Лелик едет на охоту

30.07.1999 1511   Комментарии (0)

Лелик едет на охоту

[предыдущий]

Спал Лелик нервно, но снился ему прекрасный сон, как будто в комнату бухгалтерш пришла Наташа, легла к нему в постель, стала его обнимать, целовать и ласково кусать за ушко. Лелик, разумеется, отвечал Наташе взаимностью, тоже кусал ее за ушко, гладил по щечкам и жарко шептал всякие любовные глупости. Наташа, между тем, оказалась довольно смелой и настойчивой, и ее рука твердо двигалась по пути к Леликовым достоинствам. Когда Наташа была совсем близка к заветной цели, Лелик тоже осмелел, засунул руку под одеяло и… Дикий крик двух мужских глоток разорвал тихое утро в комнате бухгалтерш. Лелик как-то тяжело переходил от сна к суровой действительности, поэтому никак не мог сообразить, почему он лежит с Андреем в одной постели, держит его за достоинство и непрерывно орет, а Андрей держит его за то же место и орет еще громче. А на соседней кровати лежит пятидесятилетняя бухгалтерша Зинаида Пачуевна, смотрит на эту картину и также выражает свои чувства довольно звучным образом.

Через пять минут все выяснилось. Андрей, как он выразился, пришел в гости к толстенькой бухгалтерше, которая была перенесена Гоги в постель к Лелику. Предрассветная мгла и изрядное количество водки помешало Андрею должным образом идентифицировать хозяина постели, поэтому и произошел данный конфуз. Лелик потом долго допытывался у Андрея, почему того не смутила окладистая бородка, которую носил Лелик. Андрей поначалу смущался, мучительно сопел и пыхтел, но затем ответил, что бородку заметил, но подумал, что это просто кошка лежит на подушке.

А Зинаида Пачуевна игриво призналась, что хотела было занять постель унесенной Гоги бухгалтерши, но поленилась это сделать, о чем сейчас жалеет. После этих слов Андрей поспешил откланяться, и все опять легли спать.

Утром, то есть в 12 дня, прибежал неугомонный Гоги и стал орать, чтобы все немедленно поднимались, так как пора уже отправляться на охоту. Народ, зевая и покуривая, выполз из комнат и отправился в столовую. Там разгорелся жаркий спор на тему – кто будет готовить завтрак. Мужская половина полагала, что это дело следует доверить женской, женская половина заявляла, что они здесь как бы гости и уродоваться на кухне не намерены. Наконец, все пришли к выводу, что приготовление еды следует доверить единственному бесправному существу – водителю Рафика, но тот сказал, что ему необходимо срочно прокачать тормоза и сбежал. В итоге все завтракали чаем и бутербродами с засохшей колбасой, пока не появился сияющий Мотыльков, под руку с толстенькой бухгалтершей, которые пожарили огромную яичницу из пяти десятков яиц.

Через десять минут в столовую ввалился всхлипывающий и бормочущий нечто нечленораздельное Евгений Иванович. Его долго успокаивали, похлопывали по плечу и он, наконец, рассказал общественности жуткую историю о своей машине, которая ночью решила слазить на крышу сарая. Спец по связям с таможней так переживал за свой автомобиль, что народ сразу проникся к нему сочувствием и стал выдвигать различные гипотезы – каким образом такое могло произойти. Наконец, все сошлись на том, что Евгений Иванович, вероятно, забыл поставить машину на передачу, а ночью был сильный ветер. Ему налили пива, пообещали всем колхозом вернуть машину на место, и тот, понемногу, успокоился.

Внезапно в столовую ворвались Гоги и местный егерь, которые заявили, что в пяти километрах от гостиницы обнаружен лось. Мужская половина сразу поднялась и стала собираться на охоту. Женщинам было предложено убраться в столовой и подготовиться к приему добычи, но это предложение с благодарностями было отклонено, и дамы отправились загорать к озеру.

Мужики взяли охотничье снаряжение и расселись по машинам. Егерь заметил, что у Лелика нет ружья и предложил заехать в деревню, чтобы прихватить какую-нибудь двустволку. Лелику было неудобно сказать воинственному егерю, что он вовсе не собирается в кого-то стрелять, поэтому заявил, что ему не требуется никакого оружия, так как любого зверя он может убить ударом ноги. Егерь оказался довольно простым парнем, поэтому принял все это за чистую монету и с этой минуты старался держаться от Лелика подальше.

