Для настоящего семейного счастья муж должен сидеть в тюрьме. Да-да. От этого сплошные плюсы. Во-первых, ты знаешь, где он сидит и с кем сидит. Во-вторых, в тюрьме он не пьет. В-третьих, возможно, занимается спортом. Ну и, что самое главное, он не изменяет! По крайней мере, с другими дамами. Изменяет ли с мужиками - это другой вопрос, но тут главное, что с другими дамами не изменяет.

Что вы ржете? Это не я придумал, это откровения актрисы Марии Голубкиной

"Когда муж в заключении — это прекрасно, - заявила актриса телевизионщикам. - Это вообще здорово".

Свою точку зрения она аргументировала так: когда муж за решеткой, ты "знаешь, где сидит, с кем сидит". Также можно быть уверенной, что он не пьет и даже, возможно, занимается спортом. Еще в тюрьме запрещено нецензурно выражаться, что тоже хорошо.

"А главное — нет возможности встречаться с другими дамами..." - добавила Голубкина.

В "Афише" я изредка почитываю некоторые статьи в разных разделах. Летом на глаза как-то попалась статья "История женщины, которая бежала из России и открыла отель в старинном доме в Шотландии". Волнующая история о Регине Имамутдиновой: она познакомилась с интеллигентным и образованным человеком Сашей, пытающимся делать хорошее для России, но злые люди Сашу не поняли, возбудили подставное уголовное дело, так что Регина с Сашей сбежали в Великобританию, и там теперь у них все хорошо. Ну, хорошо и хорошо, я всю статью читать не стал, неинтересно.

Но тут недавно в Фейсбуке Сергей Немалевич (обозреватель "Радио Свобода") вдруг вспомнил эту статью и немножко рассказал про Сашу, который так хотел делать хорошее для России. В свете этого трогательная история в "Афише" выглядит еще более трогательно, цитирую Сергея.

Обожаю такое.

В Афише статья (еще летом вышла) под названием: "История женщины, которая бежала из России и открыла отель в древнем доме в Шотландии". Там про пастуший пирог, дорогой бензин, образование, джентельменские комнаты в дамских магазинах. Этакая ламповая Афиша в духе 2010. "Здесь прекрасно работает интернет, есть супермаркеты с десятью видами молока, можно заказать любые продукты и одежду. А вокруг — лес, горы, и в сад иногда забредают олени". Олени, понимаешь!

Но как же наша героиня оказалась в богоспасаемой Шотландии?

"На последнем курсе познакомилась с будущим мужем Сашей — образованным, интеллигентным человеком, который пытался делать хорошее для России, но такие люди ей не нужны. Он работал генеральным директором оборонного предприятия, но на эту должность захотела одноклассница вышестоящего руководства. В 2013 году на Сашу возбудили абсолютно подставное уголовное дело, но мы надеялись, что все решится в лучшую сторону".

Не решилось, Саша был отправлен под домашний арест, и вот они с женой глубокой ночью бегут в Шотландию через Беларусь и Украину.

Погодите, но почему именно на родину волынки и макаллана? Потому что там "Саша купил дом еще до знакомства со мной". Точнее, не дом, а замок Баллахулиш 1640 года постройки. Интеллигентный директор оборонного предприятия.

Это Саша Шаповалов, бывший директор крупнейшего советского военно-химического института ГИПХ (ракетное топливо, но не только), как раз при нем было снесено основное здание института на Добролюбова под будущую "Набережную Европы", ГИПХ переехал на свою бывшую опытную базу в Кузьмолово, где директор, например, сразу продал конторе, обслуживавшей соседние коттеджные поселки целый корпус с узлами теплогазоснабжения всего института  - деньги ушли на китайский офшор самого Шаповалова. Это и есть "абсолютно подставное уголовное дело", но явно мелочь среди прочего - там всего на несколько миллионов рублей, на квартиру в СПб не хватит, не то что на замок в Шотландии.

Британия, кстати, Шаповалова в итоге не выдала. "На праздники шотландцы надевают килт, у моего мужа тоже есть", - рассказывает его жена.

В "Медузе" забавная статья "Большое исследование в Дании показало, что маски не очень-то защищают от коронавируса. И как это понимать?".

Вступление.

