Свадебное путешествие Лелика: воспоминания детства

16.12.2002 4760   Комментарии (0)

[начало | предыдущий выпуск]

На втором этаже действительно находилась довольно большая экспозиция с древними порнографическими фотографиями и открытками. Они все были или черно-белые, или цвета сепии, причем каждое изображение снабжалось комментарием.

- Вот это я понимаю - искусство, - сказал Лелик довольно. - Искусство и история в одном флаконе.

- Вот именно, - подхватил Макс. - Я так думаю, что зря они это дело в школьную программу не включили. Тут же целый кладезь разных предметов. И тебе анатомия, и тебе гигиена...

- Также дизайн, интерьеры и художественное восприятие, - подхватил Лелик.

- Медицина, половое воспитание и зоология, - продолжил Макс, показывая на пару фотографий, где пухлая тетка конца 19 века была запечатлена с двумя левретками.

- Кстати, о зоологии, - сказал Лелик. - Где первая в мире порнографическая открытка с пони?

- Не знаю, - ответил Славик. - Я такой не помню. Давай поищем.

Макс остался любоваться экспозицией с левретками, а Лелик со Славиком отправились искать женщину с пони... Через пятнадцать минут, обойдя весь зал, они вернулись обратно с обескураженными лицами - женщины с пони нигде не было.

- Ну вот, - печально сказал Лелик. - Обломали по полной программе. Что же это за историческая ретроспектива, когда нет самой главной фотографии?

- Ну прости, друг, - сказал Славик саркастично. - Не смогла я. Не углядел, каюсь.

- Теперь весь день испорчен, - пожаловался Лелик.

- Сочувствую, - ответил Славик. - Но это только ты в грустях. Друг наш, Максимка, судя по всему, получает истинное наслаждение.

Лелик посмотрел на Макса, который стоял неподалеку, разглядывая какой-то стенд. И действительно, лицо Макса так и светилось нежностью и тихой радостью.

- Господи, что же он там увидел-то? - тихонько спросил Лелик Славика. - Ты посмотри, какое блаженство на роже. Я такое лицо у Макса только один раз видел. Когда он в преферанс двести баксов выиграл.

- Давай посмотрим, - предложил Славик. Лелик кивнул, и друзья тихонько подошли сзади к Максу.

Тот стоял, вперившись взором в фотографию, на которой толстая голая тетка позировала на берегу пруда. В самой тетке не было ничего особенного. Однако Макс продолжал смотреть на фотографию с невообразимой нежностью. Лелику даже показалось, что у друга в глазах блеснула слеза.

- Да, точно, - сказал Лелик вслух, ни к кому отдельно не обращаясь. - У меня тоже такое бывает. Бывалоча увидишь толстую тетку, а в душе что-то вдруг так всколыхнется, что хочется или цветок понюхать, или музыку послушать, или убить кого-нибудь...

- Дурак ты, Лелик, - сказал Макс беззлобно. - При чем тут тетка? Здесь прудик точно такой же, как у нас в деревне. Я все детство рядом с таким прудиком провел. Купались, на плотах катались, подобранные бычки курили...

- Прости, друг, - смущенно сказал Лелик. - Я-то думал, что тебя тетка растрогала, а это, оказывается, прудик...

- Тетка тоже, - признался Макс. - На пруд иногда с покоса приходили деревенские бабы искупаться. Мы прятались в кустах и подглядывали. Эта бабища - вылитая Валька Самсонова.

- Завидую тебе, - вздохнул Лелик. - Нежные воспоминания детства. Так приятно, когда они вдруг нахлынут прямо в зале с историей порнографической фотографии...

- Уж лучше здесь, чем в музее Ленина, - огрызнулся Макс, и романтическая грустинка в его глазах сразу же погасла.

- Что верно, то верно, - согласился Лелик. - Я бы тоже предпочел ностальгировать здесь, а не в музее Ленина.

- А я в ванной люблю ностальгировать, - пустился в откровения Славик.

- Фу, какие ты гадости говоришь, - возмутился Макс.

- Ужас, - подхватил Лелик. - С кем мы связались? Мы тут о счастливых воспоминаниях детства, а он, понимаешь, свои скабрезные намеки...

- Зря мы с ним в этот музей секса пошли, - сказал Макс. - Раньше был такой приличный парень. А сейчас - родину хает, делает всякие скабрезные намеки... Я прям удивляюсь, что с человеком случилось.

- Да что я сказал, что? - возмутился Славик, не врубившись, что над ним издеваются. - Я совсем не ЭТО имел в виду.

- Ах, так ЭТИМ ты тоже занимаешься? - громовым голосом вскричал Лелик, и три-четыре посетителя, слонявшиеся по этому залу, испуганно обернулись.

- Ты что, ты что?!! - закричал в ответ Славик. - Я только ностальгирую - и все!

- Ладно, Лех, хватит Славика пугать, - сказал Макс Лелику. - А то у меня от его криков вся романтика куда-то испарилась. Пошли посмотрим, чего тут еще интересненького есть.

- Пошли, - легко согласился Лелик. - Мне здесь уже надоело. Слав, тут еще что-нибудь интересненькое есть? А то Макс интересуется...

