Лелик едет на рыбалку (продолжение XII)

15.12.1999 3368   Комментарии (0)

Лелик едет на рыбалку (продолжение XII)

[предыдущий]

На берегу в окружении удочек вальяжно сидел рейнджер Юра, который что-то бормотал себе под нос и Лелика как будто даже не узнал.

- Ну что, как успехи в литературном творчестве? – поинтересовался Лелик, которому было очень лестно, что у него появился коллега такого внушительного телосложения.

Рейджер посмотрел на Лелика пустыми глазами и пробормотал что-то неразборчивое. >

- Понимаю, - сказал Лелик. – На меня когда такое поэтическое настроение находит, вообще ни на кого не обращаю внимания. В этот момент даже пивом не соблазнюсь, представляешь?

- Я буду Молотом Войны! – неожиданно выкрикнул рейнджер и снова забормотал что-то нечленораздельное.

- Сильная рифма, - похвалил Лелик. – Выпуклая.

- Слышь, Лелик… - вдруг сказал рейнджер вполне нормальным голосом.

- Чего? – откликнулся тот, готовый бросить на помощь Юре все свои познания в поэзии.

- Сделай так, чтобы я тебя долго искал.

- В каком смысле? – растерялся Лелик.

- В прямом, - спокойно ответил рейнджер. – Исчезни отсюда и не пугай мою музу.

- Да у тебя муза, судя по стихам, должна быть маркитанткой в обозе, - не удержавшись съязвил Лелик, обиженный тем, что Юра не захотел воспользоваться советами "коллеги".

Вместо ответа Юра взял Лелику за руку и почти незаметным движением нажал на какую-то точку. Лелик взвизгнул от боли.

- Ты мою музу не трогай, - ласково сказал Юра. – Моя муза твоей музе в момент устроит полный круцефикс с переворотами.

- Да ладно, Юр, - перепугался Лелик, - я же ничего такого не хотел сказать. Просто подумал, что моя помощь, как профессионального литератора, была бы не лишней.

- Это кто профессиональный литератор? – с презрением спросил Юра. – Ты, что ли? А мне Серега говорил, что ты компьютерщиком работаешь.

- Ну да, - подтвердил Лелик. – А в свободное время пишу.

- Профессиональный литератор – это тот, кому за стихи деньги платят, - с важностью заявил рейнджер. – То есть я. Потому что мои стихи печатались в нашей войсковой газете, и мне за них гонорар заплатили. А тебя где-нибудь печатали?

Лелик задумался.

- Печатали, - вдруг вспомнил он. – В "Учительской газете".

- Неужели даже гонорар заплатили? – ехидно спросил рейнджер.

- Нет, - печально ответил Лелик. – За просто так напечатали.

- Вот видишь, - торжествующе сказал рейнджер. – Ты даже в стихах по сравнению со мной – сопляк полный. Но я тебя учить не собираюсь. У нас слишком разные направления в поэзии. Вот ты о чем пишешь? О всякой ерунде: любовь-морковь, она его бросила, он напился, слюни-сопли и прочая ерунда. Ведь так?

- В общих чертах - да, - подтвердил Лелик, несколько ошарашенный напором рейнджера.

- Ну вот. А я пишу о том, как мальчик становится мужчиной. О том, что чувствует воин в бою.

- О том, - подхватил Лелик, - как хрустит штык, вонзаясь в тело врага.

- Ага, - удовлетворенно сказал рейнджер. – Так что мне твои сопливые стишата – противны.

- Ну и черт с тобой, - не выдержал Лелик. – Собственно, я свои стихи не для тебя пишу. Очень мне нужны всякие поэтизированные рейнджеры. Дай мне червяков, - неожиданно для самого себя заорал Лелик, - и я уйду.

- Да забирай хоть всю банку, - расщедрился Юра. – Тут все равно не клюет ни черта.

Лелик забрал банку с червяками, сел в лодку и погреб обратно. На пути ему снова попалась генеральская лодка, и Лелик не удержался от соблазна заглянуть в нее. На дне валялись в дупель пьяные генерал с Максом, но оба почему-то не спали, а таращились бессмысленными глазами во все стороны. Первым Лелика заметил Макс и произнес с жутким кавказским акцентом:

- Ты зачем увел Измаил-бек в горы и накормил его там колючей проволокой?

- Много пить вредно, - объяснил ему Лелик. – Мозги плавятся.

- Чу – пыпснула калитка! Это Мефистофиль пришел, проклятый искусатель, пришел, штоп зацелопать нашу Маргаритку, - заорал Макс так, что даже генерал попытался изобразить на своем лице какое-то удивление.

- Эк тебя расколбасило, - сказал Лелик. – Алкогольная интоксикация пятой степени сложности. Лечится холодным душем и пятью литрами кефира.

- Ты в детстве мне сказки дарила, - процитировал Макс, - и теплым йогУртом кормила, - сказал он и зарыдал, поддавшись каким-то нахлынувшим воспоминаниям.

- Мда, - сказал Лелик. – ты еще вспомни теплую сиську кормилицы и просто изойдись от рыданий. Ладно, бушуйте дальше, а я поехал рыбу ловить.

- Бог в помощь, - неожиданно изрек генерал.

- Спасибо большое, - вежливо сказал Лелик.

- Вольно, - напутствовал его генерал, и Лелик поплыл к своему рыболовному месту.

Сергей сидел на берегу островка и был просто белым от бешенства.

- Ты где, мать твою, два часа болтался? – заорал он, завидев приближающегося Лелика. – Я из-за тебя, мать твою, кучу времени впустую потерял.

- Чего это ты кучу времени потерял? – удивился Лелик. – А почему рыбу не ловил? У тебя удочка есть, наживка есть. Я уж думал, что у тебя полное ведро добычи.

- Какая, нахрен, рыбалка, мать твою? – снова заорал Сергей. – Ты сам попробуй на этом островке что-нибудь выловить. Под каждым кустом парочка развлекается. Остров любви, мать их. Охи-вздохи такие, что можно случайно оргазм получить. Ты можешь рыболовить в такой обстаноке? Я – нет.

- Да ладно, Серег, не возбуждайся ты так, - попытался успокоить его Лелик. – Садись в лодку, поплыли рыбу ловить.

- Тебе легко говорить, - пробурчал Сергей, залезая на борт. – А мне пришлось раз двадцать голову в реку окунать, чтобы хоть чуть-чуть успокоиться.

- Так ты просто не то место в реке остужал, - объяснил ему Лелик.

- Лелик, - Сергей посмотрел на него очень внимательно. – Тебе сколько лет?

- Двадцать четыре, - ответил Лелик. – А что?

- Ничего. Но если ты хочешь, чтобы было двадцать пять и может быть даже двадцать шесть, больше со мной так не шути. Понял?

- Понял, - сказал Лелик и начал быстро грести в сторону от островка.

[продолжение]

© 1998–2020 Alex Exler
15.12.1999

Комментарии 0