В конце ноября было опубликовано давно ожидаемое исследование, призванное установить степень реальной защиты от коронавируса, которую маски дают тем, кто их носит (что важно — именно им, а не всем окружающим). Работа ценна своими масштабами: ученые из Дании более месяца наблюдали шесть тысяч человек: три тысячи получили задание носить маски, а еще три тысячи — выходить из дома без них. Эпидемиологи по всему миру надеялись, что исследование даст научное обоснование необходимости носить маски (или опровергнет такую необходимость). За несколько дней после выхода работы ее процитировали в десятках тысяч твитов. В большинстве случаев общий вывод был прост: маски не показали никакой эффективности. В меньшей части отзывов ругали методологию исследования, которая, по мнению критиков, дискредитировала его результаты.

Ну и дальше в статье изо всех сил пытаются доказать, что это исследование само по себе ничего не значит, и что его результаты нужно выкинуть в мусорку. Какие аргументы? Ну, например, так как в Дании маски никто и не носит (во всей Скандинавии маски не носили и не носят, не только в Швеции), то, значит, испытуемые, надевая маску, испытывали дискофорт, и ее в итоге не носили, а исследователям врали. Также они носили, но неправильно. Ну и так далее. Почитать было интересно, рекомендую.

Лично для меня по поводу ношения намордников ситуация вполне понятная. От намордников вреда заметно больше, чем пользы, что совершенно очевидно. Хорошо видно, что маски как таковые вообще не влияют на скорость распространения вируса.

Вот Швеция, где маски никто не носил и не носит.

Вот Испания, где с июля маски носят все даже на улице.

Когда в Испании начался спад второй волны? Когда ввели ограничительные меры: комендантский час (чтобы молодежь не бухала на улицах и в парках), закрыли бары и рестораны, запретили покидать свои муниципалитеты с пятницы по воскресенье (прежде всего этот запрет был введен для того, чтобы не пускать жителей крупных мегаполисов, типа Мадрида, уезжать на выходные на дачи, расположенные на море, что, впрочем, не мешало полиции соседнего с нами городка, который с нашим городком разделен одной улицей, штрафовать людей, переходивших эту улицу туда-сюда) - вот тогда спад и пошел. А намордники - от них явно больше вреда, чем пользы.

Ну и замечу, что требование носить намордники даже на улице, когда можешь обеспечить безопасную дистанцию от других людей, требование носить намордники весь день в офисах, носить намордники весь день детям в школе - это самое настоящее преступление, и я очень надеюсь, что чиновники, которые выпустили такие распоряжения, за это еще ответят по суду. Впрочем, понятно, что это такие мечтания у меня: я прекрасно понимаю, что никто ни за что не ответит.

Ну а теперь расскажите мне в комментах, плиз, что когда я иду по улице иду без намордника, то из меня вылетает облако с вирусом, которое потом еще пять часов висит в воздухе, и от него заражается двадцать старушек, тридцать старичков, а также 7-8 школьников, которые сами не болеют, но потом немедленно заражают весь город. Я, правда, всего этого дерьма с марта месяца начитался достаточно, но еще почитаю, не проблема.

В издании Baza - большое расследование по поводу подростков, которым грозит тюрьма по обвинению в терроризме -  за то, что они, дескать, планировали взорвать здание ФСБ в компьютерной игре Minecraft.

Никита — тучный и задумчивый поклонник «левых» идей — был мозгом ячейки. Богдан — худой и молчаливый химик-олимпиадник — отвечал за взрывчатку. Денис — маленький и рыжеволосый любитель Егора Летова — фиксировал всё на видео. Если верить фабуле обвинения, во время возникновения преступного замысла им было по тринадцать лет. Они читали труды Кропоткина, хотели сжечь здание ФСБ в «Майнкрафте» и взорвали один коктейль Молотова в реальной заброшке. Но чтобы доказать, что они террористы, — силовикам пришлось додумать их историю.

Было ли в действиях сибирских анархистов что-то большее, чем детские игры и подростковая глупость, — специальный корреспондент Baza Игорь Залюбовин выяснял в Канске - читать дальше.

Почитайте, почитайте. А то в предыдущем обсуждении по этому поводу столько всякой пурги нанесли... Тут же люди не поленились, поехали в Канск и провели собственное расследование.

Заметка в "El Periódico" - "Los Mossos investigan la desaparición de 1 kg de cocaína de su comisaría de Sant Feliu de Guíxols".

