У Леонида Белецкого в FB небольшая зарисовочка по поводу бесстрашной русской, цитирую:

Второй день на море шторм, ветер такой, что альбатросы жопой вперёд летают. Но наши соотечественники и не такое видали.
Тётке лет под 35 надоело ждать и она решила поплавать немного вдалеке, что бы волной не так накрывало. На берегу собралось человек пять итальянцев-спасателей. Итальянский я не знаю почти совсем, но промелькали слова "Гуардия" и "Дотторе".
Постояли, посмотрели с минуту, принесли круг. Видят, дама не тонет, помощи не просит, от альбатросов, что жопой вперёд низко летают, лихо уворачивается. На всякий случай решили не расходиться. Дама поплавала ещё минут 15 и бодренько погребла к берегу. Когда она стала выходить на берег в волнах, аки русалка, вся в морской пене, группа спасателей ринулась ее вынимать. А она с выражением лица и интонацией жены Бунши из "Иван Васильевич меняет профессию", когда ее уводили санитары, только и приговаривала: "Спасибо, мальчики, не стоило..."
Вышла на берег, быстро оделась и покинула пляж полная достоинства, и радостная от такого проявления внимания.

Вспоминаю аналогичную историю, когда 11 лет назад ездил с пресс-туром по Тоскане. Народ в пресс-туре, в основном, был более или менее приличный, даром что журналисты, но была у нас там одна дама лет сорока, которая явно не собиралась "уехать, так и не отдохнув". Причем не в плане случайного секса, а в плане алкогольного опьянения.

Мы по дороге из аэропорта, конечно, заехали в какую-то энотеку и купили всякого винца, однако это все толком выпить даже и не удалось, так как в поездке нас угощали что на обеде, что на ужине так, что тылы распечатывать не было никакого смысла.

Но эта дама - назовем ее просто Журналистка - оттягивалась вовсю. Нас селили в такие крутые отели, где на завтрак подавали шампанское. Чем она очень активно пользовалась. Далее она в автобус с собой брала бутылочку-другую вина, каковые выпивала во время недлинной поездки к очередному пункту - отелю или достопримечательности, - после чего, когда мы все отправлялись все это осматривать и фотографировать (мы же в пресс-туре), Журналистка счастливо оставалась спать в автобусе, а ее пустые бутылки потом катались по всему автобусу, создавая радостный весенний перезвон.

В один из дней нас поселили в реально шикарном отеле "Принц Пьемонта" в Виареджо и предупредили, что после обеда будет пресс-конференция министрессы по туризму Тосканы (министерство, в частности, оплачивало наш пресс-тур), так что всем нужно быть обязательно.

С утра нас свозили посмотреть какой-то прикольный отель. Журналистка, по обыкновению, накатила игристого на завтрак, потом распила бутылочку в автобусе и счастливо заснула. А вот когда нас привезли в отель и она вспомнила, что всем обязательно быть на встрече с министрессой, Журналистка надела купальник, встала и пошла купаться - ну, чтобы протрезветь. А это было начало июня. Холодно, пляжи пустые, в воду никто не лезет.

Она залезла. Чем вызвала легкую панику у спасателей, которые пытались ее спасти, но она не далась. Журналистка мужественно проплыла сколько-то там сотен метров, вернулась обратно, зашла в номер, надела платье и пришла на пресс-конференцию. При этом у нее были довольно длинные волосы, которые она не успела (или не додумалась) высушить. Наши, когда увидели Журналистку с волосами, с которых ручьями лилась вода, прозорливо посадили ее в самый дальний ряд, чтобы она не попалась на глаза министрессе. Журналистка, слава богу, села сзади и не отсвечивала.

Когда после пресс-конференции почти все разошлись и министресса прошла по залу, она увидела здоровенную лужу у заднего ряда и спросила, что это такое. "Одна журналистка не сумела сдержать своих чувств", - ответил кто-то из министерства - и вопрос был закрыт.

На фото - тот самый пляж в то самое время.

