Записки кота Шашлыка (комната под угрозой: продолжение)

10.05.2001 1946   Комментарии (0)

[предыдущий выпуск]

Хотя, если честно, никакой это был не план. И уж вовсе не коварный. Это я просто так написал, для солидности. На самом деле я просто вывел следующую логическую цепочку: барахло в этой комнате - тетя Соня - очистка комнаты - нас выгоняют. А это значило, как сказал я Цигейке, расхаживая по валяющемуся на полу серому половичку, что если барахло не вывезут, комнату у нас не отберут. А его не вывезут до визита тети Сони. Или если, например, тетя Соня барахло не заберет с собой. Так?

ALIGN="JUSTIFY">Но Цигейка, слушая эти мои рассуждения, молчала и только помаргивала своими глазенками.

- Чего молчишь, дура? - несколько грубовато спросил ее я, потому что, если честно, это молчание уже раздражало. Я тут из шкуры вылезаю, пытаясь спасти нашу собственность, а она сидит и моргает.

- Аф, - ответила Цигейка.

- Ну понятно, что ты согласна с любым решением руководства, - совсем разозлился я. - А ты думаешь, что руководству так уж просто принять это самое решение? Как мы тетю Соню остановим, а?

- Аф.

- Ага, щас! Тоже мне, достойная мысль. Как мы эту входную дверь заблокируем? И даже если заблокируем, то как ребята наружу выйдут? Им же выходить надо, чтобы продукты нам покупать.

- Аф, аф?

- Вот это - хорошая мысль, - обрадовался я. - Если мы на нее нападем и укусим, она убежит из квартиры и барахло не заберет. А ребята барахло сами не выкинут. Побоятся. И комната останется за нами! Молодец, Цигейка! А я-то думал, что ты у меня совсем тупая! - И я от радости стал прыгать на половичке, подняв клубы пыли. При этом выяснилось, что половичок вовсе не серый, а даже наоборот - желтый. Серым он был от пыли.

В этот момент в комнату заглянули ребята.

- Смотри, - умилилась Света, - как животные радуются, что скоро воздух очистится.

- По-моему, - сказал Андрей, - Шашлык тут где-то запасы валерьянки хранит. Эк его расколбасило.

Я сразу перестал прыгать. Вот не люблю, когда так неделикатно обо мне говорят. И вовсе я не храню тут запасы валерьянки. Это тетя Соня их тут хранит в картонной коробочке, у которой я весь бок продрал. У нее тут много всякой сушеной травы в коробках валяется. Цигейка тоже себе какую-то картонку с травкой нашла, после которой она встает на задние лапы и кружится вокруг себя полчаса без остановки, что-то тихо подвывая. Я, когда первый раз это увидел, подумал, что у собаки крыша съехала на почве комплекса неполноценности - говорят, что многие собаки страдают от того, что они не кошки. Но она потом упала, заснула и проснулась совсем такая же, как была раньше. Только воду потом весь день пила, прям как раковина на кухне. 

Мы с ней потом по выходным, когда ребята в гости уходили, несколько раз себе развлечения устраивали. Цигейка лопала свою траву, а я - валерьянку. После этого Цигейка на задних лапах прыгала, а я носился по всей комнате, распевая песнь Боевого Кота, Находящегося В Поисках Подруги, иногда врезаясь в стены и поднимая клубы пыли.

Теперь вы понимаете, почему эта комната была особенно ценна для нас? И мы не могли отдать ни пяди врагу! Дело не только в своем собственном помещении, которое, безусловно, требуется каждому порядочному животному. Дело в стратегических запасах. Ребята сами никогда бы не догадались нас угостить чем-нибудь эдаким...

- Слышь, животные, - вдруг сказал Андрей, прервав мои мысли. - Выметались бы вы отсюда. Скоро тетя Соня заберет свое барахлишко, и я, - тут он потер руки, - сюда затащу свои компьютерные прибабахи. Будет у меня тут кабинет. И животным, - грозно сказал он, - доступ в эту святая святых будет запрещен!

Видали, что с человеком делает гордыня? Сидел себе полгода в спальне со своим дурацким компьютером и не жужжал. А тут Света решила расчистить помещение, так он сразу человеком себя почувствовал. Да что бы он без нее делал?!

Подумав об этом, я сразу пошел к Свете и стал тереться об ее ноги, чтобы она дала правильную команду.

- Шашлычок кушать хочет, - сказал Света Андрею, неправильно истолковав мой жест.