Коротко. Есть на Коста-Брава такой симпатичный городок Сан-Фелиу-де-Гишольс, я там бывал. Так вот, в этом городке в комиссариате Mossos d’Esquadra хранились всякие вещественные доказательства: оружие, наркотики, драгоценности и так далее. И вот было обнаружено, что из вещественных доказательств пропал целый килограмм кокаина! Как пропал - непонятно! Заявления из серии "Просю выдать во временное пользование вещественное доказательство" тоже не было обнаружено. Доступ к хранилищу имели только сотрудники полиции, так что явно кто-то из них осторожно взял кило кокаина погулять.

Проводят расследование, привезли даже служебную собаку, обученную распознавать следы кокаина. Но это пока не дало результата.

Полицейские подозрительно поглядывают друг на друга и пытаются выяснить, кто из коллег слишком расслаблен.

В городе наблюдается некоторое напряжение и возбуждение: ожидается, что украденный кокаин может поступить в продажу с хорошей скидкой.

Интересное и полезное, на мой взгляд, интервью с главным инфекционистом Минска и доцентом кафедры инфекционных болезней БГМУ Никитой Соловьем - "Все о лечении COVID-19: нужно ли сбивать температуру, пить антибиотики и почему важно вовремя лечь в стационар".

Там все интервью имеет смысл прочитать, но вот выдержки, которые мне показались особенно важными.

— В прошлом интервью вы рассказывали: примерно 80 процентов людей переносят коронавирусную инфекцию в легкой форме, около 20 процентов — в более тяжелой, а 5 процентов попадут в реанимацию. По каким признакам врачи в принципе определяют: это легкая форма, это — осложненная, а вот это — тяжелая?

— Прежде всего — по наличию дыхательной недостаточности. Простейший метод ее определить — измерить сатурацию пульсоксиметром.

Лучше всего пользоваться медицинскими сертифицированными девайсами. Их можно купить в обычной аптеке. Если такое устройство есть дома, то человек пожилого возраста с факторами риска может отслеживать свое состояние каждые шесть часов. Если он видит, что значение насыщенности крови кислородом начинает снижаться, это повод быстро обратиться за медицинской помощью, даже если до запланированного врачом повторного осмотра еще несколько дней.

Клинически нас всегда настораживает очень высокая температура, которая плохо сбивается жаропонижающими. Скажем, у большинства людей прием парацетамола или ибупрофена должен приводить к снижению температуры. Если мы видим, что человек использует адекватные дозы, но температура не снижается, это может говорить о тяжелом течении COVID-19.

Важно обращать внимание и на признаки гипоксии, когда человеку начинает не хватать кислорода. Не обязательно это выражается явной одышкой, когда он не может стоять, у него активизируется вспомогательная дыхательная мускулатура, как показывают в фильмах. Это уже далеко зашедшие случаи. Первые признаки могут проявлять себя в виде головокружения, невозможности совершать привычные нагрузки, упорного сухого кашля, который не проходит. Чтобы эти моменты не пропустить, нужно о них знать.

...

Когда к нам обращается пациент из группы риска, мы смотрим: одышки нет, артериальное давление нормальное, частота сердечных сокращений в пределах нормы, сатурация — 98 процентов. Но мы видим: у пациента ИМТ — выше 30 и сахарный диабет второго типа. Такого человека мы должны оставить в стационаре, потому что даже при изначально легком течении заболевания пройдет 7−8 дней — и он может начать прогрессивно ухудшаться. Если мы вовремя не «поймаем» фазу ухудшения и не вмешаемся, в дальнейшем пациент может стать реанимационным.

При этом наша стратегия должна заключаться в том, чтобы не допустить попадания пациента в реанимацию. Это можно сделать на уровне отделений стационаров. Главное, своевременно госпитализировать человека.

— Госпитализировать своевременно — это когда?

— Как правило, в первую неделю от начала симптомов. Максимум — в начале второй. Потому что критический период, или гипервоспалительная фаза болезни, наступает на 8−12 сутки. Если мы видим, что пациент вышел на данную фазу, нам обязательно нужно вмешаться. Возможности вмешательства непрерывно расширяются. У нас появляется все больше опыта, специальных лекарственных средств, которые позволяют рано купировать эту фазу. Как только мы стабилизируем пациентов, они начинают улучшаться и, следовательно, не попадают в реанимационное отделение.

...

— На сегодня течение заболевания условно делится на три фазы. Первая — начальная — так называемый гриппоподобный синдром. Он может длиться до семи дней и сопровождается температурой, болью в мышцах и суставах, слабостью, головными болями, может быть покашливание, боли в горле, тошнота, рвота и диарея. У большинства начальная фаза заканчивается полным выздоровлением.

