Дневник Васи Пупкина (медкомиссия)

20.07.1999 1474   Комментарии (0)

Дневник Васи Пупкина (медкомиссия)

28 июня: Свершилось! Наконец-то я перестану глотать пыль в Москве и отправляюсь в летний лагерь. Причем не один, а со всей нашей роковой группой. Собственно, в лагерь таких переростков обычно не берут, но мы пообещали начальнику, что будем устраивать концерты и обязательно победим на смотре лагерной самодеятельности. Тот долго думал, сомневался, но потом взял с нас слово не пить, не курить, не хулиганить иным образом (что он имел в виду – я так и не понял) и разрешил поехать.

Сегодня с ансамблем ходили на медкомиссию для лагеря. Смех один. Зачем она делается – не понятно. Меня особенно этот… как его… нервный патолог развеселил. Такой странный дядька. Дергает плечом, головой и периодически криво улыбается. Он долго и осторожно колотил меня молотком по коленке, добиваясь, чтобы нога дернулась. Но то ли он все время не туда попадал, то ли у меня нервы – как канаты, нога все никак не дергалась. Наконец, патолог подошел поближе и как вдарит в коленку изо всей дури. Нога у меня резко выпрямилась и попала врачу прямо по этим… в смысле, по достоинствам. Тот завыл как раненый удод и заорал: "Вот! Опять! Сколько можно?". Но потом успокоился и меня отпустил с миром, написав на бумажке, что я здоров.

А с Толяном ему не повезло еще больше. Толян же – бандитское дитя улицы и на таком осмотре практически в первый раз. Раньше он все эти осмотры имел в виду далеко и надолго, но начальник лагеря предупредил, что без справки никого в лагерь не пустит. Толян, ничего плохого не подозревая, сел на стул, а этот пряник, памятуя печальный опыт со мной, загородил верх своих брюк подносом, подошел к Толяну и как вдарит ему молотком по коленке! А Толян же – нервный, как и все трудные подростки. Нога у него не дернулась, а вот кулак дернулся со страшной силой, и этот нервный патолог улетел, опережая свой молоток, прямо в шкаф со всякими медикаментами. Разбил стекло головой, упал и затих. Толян даже немного испугался. Он и так еле избежал колонии для малолетних негодяев, после того как уронил свой портфель с ящиком пива прямо на голову директору со второго этажа школы, а тут еще – на тебе: патолог дохлый у разбитого шкафа лежит.

Толян с испугу начал доставать из разбитого шкафа всякие склянки и совать их под нос доктору. Где-то на пятом пузырьке с надписью "C2H5OH" патолог очнулся, выдрал пробку зубами, опорожнил весь пузырек, посмотрел мутными глазами на Толяна и спросил: - Где я?

- Вы, дяденька, в районной поликлинике, - вежливо ответил Толян, который жутко обрадовался, что доктор все-таки очнулся.

- А что я тут делаю? – слабым голосом спросил доктор. – Я что – заболел?

- Нет, - сказал Толян. – Вы тут доктором работаете. По коленкам детям стучите.

- Господи! Какое счастье! – возвел глаза к небу доктор. – А я еще собирался учителем в школу пойти работать. Как хорошо, что мамочка, царствие ей небесное, меня отговорила!

- Простите, доктор, - напомнил о себе Толян. – А вы мне справочку дадите, что я здоров?

- А у тебя реакция нормальная? – вернулся к своим обязанностям нервный патолог.

- Вполне, - скромно сказал Толян. – Вон, вы от моей реакции даже в шкаф влетели.

- А, - ответил доктор. - Ну тогда – все в порядке. Вот тебе справка, деточка. Иди, милый, и больше сюда никогда не приходи. А то у других деточек не будет доктора.

- Базара нет, - сказал Толян, взял справку и отправился искать нас с Коляном.

А мы в этот момент развлекались у терапевта. Там сидела такая симпатичная молоденькая практикантка – это что-то. Она еще больше нас смущалась. Точнее, это я еще смущался, а вот Коляну все было по-барабану. Зашли мы туда, докторша на нас посмотрела и сказала: - Разденьтесь до пояса.

