Ужин у черкесов

30.06.1999 2575   Комментарии (0)

Ужин у черкесов

[начало]

На следующий день я встал рано и засел за работу. Вот только желудок немного подводило от голода, потому что я готовил себя к ягненку и не позавтракал. Работалось на голодный желудок хорошо, поэтому очнулся я только после того, как в три часа дня снизу возмущенно загудел гудок. Собраться было делом двух минут, ибо что нужно мужчине средних лет для легкой вылазки в горы? Сущая ерунда: фотоаппарат, запасные пленки, таблетки, пластырь, свитер на случай вечерней прохлады, плавки для варианта дневной жары, ноутбук, если будет скучно, пара книжек с анекдотами, если будет весело, блокнот с ручкой, чтобы зарисовать невыносимые условия жизни Айдамира, бутыль виски на случай укуса змеи (это здесь такое народное средство), духовой пистолет против коршунов, удочка для ловли рыбы и бутыль с текилой, чтобы идти в гости не с пустыми руками. Вот и все. Я сложил это добро в огромную сумку и спустился вниз.

Перед входом в гостиницу стоял здоровенный джип "Гранд чероки", принадлежавший бедному овцеводу Айдамиру, откуда, при виде меня, немедленно выскочил сам овцевод и Серега, который сразу стал нас знакомить. Айдамир долго и вдумчиво меня осматривал, видимо пытаясь понять: сможет ли этот человек достойно описать его жилищные проблемы так, чтобы администрация рыдала несколько дней. Осмотром он, вероятно, остался доволен, потому что предложил сесть на сидение рядом с водителем. Серегу загнали на заднее сидение, от чего он сначала надулся, но потом открыл окно, стал громко приветствовать всех проходящих мимо девушек и как-то сразу развеселился.

По горам мы ехали мы довольно долго. Минут сорок. Это при том, что Айдамир гнал так, как будто готовился к "Формуле-1". Горная дорога – очень красивая. Справа – гора, слева – обрыв, где далеко внизу видны всякие деревья и горная речка. Где-то посередине пути мы сделали "зеленую остановку", я вышел из машины и подошел к обрыву, чтобы полюбоваться открывающимся видом. Серега встал рядом со мной, немного помолчал, а потом тихо сказал:

- Любуйся, Леха, любуйся. Когда-нибудь это все будет твоим! – и с этими словами захохотал так, что я чуть не свалился с обрыва.

В дороге было одно забавное происшествие. На особенно узком участке нам навстречу внезапно попался Камаз, груженный щебенкой. Водитель Камаза и Айдамир вышли из машин и долго обсуждали сложившееся положение, прибегая при этом к очень редким и экзотическим выражениям. Суть беседы, насколько я понял, заключалась в том, что кто-то из них должен был ехать задом до участка, на котором можно было бы разъехаться. Водитель Камаза считал, что по логике вещей это должен сделать Айдамир, а тот был уверен, что джигит не может при гостях повернуть назад из-за какого-то паршивого Камаза. Пока они спорили, мы с Серегой выпили немного пива, потом еще немного пива, потом целую упаковку, а потом решили, что хорошо бы пострелять по бутылкам, раз у джигитов так затянулся спор. Мы взяли мой пистолет и вышли из машины. Но тут водитель Камаза поспешил заверить Айдамира, что его доводы показались ему убедительными, особенно принимая во внимание двух гостей с пистолетом, после чего сел в машину и запылил задом по дороге.

Оставшаяся часть пути прошла очень весело, потому что мы с Серегой как-то взбодрились после пива и развлекали Айдамира песнями и плясками в нашем собственном исполнении, а тот аккомпанировал гудком своего Чероки, который по звуку сильно напоминал пароходную сирену.

Дорога кончилась как-то внезапно и джип остановился прямо перед горной речкой. Айдамир сказал, что дальше машина не проедет, поэтому нам необходимо взять припасы и форсировать водную преграду через подвесной мостик.

- Правда, - сказал Айдамир, - мостик не очень хороший. Ну вы сами все увидите.

Нам с Серегой почему-то взгрустнулось, потому что тащиться с нашими припасами по жаре через подвесной мостик, да еще и после десятка бутылочек пива как-то не очень хотелось, но делать было нечего, так как Айдамир и слышать не хотел о переправе через речку на своем джипе.