Говорят, если Господь хочет наказать человека, то он отнимает у него разум.

Мои прегрешения перед Господом, судя по всему, не слишком велики, поэтому всего лишь наслал на меня простуду в +24 и, воспользовавшись моментом, лишил меня голоса. Почти начисто. То есть я говорить практически не могу. А так как я по природе страшно болтлив, то выдержать это все - довольно мучительно.

Кроме того, в таком состоянии довольно интересно проходят встречи со старыми друзьями. Я же не могу не встретиться с друзьями, с которыми не виделся, почитай, целый год. Да можно вообще ничего не читать - все равно целый год.

Вот вчера встречаемся со старым другом. Я вместо разговора могу только тяжко вздыхать, издавать звуки блок-флейты, изнасилованной басом-геликоном, а также изредка что-то взвизгиваю, как флейта-фистула. Нет, я знаю, что флейта бывает пикколо. Но у меня именно фистула - как будто из фистулы изнутри организма кто дунул в флейту.

Поэтому с моей стороны разговор идет в духе театра мимики и жеста.

- Как дела? - спрашивает друг.

Делаю неопределенное выражение на лице и воздеваю к небу руки.

- Как здоровье?

Насупливаю брови, успешно вызываю у себя нервный тик, одной ладонью неопределенно болтаю в знак того, что все более или менее, другой ладонью показываю, что "не дождетесь".

- Как там в Испании?

Наливаю бокал вина, выпиваю.

- Проблемы есть?

Утвердительно киваю головой, наливаю бокал вина, выпиваю.

- Надолго приехал?

Делаю неопределенное выражение на лице, руками изображаю волновые движения. Что это означает - не знаю даже я. Но друг говорит, что все понял.

- Как там ваша Индепенденсия?

Падаю на пол, бьюсь в конвульсиях, изображая собой картину "До чего довел Каталунию этот фигляр Пучдемон".

- А с работой как?

Встаю в позу на четвереньках.

Друг в ужасе.

- Это что, - спрашивает он, - тебя там так имеют?

Я на четвереньках убегаю в другой зал, чтобы ему стало понятно: работа - не волк, в лес не убежит.

Возвращаюсь.

- Ну а как вообще настроение?

Показываю два больших пальца вверх, два больших пальца вниз, потом соединяю два больших пальца. Это должно означать, что настроение неопределенное.

- Как тебе тут наша веселуха?

На этом я поперхнулся вином и начал надсадно кашлять. Но друг этим ответом был вполне удовлетворен.

- Машину-то поменял?

Я хватаю себя за горло, показывая, насколько страшно меня душит жаба.

В общем, примерно вот так этот вечерок и проходит.

Выходим из кабака, прощаемся.

- А что, душевно поговорили, - заявляет друг.

Я в смятении. Раньше он мне такого никогда не говорил.

Через некоторое время после моего отъезда на дачу в Испании под моей московской квартирой поселилась новая удивительная соседка. Первый раз я с ней столкнулся два года назад, когда приезжал в мае. На второй день моего пребывания раздается звонок в дверь. Открываю. Стоит тетка с полубезумными глазами и начинает на повышенных тонах у меня интересоваться, будет ли она сегодня спать. Я сказал, что по этому вопросу совершенно не в курсе, да и даже не понимаю, зачем меня в этот курс вводить. На что дама, явно пытаясь вогнать саму себя в истерику, начинает шипеть, что с таким соседом сверху ей теперь спать совершенно невозможно из-за дикого шума.

Я от этого прихожу в совершеннейшее офигение. Потому что тише меня соседа и не сыскать. Семья у меня в Испании, я дома один. Музыку не слушаю, телевизор не включаю. Кино смотрю, да, но и тут засада - я кино смотрю в наушниках.