Часть пациентов переходит в легочную фазу — примерно 15−20 процентов, о которых мы уже говорили. У них проявляются признаки дыхательной недостаточности, то есть начинает снижаться уровень сатурации, возникает непереносимость ранее обычных для человека физических нагрузок, повышается частота дыхания, кашель становится более выраженным. Таких пациентов, как правило, госпитализируют с коронавирусными пневмониями, и они начинают получать различные варианты лечения.

И часть пациентов переходит в третью, гипервоспалительную фазу. Она наиболее опасна, обычно начинается на 8−12 день от даты проявления первых симптомов. Суть ее в том, что вирус индуцирует чрезмерный ответ иммунной системы, который начинает повреждать наши органы и ткани. То есть уже не вирус вызывает проблемы, а иммунная система человека, которая таким необычным образом реагирует на него. Это так называемый синдром цитокинового шторма.

Очень важно этот период не пропустить. В эту фазу мы используем препараты, которые подавляют функции отдельных звеньев нашей иммунной системы и не позволяют ей разрушить организм.

— Один из простейших выводов, который можно сделать из ваших слов: обязательно нужно обращать внимание на появление первых симптомов и запоминать этот день. Верно?

— Да, и после этого обращать внимание на критический период с 8-го по 12-й день, особенно если есть факторы риска. Если в эти дни есть малейшие подозрения, что состояние начинает ухудшаться, — сразу обращаться к врачу.

— Читала такое наблюдение, что якобы коронавирусная инфекция интенсивно проявляет себя первые пять дней, а затем берет паузу. И человеку кажется, что вроде как наступает выздоровление. Такое бывает?

— Мы встречаем таких пациентов, у которых наблюдается период мнимого улучшения. Первые несколько дней у них лихорадка, интоксикация, а затем кажется, что человек выздоравливает. Но потом вновь появляется высокая температура и признаки дыхательной недостаточности. Такое повторное повышение температуры должно насторожить. Если какое-то количество дней все было хорошо, а затем стало плохо — лучше обратиться к врачу. Он объективно сможет оценить состояние пациента.

— Какие дни считаются критическими и важными?

— С 8-го по 12-й. Большинство пациентов начинают испытывать ухудшение состояния в среднем на десятый день.
Начиная с весны через нас прошли сотни пациентов. И примерно у 95 процентов состояние начинало ухудшаться на 9−10 сутки.

...

— Какая сатурация считается нормальной, а какая — отклонением от нормы?

— У некоторых пациентов она может быть изначально пониженной, например, из-за обструктивной болезни легких или патологического ожирения. Тогда и при 90−92 процентах человек может чувствовать себя обычно, некоторые — даже при 88%.

Но в целом для здорового человека показатели сатурации в состоянии покоя должны быть выше 94 процентов.

Если человек заболел COVID-19, его сатурация была 97−98 процентов, а затем в какой-то из дней она опускается до 93, однозначно стоит обратиться к врачу.

...

— Можно или нельзя сбивать температуру при коронавирусной инфекции?

— Инфекционисты обычно советуют до 38,5 не сбивать, но только если пациент хорошо переносит повышенную температуру. Бывают разные ситуации. Например, у пациента с сердечной недостаточностью даже повышение до 37,5 вызывает существенное ухудшение общего состояния. В таком случае незачем мучить пациента.

Абсолютных границ «вот до этих цифр не трогайте» нет. Все очень индивидуально. Высокая температура на протяжении длительного времени плоха тем, что пациенты обезвоживаются. Они теряют много жидкости, адекватно не пьют, и это приводит к сгущению крови, когда возрастает относительное количество гемоглобина, эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. А это важнейший фактор тромбообразования.

...

— Одно из осложнений, которого многие опасаются, — развитие пневмонии. А можно ли вирусную пневмонию назвать пневмонией?

— Более правильно говорить о пневмоните. Пневмония чаще всего подразумевает бактериальное поражение легких. Кстати, эта терминологическая путаница привела к тому, что многим пациентам стали назначать антибиотик.

На самом деле большинство пациентов с COVID-19 не нуждается в антибактериальной терапии. Антибиотики на вирус не действуют.

У себя в стационаре рутинно мы не назначаем антибиотик, даже реанимационным пациентам. Делаем это, только если видим присоединение бактериальной инфекции.

— Почему врачи все равно продолжают назначать их?

