Отдых в Турции: унылый завтрак

10.02.2004

[ начало | предыдущий выпуск ]


В ванной Сергей пробыл недолго. Однако даже этого времени было вполне достаточно для того, чтобы Игорь успел почти полностью потерять терпение.

- Ну и что ты там делал? – набросился на друга Игорь, когда тот наконец появился на пороге ванной комнаты.

- Эскапизмом занимался, - огрызнулся Сергей. – А то ты не знаешь, что я там делал! Совершал нелегкий мужской макияж. То есть марафетил свою физиономию по полной программе.

Игорь откинулся в кресло и стал внимательно обозревать физиономию друга.

- А поворотись-ка, сынку, - задумчиво сказал он через пару минут. По интонационному построению фразы было понятно, что увиденным он не сильно доволен.

- Да мне и самому смешно на это смотреть, – состроив негодующую физиономию, сказал Сергей и быстро направился к большому зеркалу, висевшему в коридоре номера. Посмотрев на свое отражение, Сергей в сердцах воскликнул:

- Едреный пассатиж! Ну и на черта я тебя послушался? Я теперь точно похож на какого-то пи...

- Не надо делать скоропалительных выводов, - назидательно сказал Игорь, продолжая сидеть в кресле. – Ты просто не умеешь пользоваться мужской косметикой. Я тоже в первый раз из себя изобразил светлую мечту любого гей-славянина. И что с того? Я поработал над ошибками, после чего сумел придать себе необходимую косметическую мужественность...

- Кстати, - вдруг оживился Игорь. - А что ты только что сказал?

- Не понял, - удивился Сергей. - Ты же слышал. Я сказал, что стал похож на какого-то пи...

- Нет, я не об этом, - перебил его Игорь. - Ты как-то ругнулся смешно.

- Я сказал - едреный пассатиж, - ответил Сергей.

- Хм-м... - хмыкнул Игорь. - Звучит забавно. А почему пассатиж? Это же такая штука, которая только во множественном числе - пассатижи. Как ножницы. Ты же знаешь, я офтальмолог, поэтому в русском языке разбираюсь почище любого дурацкого филолога.

- И на офтальмолога бывает прорушка, - веско сказал Сергей. - Вот ты скажи, разве пассатижи нельзя разобрать на две половинки?

- Ну, теоретически, можно, - подумав, согласился Игорь. - Только это не принято.

- Правильно - не принято, - подтвердил Сергей. - Потому что одним пассатижем фиг чего сожмешь. Не годится он для этого. Суть пассатижного явления и заключается в том, чтобы каждый пассатиж плотно прижался к другому пассатижу, создавая таким образом единые и неделимые пассатижи...

Игорь на некоторое время задумался. Сергей терпеливо ждал.

- Ну хорошо, - сказал Игорь. - Тогда почему он едреный?

- А ты пробовал что-нибудь сделать одним пассатижем? - спросил Сергей.

- Нет, - признался Игорь.

- В том-то и дело, - заметил Сергей. - Тогда бы ты сразу все понял.

Игорь опять задумался. Сергей, пользуясь паузой, снова стал обозревать свою физиономию в зеркале.

- Едреный пассатиж, - вдруг крикнул Игорь на весь номер. Сергей вздрогнул.

- Звучит хорошо, - удовлетворенно сказал Игорь. - Пожалуй, возьму на вооружение. А то от тебя хорошего ругательства и не дождешься. Все моими пользуешься. Серег, ты какой-то неправильный татарин, - перешел к широким обобщениям Игорь. - Татары - они же боевые! Как ругнутся - все сразу разбегаются.

- Я предпочитаю не ругаться, а действовать, - объяснил Сергей. - Это ты орешь с утра до вечера. А я молчу-молчу, а потом как задействую - всем сразу поплохеет.

- Интересно на это посмотреть, - сказал Игорь. - За наши каких-то двадцать пять лет знакомства ничего подобного ни разу не видел. Вероятно, ты от меня скрываешь свои таланты.

- Я сейчас не в том состоянии, чтобы слушать твои националистические выходки, - заметил Сергей. - Тем более что я только что подарил тебе блестящую лингвистическую находку, а вместо благодарности слышу одни оскорбления.

- Ладно, филолог, - заторопился Игорь, - нас Ирка на завтрак уже заждалась совсем. Ты готов к парадному выходу?

Сергей снова посмотрел на свою физиономию в зеркале, скривился, сплюнул и бросился в ванную... Появился он оттуда через пару минут с чисто вымытым лицом.

- Ну вот теперь на человека стал похож, - обрадовался Игорь, увидев приятеля.

- Так я же все смыл, - удивился Сергей. - Я думал, ты орать будешь.

- Ты все равно мужской косметикой пользоваться не умеешь, - объяснил Игорь. - Что толку на тебя ее тратить? Кроме того, смыть-то ты смыл, а всякие стягивающие элементы все равно подействовали. Физиономия уже стала относительно приличной, то есть в меру отталкивающей.

- Почему это отталкивающей? - обиделся Сергей, снова пытаясь заглянуть в зеркало, хотя Игорь его тащил за руку к выходу.

- Так это же хорошо, - сказал Игорь. - Это служит нашей великой цели. Помчались на завтрак, сейчас все расскажу.

Сергей после этого перестал сопротивляться, и друзья вышли из номера, направляясь в ресторан...