- Так, как вы смотрите достопримечательности, - пробормотал Славик, отправляясь вслед за приятелями, - интересненькое и не найти. Ходите пулей туда-сюда, и все критикуете...

- Ой, - сказал Лелик, остановившись на выходе из экспозиции.

В небольшом коридорчике, соединяющем этот зал со следующим, была сделана скамейка, по краям которой торчали два огромных деревянных фаллоса, выполненные с большой тщательностью, размером в полтора человеческих роста.

- Вот это я понимаю, - сказал Лелик. - Славик, как это называется?

- Это называется - юношеский максимализм, - заявил Макс, протискиваясь вперед и садясь на скамейку. - Приятные скульптурки, - сказал он, ласково шлепнув один фаллос по лакированному боку. - Это же надо, сколько дерева на них ушло. Прям как-то неэкономно. Можно было сделать много-много, но маленьких.

- Эх, - сказал Лелик Славику, - а мы фотоаппарат не захватили. Такие кадры можно было бы сделать...

- Не страшно, - ответил Славик. - Смотри, Макса уже запечатлели.

И действительно, какая-то пожилая туристка, остановившись на пороге противоположного входа в коридорчик, стала суетливо фотографировать Макса.

- Макс, ты хоть улыбочку сделай, - сказал Лелик. - Видишь, тебя для журнала Life снимают!

- Не вопрос, - сказал Макс, после чего широко улыбнулся, обнял двумя руками фаллос и стал делать вид, что покрывает его страстными поцелуями. Туристка вытаращила глаза и стала почти непрерывно щелкать затвором.

- Меня сейчас стошнит, - сказал Славик.

- Нормальная реакция, - согласился Лелик. - Но я думаю, что стошнит сейчас Макса. Лизать лакированное дерево - занятие не из приятных. Ладно, пошли дальше...

- Там дальше почти ничего нет, - объяснил Славик. - Давай лучше вниз спустимся. Вы же там толком ничего не посмотрели.

- А там что-нибудь еще есть? - заинтересовался Лелик.

- Конечно, - обрадовался Славик. - Эротическая кулинария, видеокабинки - очень интересные, - всякие аттракционы...

- Интересно, где это все там поместилось? - удивился Лелик. - Там же практически весь первый этаж - один узкий коридорчик.

- Есть потайная комнатка, есть, - сказал Славик, увлекая Лелика вниз по лестнице.

- Макс, - крикнул Лелик приятелю. - Заканчивай уже с этими фаллосами обниматься. У туристки сейчас оргазм наступит.

- Как думаешь, - спросил его Макс, поднимаясь со скамейки и отправляясь вниз по лестнице, - можно у нее попросить денег за представление?

- Что это за попрошайничество? - возмутился Лелик. - Неужели самому не стыдно деньги клянчить? Где твоя гордость, в конце концов?

- Почему это клянчить? - возмутился Макс. - Я заработал. Это же было представление. Скажешь, актерам деньги не платят?

- Бельмондо, блин, - презрительно сказал Лелик. - Видел бы ты себя со стороны. Глистообразный Макс обнимается с членом, размером с дерево. Славика чуть не стошнило, бедняжку.

- Ни черта вы не понимаете в высоком искусстве, - заявил Макс.

- Не спорю, - ответил Лелик. - Однако раз мы от высокого искусства спустились обратно на первый этаж, может, ознакомимся еще с парой достопримечательностей и пойдем уже отсюда на фиг? Надоел мне что-то этот музей секса. Крику-то было, крику... А сам музей - фигня-фигней.

- Сейчас увидите, сейчас, - пробормотал Славик, увлекая друзей в какой-то узенький проход на первом этаже, ведущий в маленькое темное помещение.

Макс с Леликом послушно шагнули в темноту и вдруг остановились: слева от них неожиданно зажглись какие-то огоньки, из динамика раздались жуткие звуки, и прямо на ребят из ниши в стене выехала кукла, изображающая голую бабищу жуткого вида с широко расставленными руками, которая почти слилась в объятии с Леликом и Максом, однако не доехала до них где-то сантиметров пять и остановилась. Славик стоял чуть в отдалении и заранее хихикал, предвкушая реакцию друзей.

- Добрый день, мадам, - галантно произнес Лелик и сделал вид, что целует даме ручку.

- Не найдется ли у вас сигаретки? - также вежливо осведомился Макс.

Огни вдруг потухли, и кукла печально уехала обратно в нишу.

- И что? - саркастично спросил Лелик Славика. - Это и есть твой знаменитый аттракцион? Бабища жуткого вида, с жуткими криками выползающая из ниши в стене? Да ты, мой милый, по Курскому вокзалу, видать, никогда не гулял ночью...

- Там таких бабищ, - согласился Макс, - как грязи.

- Они, - сказал Лелик, - ка-а-а-а-ак прыгнут...

- Ну хорошо, хорошо, - совсем разозлился Славик. - Вот еще витрина с эротической кулинарией. Любуйтесь. - И он показал на небольшой стендик, где под стеклом виднелись какие-то штучки.

Лелик с Максом послушно подошли к стенду.

