Лелик едет на рыбалку (продолжение X)

02.12.1999 3209   Комментарии (0)

Лелик едет на рыбалку (продолжение X)

[предыдущий]

Как хорошо было просыпаться солнечным летним днем в палатке, продуваемой свежим ветерком с реки, да еще и после шикарного обеда. Лелик открыл глаза, зевнул так, что брезентовые бока палатки на мгновенье были вдавлены внутрь разреженным воздухом, и неимоверно сладко потянулся… Но через мгновенье у армейской кровати, на которой он спал, неожиданно отвалились вертикальные составляющие, в которые Лелик неосмотрительно уперся руками и ногами. Лелик тяжело рухнул на пол, произнеся нечто не совсем литературное, и остался там лежать, потому что вставать еще не хотелось, да и на полу было совсем неплохо. >

- А вы, нивроко, дама с весом, - процитировал Сергей, лежащий на соседней кровати и с интересом наблюдающий за полетами Лелика. – Полеты во сне и наяву, - снова процитировал он.

- Очень остроумно, - ядовито сказал Лелик. – Вы, товарищ военный, прям как пьеса "Гамлет". Ничего оригинального. Одни цитаты.

- Ты мне лучше скажи, - сменил тему Сергей, - где мой непутевый братец? Неужели взялся за ум и чего-то там рыбачит?

- Вряд ли, - вздохнул Лелик. – Скорее всего, он до сих пор квасит с генералом. Они так сдружились, просто не разлей вода. Я пытался, но так и не разлил.

- Это точно, - вздохнул Сергей с лиликовыми интонациями. – Макс со всеми дружит, кто выпить любит.

- Да ладно тебе на него крыситься, - вступился Лелик за приятеля. – Просто он себя еще не нашел.

- "Не нашел", - передразнил Сергей Лелика. – Вот ты же работаешь на хорошей работе. Начальник отдела. Уважаемый человек. Стихи пишешь в свободное от работы время. Ты же мог объявить себя этим… как его… неприкаянным поэтом и не работать. Ведь правильно? Но у тебя же - все в порядке. Значит смог себя пересилить. А этот… Позор семьи, одно слово. Когда за ум возьмется?

- Человек должен делать то, что считает нужным, - твердо заявил Лелик. – В этот состоит его фактор свободной воли.

- Правильно говоришь, - согласился Сергей. – А задача родителей заключается в том, чтобы этот фактор свободной воли вышибить из ребенка еще в детстве посредством ремня. Вот меня в детстве пороли ремнем, так вырос человеком. И еще каким. Но Макса тетя Алла с дядей Петей пустили на самотек, вот он самотеком и утек. Мои родители неоднократно им говорили, что ребенок не должен развиваться, как бурьян на пустыре. А они все талдычили: "свободное воспитание", "свободное воспитание"… Вот и довоспитывались, - и Сергей в сердцах махнул рукой.

- Пороть, всех пороть, - пробормотал во сне рейнджер Юра и заворочался на своей кровати.

- Ой! – сказал Лелик, радуясь, что в свою очередь может сменить тему разговора. – А что это у него на кровати такое висит?

- Противомоскитная сетка, - объяснил Сергей. – Он же рейнджер. У Юрки этого оборудования – как грязи. Он с собой две здоровенные сумки приволок. Парень, кстати, обалденно тренирован. Ты до трех считать умеешь?

- Умею, - недоуменно ответил Лелик.

- Считай, - скомандовал Сергей. – Все равно вставать пора.

- Раз, - сказал Лелик.

- БОЕВАЯ ТРЕВОГА! – внезапно заорал Сергей.

И в то же мгновенье Юру как пружиной подбросило в воздух вместе с противомоскитной сеткой.

- Два, - продолжал считать Лелик.

Юра приземлился на ноги рядом с кроватью, уже сжимая в руке нож с устрашающего вида зубцами.

- Три, - сказал Лелик.

Рейндежер одним легким движеньем ножа разрезал сеть, принял защитную стойку и стал потихоньку просыпаться.

- Видал? – довольно сказал Сергей. – Что значит выучка.

- Кто заорал "боевая тревога"? – спросил Юра, очень нехорошо прищуриваясь и продолжая сжимать в руке нож.

