Дневник тещи: молодежь отдыхает

16.12.1999 1999   Комментарии (0)

Дневник тещи: молодежь отдыхает

[предыдущий]

4 ноября: Как ни странно, Светка быстро остыла к этим "курсам подготовки Принцессы к замужеству" и дней десять про них даже и не вспоминала. Утром завтрак Петюнчику готовила по-прежнему я, а Светка как обычно вставала уже после его ухода, сонно тянулась в ванную комнату, там врубала на полную катушку радио со своей истеричной музыкой и старалась продрать глаза слезами. Затем приходила на кухню и завтракала своими кошмарными мюслями в молоке и кока-колой. >

Я один раз пыталась завести разговор на тему продолжения ее обучению домашнему хозяйству, но Светка в ответ махнула рукой и заявила, что обсуждала с Вадиком эту тему, так он ей заявил, что представляет собой современный вариант мужа, который вовсе не собирается быть домашним тираном. И что он – настоящий программист, который питается только пивом и сигаретами, поэтому ничего ему готовить не надо. И стирать не надо, потому что у него есть зеленый свитер для рабочих дней и красный свитер для больших праздников. Зеленый стирать не надо, потому что он в нем каждый день ходит, так что нечего будет надеть во время стирки, а красный стирать не надо, потому что он его надевает только на праздники, так что свитер совершенно чистый.

Я, разумеется, слегка офанарела, когда услышала подобное заявление, но подумала, что пускай Светка делает, что хочет. В любом случае жизнь расставит все по своим местам. Так, кстати, и оказалось, причем очень скоро.

В те выходные Светка с однокурсниками отправилась на дачу к одному, как она сказала, - мажористому парню. Причем отправилась по-взрослому: в субботу утром и вернулась только в воскресенье. Я ее ни в какую не хотела отпускать, потому что это неприлично: молодая девушка с парнями и другими девушками едет с ночевкой на дачу к какому-то музыканту. Светка устроила скандал и выла на всю квартиру, что, дескать, всех остальных отпускают, одна я у нее – ренегатка, ретроградка и сказала еще кучу каких-то гадких и непонятных слов.

Но на ее защиту неожиданно встал Петюнчик, который меня спросил – чего я, собственно, опасаюсь. Я его отвела в другую комнату и сказала, что опасаюсь наркотиков и неразборчивого секса. Петя хмыкнул и сказал, что если Светке захочется наркотиков и неразборчивого секса, она это может сделать без всякой дачи, и что дочке надо больше доверять. Потому что у нее сейчас самая веселая пора, которую необходимо использовать на всю катушку. Тем более, что на дачу она едет со своими сокурсниками, которые мне частично знакомы.

Мне эти доводы не показались достаточно убедительными, но с Петей спорить бесполезно. У него тогда глаз бычий становится, а я этого всегда пугаюсь. Вернулась на кухню и сказала Светке, что она может поехать, но я отправлюсь с ней. Это я, как оказалось, зря сказала, потому что Светка в тот момент пила кефир и подавилась так, что забрызгала ценным молокопродуктом весь пол на кухне. Затем посмотрела на меня с каким-то странным выражением лица и спросила: что я собираюсь там на даче делать. Я твердо сказала, что буду им готовить обед. Светка немного помолчала, затем - вот жучка - побежала к Пете и ему наябедничала, что я собираюсь ехать с ней. Петя пришел на кухню, посмотрел мне в глаза и очень неделикатно припомнил, как в далекую молодость моя мамочка два раза ходила вместе со мной на свидание с Петей. При этом у Петушка сразу два глаза стали бычьими, я испугалась и согласилась, чтобы Светка поехала одна.

Тем более, Светка, как оказалось, собиралась ехать со своим Вадиком, что меня сразу успокоило. Ведь они - вроде как жених и невеста. Но я Светке все равно строго заявила:

- Смотри, Светка, до свадьбы – ни-ни.

- Чего "ни-ни", мамочка? – спрашивает она, изображая из себя дурочку.

- Никакого неразборчивого секса и наркотиков! – строго говорю я.

- Клянусь, - заявляет Светка совершенно серьезно, - никаких наркотиков до свадьбы и занимаюсь только разборчивым сексом.

Видали? Это она с матерью так шутит. Но ведь когда дошутится, к матери прибежит плакаться. Так всегда бывает.