Колян, недолго думая, снял брюки вместе с трусами. То есть, все нормально, парень разделся до пояса. Впрочем, снизу, а не сверху. Но все формальности были соблюдены. Практикантка в этот момент что-то писала и в нашу сторону не смотрела. Потом положила ручку, обернулась к нам и…

- Это что такое? – визгливым голосом закричала она, тыча пальцем в сторону Колянового… ну… короче, в ту сторону, где должны были быть трусы.

- А вас в медучилище разве не учили – что это такое? Или вы просто двоечница? – ласково поинтересовался Колян.

- Я вам велела раздеться до пояса, - возмутилась докторша. – А вы докуда разделись?

- Именно до пояса я и разделся, - возмутился Колян. – Как просили, так и сделал. И я не понимаю – чего это вы так возмутились. Давайте, быстро делайте осмотр, а то нам еще кучу врачей проходить.

В этот момент распахнулась дверь, в проеме появился улыбающийся Толян, в руках которого была пятилитровая банка с какой-то желтой жидкостью.

- Где тут на анализ сдают? – заорал Толян.

- Что это вы принесли? – совсем озверела докторша.

- Как это – что? – удивился Толян. – На анализ принес. Вас разве в медучилище не учили – что на анализ сдают, или вы просто двоечница?

- Учили меня, учили! – разоралась практикантка. – Я спрашиваю – зачем так много?

- Так Пупкин с Коляном свою дома забыли, вот мне и пришлось за всех отдуваться, - объяснил Толян.

В этот момент он заметил, что Колян стоит в своеобразном неглиже.

– О! – закричал Толян. – Нас осматривать будут! Будьте со мной нежны, - заявил он докторше и мигом скинул брюки с трусами.

Практикантка, вся трясясь, выскочила из кабинета. Через минуту туда зашел пожилой доктор, который нас довольно хорошо знал.

- Мужской стриптиз показываем? – поинтересовался он.

Колян сразу начал объяснять, что он все делал – как было велено. Доктор понимающе кивнул головой, сказал: "Одевайтесь", сел за стол и быстро заполнил какие-то документы.

- Все, шутники, - сказал он. – Забирайте ваши бумаги и хватит мне практикантку пугать. Она и так у меня какая-то нервная попалась. Сам с ней мучаюсь уже неделю. То одно ей не так, то другое не эдак. Я вчера закрыл кабинет на ключ, хотел ей дружескую лекцию прочитать, так она заорала на всю поликлинику и кислотой в меня плеснула. Хорошо еще, что я в бутылке с надписью "Соляная кислота" спирт держу. А то изуродовала бы. Так что я вас понимаю. А осматривать вас не буду. И так вижу по некоторым признакам, что здоровы, а некоторые даже очень.

- А что насчет анализа? – спросил Толян.

- У тебя, парень, явно что-то не в порядке с почками, - спокойно ответил доктор. – Первый раз вижу, чтобы анализ был газированный. Лимонаду туда набухал, а как следует поболтать банку забыл?

- Ага, - сказал сияющий Толян.

- Забирайте свою банку и катитесь отсюда, - заявил доктор. – Мне еще не хватает, чтобы в лаборатории все с ума посходили.

Мы с ним вежливо распрощались и отправились по другим врачам. Там, в общем, ничего особенно интересного не было. У зубного Колян впал в истерику и отказывался раскрыть рот. Но врачиха попалась опытная, поэтому она, недолго думая, воткнула ему в ногу скальпель. Колян заорал так, что ему можно было заглянуть даже в желудок.

У окулиста Толян некоторое время дурачился, заявляя, что не видит самую верхнюю строчку. Бедная медсестра ему долго подбирала линзы, но на минус двадцати вдруг поняла, что парень просто развлекается. После этого написала мелким почерком на листочке "Будешь издеваться, справку не дам", отошла в другой конец комнаты и показала записку Толяну. Тот почитал, врубился, после чего быстро продиктовал самую нижнюю строчку таблицы и был отпущен с миром.

Короче, справки мы получили. Через неделю уезжаем в лагерь.

***

© 1998–2020 Alex Exler
20.07.1999

Комментарии 0