— Потому что на амбулаторном этапе есть проблема с исключением бактериальной инфекции. Врач сомневается: вдруг здесь есть бактериальный компонент? Клинически дифференцировать это невозможно, нужны дополнительные маркеры (например прокальцитонин крови — специфический маркер бактериальной инфекции).

— В стационарах антибиотик не назначается?

— Стараемся назначать по минимуму. У нас с этим ситуация неплохая. В некоторых стационарах мы видим, что врачи боятся и злоупотребляют антибиотиком, особенно если у них нет доступа к исследованию прокальцитонина и других биохимических маркеров бактериального воспаления. Это, скорее, психологическая проблема для доктора. «Как это, у человека пневмония, а я не назначил антибиотик».

...

— На какой день может развиться вирусная пневмония, или, правильнее сказать, пневмонит?

— На самом деле при коронавирусной инфекции она есть практически у всех в той или иной степени. Если делать КТ даже у бессимптомных носителей вируса, «матовые стекла» могут быть обнаружены в нескольких сегментах легких, но это никак не скажется на состоянии пациента. Если бы он не сделал КТ, то благополучно перенес бы это состояние на ногах и дополнительно ничем не лечился. Бывает, врачи описывают 50 процентов поражения легких в виде «матового стекла», но пациент переносит это состояние на своих ногах с симптоматикой острой респираторной инфекции. Нет прямой корреляции, что процент вовлечения легких обязательно сказывается на состоянии человека. У нас есть коллеги, которым по КТ описывали даже 80 процентов повреждения легких. При этом они болели легко и успешно пролечились амбулаторно.

— Тем не менее в результатах обследования компьютерным томографом пишут: КТ — 0, 1, 2, 3, 4, где цифры обозначают степень поражения. Не стоит этого пугаться?

— Объем поражения не напрямую коррелируется с тяжестью. «Матовые стекла» — это просто изменения прозрачности легочной ткани. Они есть почти у всех в той или иной степени. А вот если мы видим признаки консолидации легочной ткани, определенные паттерны поражения легких, по ним уже можно говорить о тяжести поражения.

— У людей, которые перенесли COVID-19 с пневмонитом, через сколько времени эти «матовые стекла» исчезают?

— Еще прошло мало времени, чтобы говорить о четких границах. Но мы знаем, что патологические отклонения могут остаться на КТ до трех-шести месяцев. Поэтому никакие контрольные рентгенологические исследования пациентам после выздоровления не нужны.

...

— Тем, кто болеет в легкой форме, иногда сложно понять: как это — ничем не лечиться и просто пить побольше жидкости? Некоторые принимают противовирусные, иммуномоделирующие препараты. Стоит так делать?

— При легком течении инфекционисты назначают обильное питье и жаропонижающее при температуре. Все остальное — только в стационаре. Мы не рекомендуем принимать антибиотики и тем более использовать глюкокортикостероиды амбулаторно.

Витамин С, D и добавки в виде цинка — это то, что входит в рекомендации для пациентов во многих штатах США. Есть исследования по другим респираторным инфекциям, которые показывают, что эти витамины и микроэлементы ускоряют выздоровление. По коронавирусу такие исследования только появляются. Но витамины в разумных дозах точно не повредят.

— Противовирусные — не пьем?

— Нет противовирусных средств, которые можно использовать амбулаторно с доказанной эффективностью.

— А иммуномодулирующие препараты?

— То же самое. Доказательная база по ним крайне скудная. Эти препараты неизвестны западнее нашей границы. Они распространены на постсоветском пространстве, и в основном все данные по ним известны из исследований, которые проводили их производители, что вызывает сомнения в объективности.

Министр образования и науки Эстонии Майлис Репс (Центристская партия) подала прошение об отставке со своего поста после публикации фактов незаконного использования служебного автомобиля в личных целях. Об этом она сообщила в социальной сети Facebook.

В среду издание Õhtuleht предоставило фотодоказательства того, что шофер министерства на автомобиле ведомства регулярно развозит детей Репс по школам и кружкам по интересам. После выхода материала главе минобра пришлось объясниться перед общественностью и СМИ. (Отсюда.)

И тут же еще более шокирующая новость!

В Латвии министр охраны среды и регионального развития Юрис Пуце принял решение уйти в отставку. Об этом говорится в заявлении чиновника, сообщает LSM.lv.
Ранее стало известно, что глава Министерства охраны среды незаконно использовал пропуск на парковку у Рижской думы, выданный ему депутатом Марисом Мичеревскисом, и бесплатно оставлял там свой автомобиль. (Отсюда.)