Думаю - может, я ее как-то не так понял или она меня с кем-то спутала. Начинаю разбираться, что там не так. Через десять минут маловразумительного разговора я выяснил шокирующие вещи. Оказывается, я имею наглость после 22 часов, до которых разрешается шуметь, ходить по своей собственной квартире. В мягких домашних тапочках, которые создают совершенно оглушительный шум. Кроме того, я еще совершенно бессовестно отодвигаю офисное кресло на колесиках, чтобы сесть за стол с компьютером. И потом я еще его и нагло снова отодвигаю, когда мне нужно встать. И это все создает такой адский шум, что тетка совершенно не может спать. Но я должен остерегаться. Она найдет на меня управу. Она напишет заявление в милицию.

Я интересуюсь, что же там такого будет написано в заявлении: что некий гражданин имеет наглость ходить по своей квартире в домашних тапочках и еще и злостно садится в собственное кресло? Это тогда тогда уж лучше сразу в Конституционный Суд подавать, советую я даме и закрываю дверь.

Ее счастье, что я - человек совершенно незлобливый. Конечно же, после этого увлекательнейшего разговора мне страшно захотелось сменить домашние тапочки на кирзовые сапоги, а также вытащить палас из-под кресла и постелить туда лист железа. Но, с другой стороны, тетка и так сумасшедшая, чего ее еще и добивать-то, правильно? Наверняка у нее жизнь невеселая, раз домашние тапочки соседа сверху создают ей такой дискомфорт. Впрочем, я уверен, что тетка не спит по совершенно другим причинам, а мои тапочки - повод на ком-то сорвать злость. И вот это я как-то понять и принять не могу - пусть злость на ком-нибудь другом срывает.

В тот приезд тетка еще несколько раз звонила в дверь - я ей просто не стал открывать.

В прошлый приезд, год назад, опять на следующий же день звонит в дверь, я ей сдуру открыл (совсем про нее забыл) и повторилась та же картина: десятиминутная разборка с угрозами подать заявление в милицию. Я ей в ответ на это посоветовал обратиться к хорошему психиатру - так толку-то, сказал я, будет явно больше.

Ну и в этот приезд, когда я снова про эту долбанутую и думать забыл, опять на следующий же день звонит в дверь. Открываю. И как-то совершенно на автомате начинаю орать: "¿Qué pasa, mujer? ¿Que quieres?"

Тетка на том же автомате что-то начинает орать про дикий шум, я ей в ответ ору: "No entiendo nada. ¿Por qué no te callas, coña? ¡Ven a tu apartamento, joder!" - и захлопываю дверь.

Тут интересно то, что больше она мне в дверь не звонила ни разу. В прошлые приезды фактически каждый день приходила побеседовать о домашних тапочках. В этот раз волшебный испанский язык, видать, сработал.

Так что имейте в виду. Хороший способ, между прочим.

Сегодня история была - прям анекдот. Понадобилось мне тут в банк скататься: оплатить кое-какие бумаги, на которых должна быть отметка банка об оплате, а заодно поменять машинку для автоматической оплаты проезда, у которой заканчивался срок действия. Машинка, кстати, называется забавным словом "телепахэ", причем звук "х" нужно произносить как при заболевании обструктивным бронхитом, сопровождаемым жуткой мокротой.

Ну, написал менеджеру Джосепу Джоэлевичу Пуджолю, который как брат мне. Можно ли, спросил в письме, поменять телепахэ на какую-нибудь поновее, а то эта скоро протухнет, а меня весна зовет в дорогу. А вот как раз, отвечает Джосеп, твоя новая машинка и приехала, заезжай в любой момент.

Приезжаю в банк. Джосеп Джоэлевич, как обычно это и бывает, присутствует в виде Джосепа Джоэлевича Шредингера, то есть пиджак его висит, а сам Джосеп Джоэлевич, видать, вкушает круассан с кофе в соседней кафешке. Банки ведь тут работают только до обеда, но обед - это одно, а ланч - это совершенно другое и это святое. Почти такое же святое, как и обед.

Ладно, думаю, пока бумаги у операционистки оплачу, благо операционистка на месте и в очереди всего два человека: какой-то, судя по внешнему виду, каталан и школьница - судя по всему, латинка. Спросил по-испански, кто последний, занял очередь за школьницей.