В палатке сразу стало как-то холодно и неуютно, от чего Лелик временно даже потерял дар речи, поэтому только кивнул в сторону Сергея. Но тот, видимо, привык и не к такому, потому что лениво сказал:

- Ну я крикнул. Вставать же давно пора.

- Тогда с тебя пятьдесят долларов, - уже спокойней заявил Юра, пряча свой жуткий нож в чехол под рубашкой. – За противомоскитную сетку. Здесь такую не купишь.

- Ой, - сказал Сергей. – Об этом я как-то не подумал. Давай лучше тебе ее зашью.

- А давай я тебе рот зашью, чтобы не пугал людей спросонья! – снова разозлился Юра.

- Юрий, - высокомерно сказал Сергей. – Я прошу вас не допускать подобных выражений при молодом человеке. Это оскорбляет мое человеческое достоинство.

- Гони пятьдесят баксов, и твое достоинство будет спасено.

- Ну хорошо, хорошо, - брезгливо ответил Сергей. – Будет тебе двадцать баксов. Успокойся только.

- Пятьдесят, - настаивал рейнджер. – Двадцать за сетку и тридцать – моральная компенсация за ложную тревогу.

- Ты видал? – снова обратился Сергей к Лелику. – Их там не только с оружием обращаться учат. Их еще учат бабульки из ближних вышибать.

- Да ладно вам, - Лелик наконец обрел дар речи. – Пошли уже рыбу ловить…

 

Вся троица выползла из палатки и стала жмуриться под летним солнышком. Погода стояла – просто великолепная. Воздух был особенно свеж и прозрачен, как часто бывает у реки во второй половине дня.

- Ну, - сказал Юра, - вот сейчас самая рыбалка и пойдет.

- Кстати, - Сергей обратился к Лелику. – А где Макс-то? За столом один генерал дрыхнет, укрытый клеенкой.

- Товарищ Тыл, - обратился Лелик к майору, который возился с колышками у соседней палатки. – Вы не видели куда делся Максим?

- В лес он пошел, - отозвался Тыл. – Минут пятнадцать назад.

- Наверное, заснул Макс где-нибудь под елочкой, - высказал Лелик свое предположение Сергею. – Они с генералом очень крепко квакнули. Вон как генерал дрыхнет…

В этот момент из леса появился Макс, который двигался странными прыжками.

- Вдруг откуда ни возьмись появляется Би-Джиз, - прокомментировал открывшуюся картину Сергей.

Между тем, Макс явно заметил их троицу и поскакал в их сторону.

- Эк его подбрасывает, - заметил Юра. – Прям Барышников после бутылки водки.

- Да ладно вам, - сказал Лелик. – Сами как будто не пьете.

- Пьем, - легко согласился Сергей. – Но не каждый день и только вечером. А днем пить – последнее дело.

В этот момент Максим доскакал до их палатки и остановился, чтобы перевести дыхание.

- Ни фига себе, - поразился Сергей, попав непосредственно в максовый перевод дыхания. – Вот теперь я знаю как пахнет спиртзавод. Сколько же они выпили?

Тут Лелик заметил, что глаза у Макса выглядели даже не на третью степень опьянения, а просто уже зашкаливали.

- Макс, - попросил Сергей, - скажи "мост".

- Люся! – внезапно заорал Макс, бросился на Лелика и попытался его поцеловать.

- Это он Лелика со своей бывшей женой перепутал, - объяснил Сергей Юре.

- Его бывшую жену звали Марина, - заметил Лелик, отдирая от себя Макса по частям, как пластырь.

- Он ее все равно звал Люся, - сказал Сергей. – У моего братца – все не как у людей.

- Люська, пад-д-дла, с офицером сп-п-путалась, - забормотал Макс, падая в траву. – Убью з-з-заразу, как прот-т-трезвею.

Сергей взял Макса за пояс и приподнял. Макс при этом сложился пополам.

- Во! – сказал Юра. – Действительно – вылитый Буратино.

- А ты думал – почему я его так называю? – усмехнулся Сергей, зашел в палатку и кинул Макса на свою кровать.

- Спи моя радость, усни, - патетично произнес он. – Пусть тебе приснится стакан простой минеральной воды.

- Ну что? – заявил он, снова появляясь на поляне. – Отправляемся на рыбалку?

- А то! – дружно ответили Лелик с рейнджером.

[продолжение]

© 1998–2020 Alex Exler
02.12.1999

Комментарии 0