Короче, уехала она на эту чертову дачу, а я прям извелась вся. Не доверяю я этой молодежи. Чем они там будут заниматься? А вдруг спать поздно лягут? А вдруг суп неразогретый есть будут? А вдруг этот музыкант мажор-минор их наркотики заставит принимать. Верите ли, всю ночь с субботы на воскресенье не спала. Память рисовала жуткие картины, что они там обкурились своими наркотиками и никто не обращает внимания на Светку, которая замерзла и уже два дня не ела. На Вадика-то – надежды мало. Если бы она еще с Черепом туда поехала – другой разговор. А этот Вадик… Тьфу, смурной какой-то. Небось опять потащил туда свой компьютер. Он из-за своего компьютера ничего не увидит.

Вечером в воскресенье заявляется Светка. Живая, здоровая, слава Богу, но злая, как собака. Я ее пытаюсь спросить, что случилось, а она в ответ только: "Гав-гав". Ничего понять невозможно. Барсика напугала так, что он впервые в жизни сосиску не доел. Наконец, отошла она и рассказала, чего там было. Оказалось, что все мальчики, которые там с ними были, совершенно серьезно рассчитывали, что взятые на дачу девочки будут в поте лица готовить, убирать и подавать на стол. А все девочки – ха-ха – такие же прынцессы, как моя Светка. Короче говоря, в первый же день дошло у них там до скандала. Голодные парни орали, требуя, чтобы девушки готовили, а те орали, что поехали на дачу в надежде, что с ними будут обращаться по-рыцарски, а не заставят пахать стряпухами и уборщицами. Кстати, я вполне догадываюсь, кто из девочек там орал больше всех, но Светке этого не сказала.

В обед-то они кое-как насытились бутербродами и чаем, а на ужин осталось только сырая курица и картошка. Вот тут-то и начался полноценный скандал. Светка сказала, что даже ее Вадик орал, как резаный. Ее, бедняжку, это так возмутило… Она-то, дурочка, всерьез поверила, что мужик в состоянии питаться пивом и сигаретами. Но тут наглядно убедилась, что стоит только парня не покормить часа три, как сразу с него слетает вся шелуха цивилизации, и за невовремя поданный обед или ужин он запросто может убить.

В общем, две девочки просто забились в истерике, другая поднялась на второй этаж и сказала, что до отъезда не выйдет, но Светка с подружкой решили, что надо спасать положение, поэтому подружка решительно засунула курицу в кастрюлю с водой и поставила готовиться в микроволновку, а Светка водрузила чайник на плиту. Парни сразу перестали орать и стали дожидаться вареной курицы с чаем. Через пару минут, как рассказала Светка, дача неожиданно наполнилась каким-то неприятным запахом. И тут только Светка внезапно сообразила, что поставила на электрическую плиту электрический пластмассовый чайник. Она быстро подбежала к плите, схватила чайник и потянула его вверх, но низ у прибора уже расплавился, поэтому чайник стал просто вытягиваться белыми пластмассовыми нитями, и из него во все стороны начала разбрызгиваться вода. О том, какие слова ей сказал этот музыкант – хозяин дачи – Светка умолчала. Она сказала, что такие слова не говорит даже папа, когда случайно наступает на Барсика. Кстати, хозяин оказался вовсе не музыкантом, а студентом того же института, так что почему его Светка называла мажором-минором – не очень понятно.

Но это еще не все. Когда надежда попить чайку в ребятах умерла, они стали с нетерпением дожидаться вареной курицы. Светкина подружка сказала им, что надо ждать не меньше часа, пока курица сварится в микроволновке, так что ребята сидели целый час на кухне и громко клацали зубами. Через час девушка гордо достала кастрюлю с курицей из микроволновки и… Вода в кастрюле оказалось совершенно холодной. Потому что она ухитрилась поставить железную кастрюлю в микроволновку. Физику в школе девушка не учила, вот и прокололась. Кстати, микроволновка все-таки умерла, не выдержав такого объема железа, но это было уже неважно по сравнению с тем, что говорили ребята, когда поняли, что поужинать им не удастся. Светка поведала, что Вадик тоже был груб и сказал, что не собирается на ней жениться, пока она не освоит домашнее хозяйство. И тут Светка заявила, что готова продолжать занятия. Ну, готова, так готова. Я только обрадовалась.

Но что там было дальше на даче – она молчит, как партизанка. Говорит, что не хочет меня расстраивать. Но клянется, что не было ни секса, ни наркотиков. Ни даже кусочка колбасы. А то я не понимаю. Она во время этого разговора умяла восемь котлет и целый дуршлаг макарон. Бедная девочка. Как изголодалась. Впрочем, ребят тоже жалко. Светка сказала, что один из них кожаный чехол от гитары жевать пытался. Вот страсти-то!

***

© 1998–2020 Alex Exler
16.12.1999

Комментарии 0