Наконец, приехали в лес. Егерь сказал, что сейчас всех расставит по номерам и провел краткий инструктаж по методике поведения на охоте. Оказалось, что на боевом посту следует вести себя очень тихо, потому что лось все слышит и чувствует за несколько километров. Поэтому, сказал егерь, чтобы не спугнуть зверя, необходимо не разговаривать, не издавать никаких звуков и ни в коем случае не курить. Все охотники должны затаиться по своим номерам и ждать зверя. На том и договорились. Лелика поставили в пару к Мотылькову, их привели на место, еще раз напомнили о необходимости хранить полное молчание и оставили вдвоем.

Первые десять минут они хранили гробовое молчание. Вот только Мотыльков игрался со своим ремингтоном и пару раз случайно выстрелил. Потом Мотылькову захотелось по-маленькому, он встал, отошел в сторонку, но там зацепился ногой за корень, после чего с диким шумом и хрустом свалился в кусты. Лелик понял, что лосю их местонахождение стало известно совершенно точно, поэтому достал сигареты и закурил.

Следующие полчаса они курили и трепались. Лелик рассказывал Мотылькову о событиях прошлой ночи, а тот так дико хохотал, что в радиусе трех километров не осталось даже птицы. Внезапно у края леса возник какой-то здоровый силуэт.

- Лось! – заорал Лелик. – Стреляй, Мотыльков! Уйдет же!

Мотыльков засуетился, схватил ружье и два раза выпалил в сторону лося. Потом прислушался и заявил, что первый раз встречает лося на бензиновом двигателе. Лелик тоже прислушался и с ужасом заметил, что лось издает ровное гудение автомобильного движка. Пока они с Мотыльковым переругивались, к ним подъехал джип с чрезвычайно мрачным Гоги. На заднем крыле машины отчетливо виднелось пулевое отверстие. Гоги вылез из машины и стал очень нехорошо смотреть в глаза Мотылькову. Тот занервничал и попытался всю вину свалить на Лелика.

- Хорошо еще, что второй раз не попал, - сказал Гоги, с ненавистью глядя на Мотыльскова.

- Ставлю коньяк! – внезапно петушиным голосом вскричал Мотыльков.

Гоги захохотал и сказал, что Мотылькова бить не будет, но стоимость ремонта с него взыщет обязательно. Тот заверил Гоги, что деньги - не проблема, что главное для него – хорошие взаимоотношения. Они помирились, и до возвращения остальных охотников соревновались в стрельбе по консервным банкам, которые в изобилии валялись в округе.

Через некоторое время все собрались, поделились друг с другом историями о том, каких зверей они видели на охоте и как чуть было не завалили добычу, расселись по машинам и отправились обратно в гостиницу.

Кавалькада выстроилась в колонну и поехала по лесной дорожке. В голове процессии ехал Гоги. Внезапно он резко дал по тормозам и выскочил из машины. Народ в джипах подумал, что Гоги увидел что-то жуткое, все схватили ружья и также выскочили из автомобилей. Гоги подбежал к народу с совершенно трагичным выражением на лице и гневно закричал:

- Мужики! Мы будем выпивать в лесу, или мы не будем выпивать в лесу? Зачем же мы сюда тогда приехали, а?

Все быстро успокоились, из машин достали выпивку с закуской и организовали импровизированный пикничок. Через полчаса решили отправляться домой, но Гоги заявил, что без добычи возвращаться неудобно, поэтому кавалькада заехала в ближайшую деревню, где приобрели поросенка, ягненка и пять килограмм свежей говядины.

В гостинице сидели мрачные и голодные дамы, которые не проявили должного уважения к трофеям. Попытки Гоги выдать поросенка за дикого кабана, а говядину - за разделанного лося, полностью провалились. Гоги озверел и заявил, что в обстановке полного недоверия со стороны прекрасного пола он ничего готовить не будет, хотя собирался порадовать общество супом из лося и жареным кабаном. Женщины сказали, что они тоже ничего готовить не собираются, поэтому все пообедали чаем и бутербродами с совершенно засохшей колбасой. Впрочем, через двадцать минут со стороны сарая появился сияющий Мотыльков под руку с той же бухгалтершей, они быстро вскипятили воду, приготовили довольно неплохой суп и пожарили поросенка. Посуду после обеда помыли егерь и гаишник Володя. Андрей, сидящий за столом, посмотрел Лелику в глаза и тихо спросил:

- Лелик! А зачем мы женщин с собой на охоту брали?

- А я и не знаю, - ответил тот. – Плохая примета, кстати. То-то мы ничего сегодня не подстрелили, кроме Гогиного джипа.

[окончание следует]

© 1998–2020 Alex Exler
30.07.1999

Комментарии 0