С мостиком нас не обманули. Мало того, что он был подвесной, поэтому раскачивался как березка в бурю, но у него еще, из положенных любому порядочному мосту поперечных деревяшек, присутствовала максимум половина. Я себя сразу почувствовал Индианой Джонсом, чему вовсе не обрадовался. Серега бодро сказал:

- Чего, Леха, застремался? Привыкай, брат, к дикой природе. Это тебе не по метро шастать, - и с этими словами провалился ногой в дырку, выронив в горную речку одну из сумок.

Надо было видеть Серегино лицо, полное совершенно невероятной муки и какой-то детской обиды.

- Если там была водка, - шепотом сказал он, - я это себе никогда не прощу! Слышишь, Леха, никогда!

- Серег, - попытался я его утешить. – Ты погоди волноваться. Может там просто какая-нибудь дрянь была, типа моего фотоаппарата или компьютера. Не паникуй раньше времени. Сейчас до того берега доползем и все выясним.

Серега в ответ пробурчал, что, мол, не надо его утешать, потому что он готов ко всему. Между тем, остро встал вопрос – как нам продвигаться по этому чертовому мостику. Даже там, где еще оставались доски, ступать было небезопасно, потому что эти дощечки могли проломиться в любой момент. И мы с Серегой приняли единственно верное решение: легли на пузо и аккуратно поползли к другому концу моста, волоча за собой поклажу. Так мы ползли минут десять, как вдруг мимо нас легкой походкой прошагала черкесская девушка. Она с интересом посмотрела на двух мужиков, которые на брюхе ползли по мосту, фыркнула и мгновенно исчезла в голубой дали.

- Вот это да! – сказал Серега. – Лех, а тебе не кажется, что мы попали в несколько глупое положение?

- Наплюй слюнями, - ответил я ему. – Чего тебе эта девушка? Ты ее увидел первый и последний раз в жизни.

- Ага, - пробурчал Серега. – Между прочим, это девушка – дочка Айдамира. И она работает у меня в конторе секретаршей.

- Оба-на! – сказал я. – Может быть она тебя не узнала?

- Это как это не узнала? – обиделся Серега. – Неужели меня можно с кем-то спутать?

- На тебя не угодишь, - ответил я. – Узнала – плохо. Не узнала – еще хуже.

Серега совсем разозлился и развил совершенно бешенную скорость передвижения, которая позволила нам через каких-то пятнадцать минут достичь края моста.

На том берегу сидел скучающий Айдамир, который зевал и одновременно жевал травинку.

- Ну где вы ползаете? – напустился он на нас. – Я вас тут уже полчаса жду.

- А ты как сюда попал? – удивился Серега. – Мимо нас, кроме твоей дочки, никто по мосту не проходил.

- А я и не хожу по этому мосту, - ответил Айдамир. – Там же шею себе свернуть можно. Прошел вброд через речку. Она же мелкая.

- Тогда какого неприличного слова ты нас по этому безобразию отправил? – взъярился Серега.

- Так вы же были с сумками, - объяснил Айдамир. – На речке ударились бы о камень и, не дай Бог, уронили в воду ценные продукты.

- Да я и так из-за тебя сумку в речку булькнул, - заорал Серега. – Если там была водка, я тебе этого – никогда не прощу!

- Правильно говоришь, что была, - согласился Айдамир. – Я эту сумку подобрал. Там было пять бутылок, но одна, кстати, чудом выжила.

- Все, Леха, - сказал Серега. – Разворачивай оглобли. Едем домой. Нас здесь не уважают.

После этого нам с Айдамиром пришлось Серегу успокаивать и уговаривать минут двадцать. Он сначала пошел на принцип, но его сразили два аргумента. Первый – то, что трезвым через этот мостик обратно пройти никак нельзя. Второй – Айдамир сказал, что водки у них – навалом. Так что четырьмя бутылками больше, четырьмя меньше, никто от этого не пострадает. В качестве последнего аргумента была открыта чудом уцелевшая бутылка, и мы дружно выпили за ее неожиданное спасение.

[продолжение следует]

© 1998–2021 Alex Exler
30.06.1999

Комментарии 0