Завтрак заканчивался. Народу в ресторане было уже совсем мало, и по залу шныряли официанты, убирающие грязную посуду. Ира сидела одна за огромным столом, рассчитанным человек на двенадцать, и грустила. На носу ее красовались огромные солнечные очки, закрывающие половину лица.

- Изображаешь визуальную инсталляцию "одинокая березка"? - весело спросил Игорь, подходя к столу. Ира на это ничего не ответила, а только бросила на Игоря мимолетный взгляд.

- Когда у тебя на носу такие консервы, - заметил Игорь, - мне трудно понять интонацию взгляда. Вот, например, сейчас ты посмотрела жалобно, негодующе, просяще или возмущенно?

Ира снова бросила на Игоря взгляд и опять ничего не сказала.

- Видал, что перед ней стоит? - спросил Игорь Сергея, меняя тему разговора. - Типичный завтрак русского туриста в Турции. Три стакана свежевыжатого апельсинового сока, пять чашек кофе - и через каких-то шесть-восемь часов похмелье перестанет давать о себе знать...

Ира и на это ничего не ответила, а только горестно вздохнула.

- Ну ладно, мать! - разозлился Игорь. - Молчание и неидентифицированные взгляды, прерываемые горькими вздохами, мы уже видели, слышали и ощущали. Давай, изобрази что-нибудь новенькое. И в конце концов, кто вчера напился? Посмотри на нас! Я - в полном порядке! И даже Серега выглядит в меру отталкивающе. Мать, глянь на парня! Это Серега. Мой старый знакомый. Он выглядит неплохо, не бойся. Вполне в меру отталкивающе.

- Если ты считаешь фразу про отталкивание моего внешнего вида остроумной, - заметил Сергей, - то должен тебя разочаровать. Она только в первый раз звучит более или менее забавно. А во второй и далее - в меру отталкивающе.

- О, - сказал Игорь в восторге. - Серега наконец-то начал острить! Слышь, мать, Серега острить начал. Я, правда, не знаю, с похмелюги это или еще что-то повлияло, но острит, причем удачно - это факт! Полчаса назад меня одарил классным ругательством - хочешь послушать?

Ира снова жалобно вздохнула.

- Мать, ты терзаешь мне сердце, - забеспокоился Игорь, присаживаясь напротив подруги. - Скажи, отчего тебя колбасит? Как тебя от этого избавить? Может, сыру принести? Сыр - антипод колбасы. Минус на минус дает плюс. Сыр на колбасу - бутерброд счастья.

Ира вместо ответа сняла очки. Игорь присвистнул. Вид у подруги был достаточно плачевный.

- Слышь, Серег, - сказал Игорь приятелю. - Так это не мы вчера напились. Это наши подруги вчера назвездонились, потеряв в результате сегодня человеческий облик.

- Это все ты виноват, - сказала Ира. Голос у нее был очень хриплый. - Все кричал про подогретый коньяк, как какой-нибудь паршивый сомелье. Это твой подогретый коньяк нас и срубил. От холодного коньяка у меня наутро голова никогда не болит. В жизни больше тебя не послушаю.

- Интересно, - возмутился Игорь. - Это меня же и виноватым сделали! Они сами мешали холодный и подогретый коньяк, терзая свой организм, а теперь я же и виноват! Ну ничего себе!

- Кстати, - сказала Ира. - Серег, а где Лена?

- Здрасте, - теперь возмутился Сергей. - Она же с тобой вчера спать пошла!

- Она со мной не спать пошла, а со мной в отель пошла, - заметила Ира.

- Да, подтверждаю, - сказал Игорь. - Когда я вернулся в номер, Ирка в кровати была одна. Вроде...

- Именно, - сказала Ира. - Ты же вообще заснул в прихожей на банкетке. Я могла хоть втроем в кровати лежать - ничего бы ты и не заметил... Кстати! А с чего это вы, друзья, вчера так нализались?

- Кто бы спрашивал, - фыркнул Игорь. - Посмотри на себя - и посмотри на нас. Сравнение говорит само за себя. Где ты - и где мы! Где твой вид - и где наш вид!

- Ладно, - сказал Сергей. - Я пошел добыть что-нибудь на завтрак, пока все не убрали.

- И мне что-нибудь принеси, - попросил Игорь.

- Нет уж, дорогой, - твердо сказал Сергей. - Чтобы тебе притащить стандартный набор еды, нужно с собой брать минимум две огромные бельевые корзины. В руках это унести сможет только какой-нибудь шестирукий Серафим.

- Он был шестикрылый, - заметил Игорь.

- Тем более, - продолжал стоять на своем Сергей. - Даже при наличии такого количества крыльев он бы не взлетел с подобным багажом. Разбился бы нафик, точно тебе говорю.

- Короче, - спросил Игорь, - что ты от меня хочешь?

- Пошли со мной, - сказал Сергей. - Сам набирай свой завтрак. Я это все просто не дотащу.

- Ирка, хватит уже сидеть и кукситься, - скомандовал Игорь подруге. - Я тебе халтурку нашел для развлечения. Пошли со мной вместо тягловой лошадки - фураж подтаскивать. Заодно и развлечешься.

- Пользуешься тем, что я сейчас не в состоянии в тебя ничем запустить? - спросила Ира, снова надевая очки.

- Ага, - сказал Игорь и, страшно довольный собой, отправился с Сергеем за провиантом...

[продолжение ]

(все выпуски "Отдых в Турции"

© 1998–2019 Alex Exler
10.02.2004

Комментарии 0