча - сзади. И у председателевой жены - тоже сзади.

- Знаешь, мужик, - решительно говорит Петя. - Шел бы ты отсюда. И без тебя разберемся.

- Да как пожелаете, - отвечает мужик, ничуть не обидевшись. - Мы завсегда помочь готовы, нехорошо сказать. Я у мопеда свой мотор даже разбирал.

- Обратно собрал? - интересуется Петя.

- Пока нет, - с достоинством отвечает мужик. - Мне он пока без надобности. В город я и на велосипеде доеду.

- Ну, до свидания, - язвительно говорит Петя. - Спасибо за помощь.

- А пузырь? - интересуется мужик.

Петя с изумлением смотрит на мужика, но тот отвечает ему совершенно невозмутимым взглядом, поэтому Петя поворачивает мужика на 180 градусов и легонько пихает его по направлению к кустам. Мужик все так же невозмутимо следует в заданном направлении, но проходя мимо меня, заявляет:

- Вот, нехорошо сказать, какие люди пошли, можно сказать - нехорошие. Сам пообещал, а сам обманул. Я его, нехорошо сказать, за язык не тянул. Ну и ладно. Мы - не гордые. Мы и сами купим, когда Витька долг отдаст.

- Послушайте, - спрашиваю я его. - А почему вы все время повторяете "нехорошо сказать"?

- Ну, так это... - мнется мужик, - мы же выражаемся по матери.

- И что?

- У вас же здесь дочка городская.

- Ну и?

- А городские всегда недовольные, когда мы выражаемся по матери.

- Так вы этим "нехорошо сказать" матерные выражения заменяете, что ли? - догадалась, наконец, я.

- Ну да, - отвечает мужик. - А то зачем мне всякие эти скандалы? Мне всякие эти скандалы ни к чему.

- Поняла, - говорю я. - Ну, до свидания.

- Прощевайте, - говорит мужик. - Только вы не надейтесь, что куда-нибудь поедете на этом автомобиле, что б его...

- Это почему?

- Мотор у него не в том месте, - сообщает мужик и начинает ломиться сквозь кусты в обратном направлении.

- Видал? - говорю я Пете, возвращаясь к машине. - У тебя мотор, как выяснилось, не в том месте.

- Это у него мотор не в том месте, - бурчит Петя. - И голова не на том месте. Черт, что же такое с этой машиной? - и он с досадой лупит кулаком по капоту.

- Эй, слышите? - раздается вдруг Светкин голос.

Мы замолчали и прислушались. Со стороны Москвы доносится знакомое жужжание мотоциклов байкерского отряда. И действительно - через пару минут вся компания останавливается у нашей машины.

- Черепок! - сказала я Черепу с упреком. - Ну где вы пропадали? Мы уж тут почти час кукуем.

- Пардон, Анжелика Пантелеймоновна, - сказал Череп, - у нас случилась маленькая неприятность. Малыш не остановился в ответ на требование сотрудника ГАИ остановиться.

- Вот я сейчас ему все брошу, - пробасил Малыш, - и буду останавливаться посреди дороги.

- Поэтому, - продолжил Череп, - нам пришлось поиграть с гаишниками в маленькую игру под названием "Глупый гаишник догоняет бешеного байкера".

- И чего? - заинтересовался Петя. - Догнал?

- Щас, - сказал Малыш, и все байкеры довольно засмеялись.

- Но нам пришлось на обратном пути объезжать этот пост, - объяснил Череп, - поэтому так долго и прокатались. Так чего у вас случилось?

- Машина заглохла, - объяснил Петя. - И не заводится.

- Сейчас починим, - заявил Череп. - Шестеренка в любой машине разберется в две секунды... Кстати, а бензин-то у вас есть?

Петя вдруг окаменел.

- Е-мое, - хлопнул он себя по лбу, - у меня же датчик уже лет пять не работает. Я обычно по километражу смотрю, а тут совсем забыл.

Вместо ответа Череп слез с мотоцикла, достал небольшую пластмассовую канистру и залил бензин в бак нашей машины. Через две минуты машина была заведена, Петя, стараясь не встречаться со мной глазами, сел за руль, и мы поехали дальше.

[продолжение]

(полный "Дневник тещи Анжелики Пантелеймоновны")

© 1998–2020 Alex Exler
12.07.2000

Комментарии 0