- Ну и? - спросил Лелик.

- Эротическая кулинария, - с гордостью ответил Славик.

- Такое разве можно есть? - простодушно спросил Макс. - У меня, например, кусок в горло не полезет, если он в виде фаллоса. Это просто неприлично.

- Кто бы говорил! - возмутился Славик. - Сам только что с деревянным членом целовался! Забыл?

- Не целовался, а делал вид, - ответил Макс. - Кроме того, это было представление на потеху публики. Я же не ел этот член, правильно? А ты нам показываешь какие-то гадости. Подумаешь, пирожное в виде члена. Возьми любую сардельку и острым ножичком отрихтуй ее под что угодно. Тоже мне, эротическая кулинария. Обман один! Кстати, Лех, я кушать очень хочу. Пойдем в какое-нибудь заведение, где еда не в виде половых органов, а?

- Я сам кушать хочу, - ответил Лелик, на которого блюда эротической кулинарии также никакого возбуждающего действия не произвели. - Пошли отсюда.

- Подождите! - отчаянно сказал Славик. - Вот последний аттракцион. Видеокабинки. Туристы все тащились. - И он показал на пару дверок, находящихся в том же загончике.

- Пойдем, Макс, - сказал Лелик сурово. - Надо уже отстреляться. А со Славиком за этот музей мы позже разделаемся. Во время обеда.

- Ну, пошли, - согласился Макс, и друзья отправились внутрь узенькой кабинки, находящейся за указанной Славиком дверью...

Ровно через две с половиной минуты дверь кабинки открылась, и Лелик вместе с Максом появились на пороге. Славик стал напряженно вглядываться в их лица, понимая, что это был его последний шанс реабилитировать себя и весь музей секса. Однако лица друзей были непроницаемы и даже суровы. Некоторое время Лелик с Максом просто молча смотрели Славику прямо в глаза. Тот занервничал.

- Ну что, что? - не выдержав, спросил Славик. - Неужели и это не понравилось?

- ЭТО? - спросил Лелик, стараясь говорить максимально едко. - Как ЭТО может понравиться?

- Ну, не знаю, - совсем растерялся Славик. - Туристы были в восторге. Выходили все красные и довольные. Многие смущались.

- Слав, - сурово сказал Лелик. - Даже если они в эту кабинку заходили и вдвоем - причем мальчик с девочкой, - они все равно никак не могли бы стать красными и довольными. Не успели бы за две с половиной минуты.

- Протестую, - сурово сказал Макс. - Красными они как раз с легкостью могли стать. Как мы сейчас. От духоты или от злости.

- Протест принимается, - кивнул Лелик. - Красными они могли стать. Но довольными - никогда.

- Неужели все так плохо? - упавшим голосом спросил Славик.

- А ты сам там был? - спросил Макс.

- Нет, - признался Славик.

- Тогда все понятно, - сказал Лелик Максу. - Славик опять купился на рекламу. Ну что за человек?

- Так что там, что? - совсем разволновался Славик.

- Там, - медленно ответил Лелик, - самая обычная порнуха. Очень низкого качества.

- И все? - удивился Славик.

- Нет, - сказал Лелик, - вовсе не все. Эта порнуха стоит десять гульденов за две минуты. А в Москве на Горбушке трехчасовая кассета значительно более высококлассного действа стоит чуть меньше десяти баксов. Если три часа разделить на две минуты и умножить...

- Все, - сказал Славик, разозлившись сам на себя, - я понял. Не продолжай. Потерянные гульдены я готов тебе компенсировать.

- Дело не в гульденах, - объяснил Лелик. - Мы потеряли веру в людей. Но главное - веру в музеи секса. Это же надо так испохабить такую благодатную тему!

- Хорошо, - ответил Славик, - я понял. Музей вам не понравился. Я виноват и готов компенсировать расходы. Больше ничего советовать не буду, хоть режьте меня.

- Разозлился, - констатировал Макс.

- Он просто эту порнушку не видел, - объяснил поведение Славика Лелик. - Да за такую порнушку надо бейцы отрывать! Ни тебе сюжета, ни стиля! Тетка дышала совершенно ненатурально. А уж стонала... Да за такой стон ее Станиславский удавил бы к чертовой матери тем самым ружьем, которое должно выстрелить в третьем акте.

- Точно, - сказал Макс. - Удавил бы в самом первом половом акте. Кстати, мы жрать когда-нибудь будем?

- Вечно ты разговор о высоком искусстве сведешь к пошлой жратве, - попенял другу Лелик.

- Ничего удивительного, - пожал плечами Макс. - Эта тетка так чавкала, что у меня возбудился зверский аппетит.

- Ну и ладно тогда, - решительно заявил Лелик. - Тогда пойдем обедать. Платит Славик. Он должен компенсировать наш моральный ущерб.

- Принято единогласно, - поспешно сказал Макс.

Славик ничего не ответил, а просто молча зашагал к выходу из музея. Лелик с Максом последовали за ним.

(продолжение)

["Свадебное путешествие Лелика" в одном файле]

© 1998–2022 Alex Exler
16.12.2002

Комментарии 0