Заходит тетя, по виду - типичная каталанка. В сапогах и чуть ли не в шубе - зима все-таки, на улице четырнадцать градусов. Спрашивает на каталанском, кто последний, занимает за мной, а пока, чтобы два раза не вставать, пытается что-то там сделать с банкоматом. И банкомат ей что-то делает не так. Тетя на каталанском спрашивает операционистку, почему банкомат ей какую-то бумажку не выдает, а операционистка ей отвечает, что банкомат сегодня бумажки не выдает, так что его только если доить на предмет получения денег (по-испански наличка смешно называется - эффективо).

Заходит еще одна тетя, а та тетя, которая развлекается с автоматом вдруг говорит по-русски: "О, Наташка, привет, сколько лет, сколько зим". Ну и они начинают обмениваться мнениями по поводу предстоящий на завтра всекаталанской забастовки в честь Индепенденсии. При этом первая тетя, заговорившись, отходит спиной от банкомата и натыкается на меня. Начинает на испанском извиняться.

- Да ничего-ничего, - говорю я ей по-русски, - все нормально.

Тут девочка-латинка почему-то начинает хихикать и говорит:

- Прикол, одни русские кругом.

- Ни фига, - отвечает по-русски мужик-каталан. - Я, например, белорус.

И ржать начинает весь банк.

Конечно, смешнее всего было, если бы операционистка тоже оказалась русской, но вот тут врать не буду - она действительно каталанка, я ее пять лет знаю. И она с большим удивлением смотрела на группу клиентов, которые вдруг заговорили на совершенно непонятном языке.

Джосеп Джоэлевич, кстати, так и не пришел, но мне операционистка поменяла телепахэ с обструктивным бронхитом, так что все в порядке.

Во сне познакомился с дамой выдающейся красоты. Повел ее в хороший ресторан, где накормил очень питательным низкоуглеводистым ужином с содержанием жиров где-то 70% и белков где-то 20%. За ужином выяснилось, что дама - круглая дура. Совершенно незамутненная. А я совершенно не переношу что круглых дур, что овальных, что даже квадратных. Не знаю, вероятно, это что-то гормональное. Дама должна быть умной - и за это я ей готов простить что угодно, даже неземную красоту.

Ну, подумал я во сне, пора линять. Вызвал даме GetTaxi. На немой вопрос, который плескался в ее бездонных голубых глазах, сказал:

- Прости, милая, я не могу сейчас с тобой поехать, у меня - мартовские иды.

- А я всегда думала, - ответила милая, - что мартовские иды бывают только у женщин.

- У мужчин тоже бывают, - признался я ей. - Мы, мужчины, очень загадочные.

Отправил даму на такси, вызвал GetTaxi себе. Машина приехала быстро, поехал домой. И в дороге подумал: а я ведь нахожусь во сне. Я знал, что я нахожусь во сне, потому что гулял по центру Москвы, а при этом находился в Испании. Так вот, подумал я во сне, GetTaxi я вызвал во сне, а оплату поездки они у меня наяву случайно не спишут? У них ведь есть данные моей карточки.

Дальнейший сон меня уже перестал интересовать и я стал мучительно просыпаться, тем более что мне предстояло перемещение из Москвы обратно в Испанию. Впрочем, такие вещи во сне происходят довольно быстро.

Проснулся. Посмеялся над сном - ну как можно было подумать, что за поездку во сне у меня снимут деньги с карточки? Бред какой-то.

Встал, умылся, заварил себе чайку, сел за компьютер. Почти на автомате проверил выписку с карты. Нет, не списали, слава богу.

Врач посоветовала при болях в горле полоскать горло коньяком. Не чистым, конечно, а на полстакана теплой воды добавлять столовую ложку коньяка. Говорит - хорошо дезинфицирует и выводит заразу.

Ну, раз врач велит - пошел в магазин за коньяком. Купил маленькую бутылочку какого-то то ли "Старого Кенигсберга", то ли "Молодого Бутово" - мне ж действительно полоскать, а не пить, я коньяк вообще не люблю.