Представляю, как над такими новостями ржут российские министры, которые по странному стечению обстоятельств все миллионеры или миллиардеры. Ну, просто талантливые такие.

P.S. Ну, впрочем, по поводу министра образования и науки из Эстонии - не все так просто, цитирую комментарий знакомого, живущего в Эстонии:

Ты бы знал, с каким скрежетом Репс уходила. Сначала заявила, что всё нормально и пусть все от неё отстанут. Несколько дней активных скандалов и новых подробностей, причём выяснилось, что кроме регулярного использования шофёра и министерской машины не по делу у неё ещё было две советницы на полную ставку, которые фактически занимались её семейными делами. Репс и вся её коалиция активно отбивалась, что мол "как зловредные журналисты посмели вообще поднять руку на "яжемать" и несовершеннолетних детей!". (При том что журналисты не сообщали о детях ничего кроме того, что дети существуют - замыливали фотки машины в процессе и т.д. - а у самой Репс её семейная фотография с детьми выложена баннером на официальном фейсбуке.)

Причём это ещё и стопроцентно прецедентный момент - в 2005-м году был вынужден уйти в отставку начальник полиции, за то что отправил служебного шофёра с машиной за родителями на острова, привезти их из санатория. То есть тут вопрос этичности конкретного действия давно решён.

При этом Репс - отнюдь не самый худший министр в нынешнем правительстве. Она ушла за достаточно мелкое злоупотребление, а вопиюще некомпетентные и активно действующие против интересов Эстонии министры из нацистской партии в коалиции прекрасно себе сидят. Вон, назначили только что министром окружающей среды мужика, который не верит в глобальное потепление.

Шокирующее открытие совершили британские немецкие ученые, цитирую:

Немецкие медики перевернули выводы о COVID-19 с ног на голову. Согласно исследованию, сок черноплодной рябины может уничтожать 97% коронавируса за 5 минут при полоскании полости рта.

Сотрудники медицинского центра при Ульмском университете изучили влияние чая и различных растительных соков на вирус гриппа и коронавирус. Результаты были опубликованы в материале на портале biorxiv.org.

Учёных интересовало влияние зелёного чая, сока граната, черноплодки и бузины. Выяснилось, что такие настойки и соки при полоскании позволяют снизить вирулицидную активность, снижают риск передачи вируса и облегчают симптомы.

В случае с SARS-CoV-2 высокую эффективность показал сок черноплодной рябины. Противовирусная активность оценивается почти в 97% по итогам полоскания полости рта (около пяти минут).

Ну и все, вопрос решен. Подцепили коронавирус, быстренько достали фляжку с соком черноплодки, прополоскали рот в течение пяти минут - 97% вируса будет уничтожено. Оставшиеся 3% вируса даже насморк не смогут вызвать, до того он хилый!

Да, ученые почему-то не сообщили, что сок черноплодки обязательно должен быть на спирту, иначе он просто долго не сохранится, но мы-то с вами знаем, как нужно действовать!

Быстро все за соком!

"Early Data Show Moderna’s Coronavirus Vaccine Is 94.5% Effective".

Коротко. Американская компания Moderna сообщила об обнадеживающих промежуточных испытаниях их вакцины от коронавируса: эффективность составила 94,5%.

Очень важный момент: эта вакцина, в отличие от вакцины Pfizer, которая должна храниться при -70 градусов Цельсия, может храниться месяц при температуре -20 градусов (грубо говоря, в обычной морозильной камере). Также вакцина Moderna может храниться до 12 часов при комнатной температуре.

Ну, ждем окончания испытаний.

На "Эхе" есть любопытная передача "Изнанка", в которой представители различных профессий рассказывают о своей работе. Обычно бывает интересно, я ее нередко слушаю.

Вчера послушал передачу с каскадером Олегом Бодю. Было интересно, но один момент сильно позабавил. Цитирую по памяти, так как текстовой расшифровки там нет. Олег говорил о том, как каскадеров подбирают под те или иные типажи. И произнес что-то вроде: "Так, этот бандита нормально сыграет, типаж подходит. А этот какой-то больно интеллигентный, пускай он полицейского изображает". Это было очень смешно.

Теги
Сортировать по алфавиту или записям
BLM 11
calella 97
авто 334
видео 2579
вино 269
еда 324
Что ещё почитать