- Я тоже, между прочим, кушать хочу, - обидчиво сказал Андрей. - Почему ты всегда в первую очередь на Шашлыка внимание обращаешь?

- Так он же бессловесный, - объяснила Света. - Сказать не может.

- Мур-р, - согласился я, продолжая свои ножные трения, потому что кушать, если честно, тоже хотелось. У меня от этой пыли всегда аппетит разыгрывался.

- Может, мне тоже о твои ножки потереться, - спросил Андрей, - чтобы меня первого покормили?

- От тебя дождешься, - сказала Света. - Вечно торчишь за свои компьютером! Даже в спальне нет от него покоя! Ты даже в спальне все время за ним сидишь!

- Свет, - взмолился Андрей, - так мне же больше за ним сидеть - негде!

- Вот именно, - со значением в голосе сказала Света. - У нас нормального секса уже полгода не было. Ты все время смотришь на этот чертов компьютер. А он моргает своими чертовыми лампочками и гремит своей чертовой гаубицей.

- Винчестером, - поправил Андрей.

- Да хоть базукой, - совсем разозлилась Света и даже отпихнула меня ногой. Я возмущенно мявкнул, но меня все проигнорировали. Цигейка же от греха подальше забилась под древний буфет.

- Поэтому у меня есть условие, - продолжила Света, - раз уж ты об этом заговорил...

- О чем я заговорил? - совсем растерялся Андрей. - Я просто сказал, что Шашлычок хочет кушать. Свет, животные кушать хотят. Их надо покормить. А то нельзя так. Бесчеловечно это.

- Условие такое, - жестко сказала Света, которая, как видно, разогналась, как паровоз. - Мы тебе здесь делаем кабинет, ты в нем проводишь все свои рабочие часы, и никто тебя не беспокоит. Годится?

- Э-э... Годится, - осторожно ответил Андрей. - А в чем загвоздка?

- Ключевое слово, - объяснила Света, - "рабочие часы". Это значит, что с 8 утра до 7 вечера. После этого ты в кабинет не заходишь, и у меня есть нормальный муж, а не бестелесный дух за компьютером.

- Так вот в чем запеканочка! - догадался наконец Андрей. - Нет, так не пойдет. А почту вечером почитать?

- Читай утром.

- Утром кайфа нету.

- Мне наплевать. Мне нужен муж.

- Муж и так все время с тобой.

- Муж все время - со своим чертовым компьютером. Даже в спальне.

- Чего ты привязалась с этой спальней? Сама же знаешь, что мне пока больше негде работать!

- Он еще, гад такой, по ночам жужжит. У меня уже бессонница началась.

- По ночам забирается почта, чтобы днем не занимать телефон. А от бессонницы считай овец.

- Я считаю, но пока насчитываю только одного барана.

- Что-о-о-о-о?

- Что слышал!

И Света, развернувшись, в сильном раздражении ушла на кухню.

- Видали? - спросил нас ошарашенный Андрей. - Бунт на корабле, между прочим. И ни одна животная меня не поддержала.

- Мяу, - сказал я в знак того, что готов сейчас поддержать любого, кто меня накормит.

- Аф, - согласилась Цигейка, которой вообще было на все наплевать.

- У меня вообще есть друзья в этом доме или нет? - повысил голос Андрей.

Видали? Теперь ему друзья понадобились. А кто всего два дня назад меня тыкал мордой в пакетик, валяющийся на полу? Ну да, я его убил и немножко облил. Так я же охотник! Это охотничье действо. Тем более, что он сам виноват - нечего пакеты по полу разбрасывать. Света ему сто раз говорила, что я неравнодушен к пакетам.

И чего он теперь хочет? Чтобы я пошел против Светы? Да ни в жисть! Она же меня кормит! И Цигейку, между прочим. Тут на кухне Света загремела какими-то кастрюлями, мы с Цигейкой сорвались с места и помчались туда. Все-таки, мы, животные, очень умные. В отличие от этих тупоголовых людей, между прочим. Вот мы только звук кастрюль услышали - через секунду уже сидели перед своими мисками. А этот дурачок Андрей еще минут пятнадцать чухался перед тем, как кушать идти. Вот его и накормили последним. А он еще обижается... Пускай на себя и обижается!

(продолжение)

[полные "Записки кота Шашлыка"]

© 1998–2020 Alex Exler
10.05.2001

Комментарии 0