Купил. По дороге обратно у подъезда встретил соседа - Юрца. Юрец увидел бутылочку, оживился и заорал:

- Леха ханки прикупил, гуляем. Нальешь стаканчик передовику труда?

(Передовик труда летом действительно работает: возит жену с тещей на дачу и вообще не пьет, так как постоянно за рулем. Зато зимой Юрец бухает беспробудно: компенсирует трезвое лето.)

Я ему объясняю, что это не пить, это горло полоскать, врач посоветовал. Юрец скривился и только хотел было сказать мне какую-нибудь гадость из серии "думаешь если очки нацепил, так можно издеваться над трудовым человеком", как вдруг до него что-то дошло, лицо оживилось, Юрец вмиг оценил открывающиеся перспективы этого медицинского назначения, после чего рванул дверь подъезда и побежал к жене, вопя на ходу:

- Люсь, Люсь, что-то у меня горло сильно разболелось...

Вот так мудрый врач помог сразу двум трудовым людям.

В июле когда выходил на ежедневную прогулку - обратил внимание на одну русскую туристку, которую я во время прогулки видел каждый день на одном и том же месте на протяжении двух недель. Она всегда сидела на одной и той же лавочке, стоящей рядом с платановой аллеей, и загорала, причем будучи полностью одетой даже в 33-градусную жару. Загорала она только лицом, и лицо у нее с каждым днем становилось все коричневее и коричневее.

Что интересно, она все время сидела с закрытыми глазами (веки тоже должны загореть), но когда я проходил мимо нее - она глаза обязательно открывала.

За две недели и она ко мне привыкла, и я к ней привык. И когда через две недели вдруг не обнаружил ее на привычном месте - даже как-то и расстроился. Потому что она за две недели дозагоралась до Анжелы Дэвис, и я все думал, сумеет ли она дойти до уровня Джимона Хонсу. Но до Хонсу она не дотянула и вернулась домой.

И вот сегодня иду - сидит на привычном месте, снова приехала. И снова загорает. Анжела Дэвис за прошедшие три месяца у нее сошла вплоть до позднего Майкла Джексона, так что теперь надо наверстывать упущенное.

Мне она тоже обрадовалась, даже помахала, чего раньше никогда не делала. Но теперь, чего уж, есть у нее что-то родное в Калейе - а именно Экслер, который мимо нее каждый день проносится туда-сюда со скоростью 10 километров в полтора часа.

Был у нас в доме на Большой Академической парень лет тридцати, которого все звали Серёня. Он отличался двумя качествами. Во-первых, Серёня всегда ходил в белой рубашке. Причем относительно чистой. Во-вторых, Серёня всегда был пьян. В трезвом состоянии я его не видел никогда. Он перманентно был конкретно под газом.

Я не знаю, где он работал и работал ли вообще. Впрочем, с утра в будни Серёни обычно видно не было, а к вечеру он обязательно появлялся во дворе - в белой рубашке и пьяный.

Кстати, вел он себя всегда очень пристойно: никогда не буянил, не дрался. Некоторых персонажей во хмелю тянет на подвиги, а Серёня от алкоголя впадал в легкую поэтическую флегму и становился просто малозаметной частью пейзажа.

Впрочем, пару раз, когда я во дворе возился с машиной, Серёня ко мне подходил и пытался пообщаться, но в силу алкогольного переутомления его возможности вербального обмена мыслями были крайне ограничены, поэтому я так и не понял, что он мне вообще пытался сказать.

А потом Серёня помер. Я об этом узнал случайно - от его бабушки, с которой Серёня жил в нашем доме. Бабушка во дворе встретила свою знакомую, та у нее спросила, как там Серёня, и бабушка, смущенно улыбаясь, сказала, что Серёня помер. А улыбалась бабушка потому, что в ее жизни какие-то яркие события происходили крайне редко, а тут - серьезный повод как следует пообсуждать.

Надо же, заохала знакомая, он же был совсем молодой. В белой рубашке всегда ходил, такой опрятный, добавила она. И замолчала. Больше о Серёне, в общем-то, сказать было нечего. В белой рубашке всегда ходил.

P.S. Чего я его сейчас вдруг вспомнил? Да проезжал вчера эти места.

Что-то вспомнилось. Был у меня в Москве сосед по имени Юрец. Летом Юрец на своей старенькой "японке" исправно возил жену на дачу, а всю зиму машина стояла на приколе, потому что зимой Юрец бухал - я об этом писал.

И вот как-то зимой выхожу я во двор, иду к своей машине и начинаю ее чистить от снега. Из подъезда напротив машины вдруг выходит Юрец. Соответствующего, надо сказать, вида: мешки под глазами такие, что пятьдесят кило картошки туда можно положить. Тяжело дышит, смотрит на мир невидящими глазами.

- Ну что, Юрец, как дела? - спрашиваю я его - чисто из вежливости.

- Да что-то я сегодня не в парадигме, - хрипло отвечает Юрец, вздыхает и отправляется в сторону магазина за очередной порцией алкоголя.

Ян рассказал забавную историю.

Наверняка многие помнят, как в Советском Союзе и в России в девяностых лечили пульпит. Человек с больным зубом приходил к врачу, тот прокалывал иголкой камеру в зубе, под которой скрывался нерв, помещал туда капельку с мышьяком, после чего зуб болел ровно сорок минут, потом боль проходила и нерв был уже умерщвлен. Далее пациент снова приходил к врачу и тот уже спокойно манипулировал с зубом безо всякого обезболивающего.

В Европе же этот способ то ли не знали вообще, то ли использовали еще при царе Горохе, из-за чего могли возникать забавные ситуация, как вот тогда с Яном.

В девяностых собрался он как-то в очередной раз в Испанию. Перед этим встретился со своим знакомым дантистом и сказал ему, что поедет в Испанию на все лето. Дантист оживился и попросил Яна у местных дантистов выпросить немножко мышьячка - мол, в Москве с этим делом стало совсем плохо, работать не с чем.

Ян поехал в Испанию, там у него разболелся зуб и Ян пошел к местному испанскому дантисту. Когда ему все сделали, Ян вдруг вспомнил просьбу московского врача и попросил у испанского дантиста немного мышьяка.

- А тебе для чего? - вытаращил глаза врач.

- Для моего российского дантиста, - объяснил Ян.

- А он что - так плохо лечит? - совсем удивился врач.

Ян понял, что произошло недоразумение и объяснил непонятливому испанцу, что мышьяк - вовсе не для врача. Просто в России зубы лечат по-другому: там когда к врачу приходит человек с больным зубом, ему дают мышьяк.

Испанец совершенно обалдел и спросил:

- Слушай, а лечить их у вас там даже и не пробуют, что ли?

P.S. А я что-то вспомнил врача-убийцу из своей школьной юности. Разболелся у меня зуб. Идти к местным коновалам мне не хотелось, и я пошел к врачу, которого посоветовала дама с отцовской работы. Мол, такой врач, такой врач. Лечит легко и нежно. Хотя и за деньги.

Пришел я к этому врачу. Как сейчас помню - здоровенный бородатый мужик, который был страстным курильщиком, так что у него от рук жутко воняло табачищем. Он мне поставил мышьяк, но не как его ставят все врачи - прокалывая камеру, - а без прокалывания. Поначалу даже и не болело, чему я наивно обрадовался. А зря. Потому что потом стало болеть ТАК, что я от боли вообще ничего не соображал. И болело не один час. Помнится, я тогда вышел из метро и куда-то пошел. Обнаружил себя непонятно где только через полчаса - я просто был в отключке.

Причем таким садистским способом мышьяк нерв так и не убил. Я потом приходил к этому "врачу", он мне все время ставил какие-то лекарства, которые должны были добить нерв, в результате зуб так и разрушился - пришлось вырывать. Вот такие врачи бывают. Надеюсь, ему воздалось за доброту.